На главную / Капитализм и социализм / Р.Г.Хлебопрос. Лекция о книге А.И.Фета «Инстинкт и социальное поведение». Расшифровка аудиозаписи.

Р.Г.Хлебопрос. Лекция о книге А.И.Фета «Инстинкт и социальное поведение». Расшифровка аудиозаписи.

| Печать |


СОДЕРЖАНИЕ

  1. Р.Г.Хлебопрос. Лекция о книге А.И.Фета «Инстинкт и социальное поведение». Расшифровка аудиозаписи. (текущая позиция)
  2. Страница 2
  3. Страница 3
  4. Страница 4
  5. Страница 5

Я хочу рассказать о книге Абрама Ильича Фета, которая называется «Инстинкт и социальное поведение». Она вышла в свет примерно два года назад, и мое отношение к ней изложено было в предисловии к этой книге, но если бы я сейчас писал это предисловие – оно было бы другим. И поскольку я буду его писать, я действительно напишу другое. Цель, которую я перед собой ставлю такая… я, конечно, расскажу содержание этой книги, но не в том смысле, что это будет какой-то облегченный вариант,… адаптированный к слушателям по содержанию. Главная моя цель – это дать оценку этой книге в потоке культуры конца XX начала XXI века. Я попробую Вам, при изложении содержания, не только высказать свое отношение к этой книге, но и постараюсь его так или иначе обосновать, так чтобы помочь Вам в той оценке, которая будет возникать у Вас, когда Вы действительно начнете ее читать.

Теперь, содержание доклада моего.

Сначала, я попробую ее просто рассказать, потом, я сделаю то, что я с самого начала сказал – я буду в основном заниматься ее оценкой, и, в-третьих, я попробую рассказать об Абраме Ильиче Фете, как о человеке.

Итак, я начну.

Человечество возникло сравнительно недавно. Это один из наиболее молодых видов, который живет на земле. В принципе, путь к человеку начался, вероятно, 16 млн. лет назад, когда среди живых существ, появились существа, основным преимуществом которых перед другими, был разум. Или то, что мы сейчас называем разумом, т.е. умение думать, умение запоминать и принимать решения. Вы знаете, что у некоторых видов главное – сила или зубы, хобот, длина шеи или еще что-нибудь в этом роде, умение быстро бегать… А у некоторых существ, примерно 16 млн. лет назад, начало такое важное преимущество развиваться – быть умнее других. С самого начала, по-видимому, все эти виды – их было много, полтора десятка не меньше… их уже сейчас обнаружено полтора десятка… С самого начала эти виды были лишены одного очень важного свойства, свойственного почти всем видам, за очень редким исключением. Дело в том, что есть такой инстинкт внутривидовой агрессии. Он недавно вновь переоткрыт, но как явление он существует очень давно. Т.е. Вы понимаете, что, например, самец должен конкурировать с другими самцами за пищу, за жизнь и за право оставить потомство. Так вот, эта конкуренция и является ярким свидетельством внутривидовой агрессии, она лежит в основе. Внутривидовая агрессия у всех видов, за исключением вот этих, пошедших по пути ума, ограничена, и не приводит к убийству. Борьба идет, но убийства нет. Если Вы наблюдательные люди, то Вы можете заметить, что, например, две собаки начали между собой конкурировать за сучку – никто из них не убивает друг друга. На определенном этапе решается вопрос, кто сильнее, и с этого момента все кончается. Есть специальные меры поведения, которые прекращают эту агрессию. Это очень важно, потому что если бы этот инстинкт был доведен до убийства, то эти виды проигрывали бы в борьбе с другими видами. Т.е. с агрессией между видами. Умение ограничить свою агрессию, особенно важно для видов, которые могут убить друг друга, например для хищников. Зайцы иногда во время борьбы убивают друг друга, просто потому, что они заранее не убивают, и, стукая друг дружку, желая показать свои силы, они иногда могут переусердствовать. Так вот у тех видов, о которых я говорил, которые пошли по пути разума и являются нашими троюродными и всякими другими братьями и сестрами, у них это ограничение почему-то исчезло. Может быть, именно поэтому они тоже исчезли. Единственный вид, который остался с таким свойством, это мы… среди приматов. А среди неприматов есть еще такие виды, например, крысы. У них не борьба за самку или самца. Они живут большими стаями, и когда попадает к ним чужая крыса, она, обнаружив это по запаху, тут же начинает кричать в смертельном ужасе, и она права. Она обречена на ужасную смерть – ее раздирают на части. Кроме этих двух видов, я, честно говоря, других не знаю, но говорят, что они есть.

Так вот, первое, что мы унаследовали, когда стали людьми, а стали мы ими примерно 200 тыс. лет назад, это отсутствие запрета на внутривидовое убийство. Агрессивность доведена до права, и даже до обязанности, убивать.

Переоткрыл это сравнительно недавно Лоренц и объяснил, насколько это опасно для ныне существующего человека. Если речь идет о современном человеке, то многие его грехи связаны, так или иначе, с отсутствием этого запрета. В принципе, социальных инстинктов, на самом деле много и один из социальных инстинктов, который мы унаследовали, это фактически отсутствие социальной компоненты в нашем инстинкте. Повторюсь, у животных очень много различных социальных инстинктов. Например, если Вы будете наблюдать, как летят насекомые, иногда это облако комаров… то они летят, летят, а потом, вдруг, хором поворачивают. Если Вы занимаетесь рыбной ловлей и видите небольшую стайку рыбок – а в океане можно увидеть и большую – то они рано или поздно все хором поворачивают. Это инстинкт. Во-первых, инстинкт их собрал в кучу, а во-вторых, позволяет им почти моментально, не сговариваясь повернуть, для этого существует специальный механизм. Конечно, такие механизмы есть и у человека. Когда наступает очень большая тревога, мы очень быстро сплачиваемся. Целые народы могут сплотиться в течение очень небольшого времени. Когда началась война, я был уже достаточно большим мальчишкой, и меня поразило, с какой скоростью советский народ собрался с силами. Вероятно, немцы обладали тем же свойством, просто я на их стороне в это время не был. А когда горит что-нибудь, когда бомбят и т.д. то скорость реакции необычайна, и она, конечно, инстинктивна. Она не только культурная. В армии это усилено культурными традициями, военными традициями, но это только усиленно, это есть на самом деле просто заранее.

Галки, например, беззаветно защищают своих подруг, когда нападает коршун. Производит очень сильное впечатление, когда здоровая и крепкая птица – коршун – боится напасть на эту галочью стаю. Подобного рода инстинкты поддерживаются следующим образом: невыполнение означает отсутствие потомства. Почему это так? Есть у всех живых существ, во всяком случае, у более менее высших животных, есть некое подобие иерархии. И занятие в иерархии более выгодного места очень важное обстоятельство, потому что оно дает громадное преимущество в размножении. Разница в размножении ведущей пары волков в стае и всех остальных – в сотни раз, потому что большинство членов стаи не имеют право вообще размножаться. И они не размножаются! А размножаются только верхние, иногда одна, иногда две-три пары. За редким исключением, все остальные не только не едят, они даже не размножаются без разрешения. Поэтому в иерархии… Вот мы видим, человек с самого детства хочет обогнать всех или выигрывать в шахматы, это заложенное стремление первенство – оно совершенно инстинктивное, в нем ничего плохого нет. Но нарушение инстинктов немедленно ведет к понижению иерархии. Это обстоятельство существует у всех социально-организованных существ, в т.ч. у человека.

Я специально потратил сравнительно много времени, для того чтобы объяснить Вам, с чего мы начали. Мы начали с обыкновенных социальных инстинктов, добавив к ним всего два.

Началом человечества многие считают, и я придерживаюсь этой точки зрения, момент, когда человек заговорил. Появление языка – предтеча всей нашей истории, появления всей нашей культуры. В начале появился язык, а уже потом так называемое культурное наследие. Вообще, культурное наследие существует не только у нас. Ошибка многих заключается в том, что они полагают, что у нас и инстинкты и культура, а у всех прочих это не так. Приведу пример. В Канаде, где-то лет 30-40 тому назад, были проведены опыты с волками. Это очень знаменитые опыты, они много раз обсуждались. Вот в чем они состояли. Он брал волчат одного и того же возраста, помещал их в очень большой загон, бросал им, время от времени, большое или небольшое количество (в зависимости от их размера) оленины и они таким образом кормились. Самое главное – возникала иерархия. Возникал ведущий, его напарница и т.д. Он потом брал старший возраст и младший возраст и тогда из старшего возраста обязательно возникал ведущий. В результате, он убедился, что физическая сила у волков лежит в основе иерархии. Просто физическая сила. У нас это не так, к счастью :)

 


Страница 1 из 5 Все страницы

< Предыдущая Следующая >
 

Вы можете прокомментировать эту статью.


Защитный код
Обновить

наверх^