На главную / Капитализм и социализм / А. И. Фет. Латинская Америка и иллюзии американских радикалов

А. И. Фет. Латинская Америка и иллюзии американских радикалов

| Печать |


2. (Общественный строй в Латинской Америке к середине 20 века)

К середине двадцатого века в Латинской Америке сложился общественный строй, который я сейчас опишу. Вы сами сможете судить, насколько это мое описание соответствует вашим знаниям и представлениям, но я уверен, что здесь больших расхождений не будет, поскольку изображаемая историческая ситуация хорошо отражена в исследованиях социологов и историков, и в общих чертах не оспаривается никем.

В большинстве стран Латинской Америки сохранилось полуфеодальное, или даже почти феодальное общество, возникшее после колонизации, в котором главным видом производства было сельское хозяйство, с прибавлением в отдельных местах горнодобывающей промышленности, также устроенной на средневековый лад. Более «развитые», то есть более затронутые прямой колонизацией местности делились на «асьенды», помещичьи землевладения, в которых положение крестьян – «пеонов» – мало отличалось от положения крепостных в Европе раннего средневековья, а в ряде случаев напоминала положение рабов в древнем Риме. Для работы на плантациях ввозили также (до середины прошлого века) черных рабов из Африки, так что в Латинской Америке есть теперь и слой черного населения. Там, где возделывались плантационные культуры – сахарный тростник, кофе, рис, табак, бананы, хинин, кока, каучук, – или где велась хищническая эксплуатация лесов, пеоны находились практически в рабстве, даже если юридически они считались свободными, под начальством надсмотрщиков «классического» типа, известных в Соединенных Штатах в период рабовладельческого хозяйства на Юге. В асьендах, или латифундиях, крестьяне были в положении крепостных, если не юридически, то экономически порабощенные вечными долговыми обязательствами. Такое положение еще в девятнадцатом веке привело к ряду крестьянских восстаний, особенно в Мексике, где проводились земельные реформы, не намного улучшившие положение крестьян. Зависимость от государственной бюрократии, от банков и посредников-торговцев оказалась почти столь же тяжелой, как была зависимость от помещиков.

В промышленности, где главными продуктами были серебро, золото, медь, а в двадцатом веке также нефть, положение шахтеров также мало отличалось от рабства; при отсутствии механизмов, изнурительный ручной труд переносился лишь с помощью наркотического средства – листьев коки, и продолжительность жизни рабочих была коротка. Во вновь возникших центрах промышленности, в больших городах, таких как Рио да Жанейро, Сан-Паулу, Буэнос Айрес и Мехико, бегство крестьян в города создало обилие дешевой рабочей силы, и тем самым особенно благоприятные возможности для ее эксплуатации местными и иностранными капиталистами. Безработица в городах обеспечила промышленникам резерв рабочих рук, переполнив предместья обнищавшими людьми, готовыми на любую работу, и в значительной части пополняющих ряды преступного мира.

Почти поголовная неграмотность народов Латинской Америки препятствовала организованному профсоюзному движению и формированию политических партий. Политика была в Латинской Америке привилегией правящей элиты, преимущественно происходившей из «несмешанных» потомков колонизаторов, и отчасти из более поздних белых эмигрантов.

В более отдаленных областях, в джунглях и на горных плато Южной Америки жили индейские племена, сохранившие свой традиционный образ жизни, свои языки и остатки своей культуры. Эти племена, совершенно бесправные и презираемые государственной администрацией, подвергались всяческой эксплуатации и вымогательству, а при обнаружении в их местностях природных богатств беспощадно истреблялись. Эта практика продолжается и по сей день.

Феодальная структура латиноамериканского общества означала почти полное отсутствие доступного образования и здравоохранения, составлявшие привилегию имущих классов. Наложившаяся на этот уклад жизни урбанизация и миграция обнищавшего населения в промышленные центры привела к распаду семей, детской беспризорности и, вследствие этого, размножению молодежной преступности и проституции. Политические режимы стран Латинской Америки легко мирятся с «фавелами», районами трущоб вокруг больших городов, и ничего не делают, чтобы помочь их обитателям. Социальное расслоение в Латинской Америке гораздо более жестко, чем в развитых капиталистических странах. Общество более очевидным образом делится на бедных и богатых, бесправных и привилегированных. Господствующие классы афишируют свое богатство и власть, демонстрируя презрение к простому народу нередко в тех же формах, как в Средние века.

 


Страница 3 из 10 Все страницы

< Предыдущая Следующая >
 

Вы можете прокомментировать эту статью.


Защитный код
Обновить

наверх^