На главную / Образование и воспитание / А. В. Гладкий. О законодательной регламентации образования

А. В. Гладкий. О законодательной регламентации образования

| Печать |


СОДЕРЖАНИЕ

  1. А. В. Гладкий. О законодательной регламентации образования (текущая позиция)
  2. Страница 2
  3. Страница 3
  4. Страница 4

Предуведомление

Эта статья была написана в 1995 г. и опубликована в 1996 г. в 1-м номере мало до кого дошедшего "Нового педагогического журнала".1 За прошедшее с тех пор время произошло новое усиление произвола чиновников. После окончания "эры Ельцина" они затеяли разрушительную реформу образования, не оглядываясь на действующий закон, который, как он ни плох, мог бы все же в какой-то степени ограничить их произвол, если бы его соблюдали. Примечательно, что на закон не ссылаются в своей аргументации и противники реформы (а их немало). Похоже, что у нас установилось отношение к закону об образовании как к ничего не значащей бумажке.

Но сколько-нибудь приличный уровень образования в стране возможен только при условии, что оно будет регулироваться законом, а не произволом. Поэтому нельзя переставать думать о том, каким мог бы быть хороший закон об образовании, даже если не видно никакой перспективы принятия такого закона в обозримом будущем. Иначе возможность установить в образовании лучшие порядки, когда она возникнет, снова застанет нас врасплох, как в начале 90-х годов.

 

 

Автор

Уже больше сорока лет я преподаю в высших учебных заведениях, но о проблемах законодательной регламентации образования начал размышлять всего пять лет назад, после того как попытался вступиться за молодого преподавателя, которого беспринципный и невежественный ректор преследовал за нежелание мириться с массовым списыванием на зачетах. Заступничество было безуспешным: уволили не только моего подзащитного, но и меня самого. Но по ходу дела мне пришлось познакомиться с нормативными документами, касающимися высшей школы, и я убедился, что они ставят преподавателей, не говоря о студентах, в полную зависимость от ректора, и в любом споре с ректором преподаватель всегда окажется виноватым. Притом эти документы представляют собой не законы, а "положения", издаваемые министерством; поэтому действия ректора нельзя обжаловать в судебном порядке. И тогда я понял: нужно добиться, чтобы образовательная деятельность регулировалась не служебными инструкциями, а законами, принятыми парламентом. В эти законы должны войти нормы, имеющие принципиальное значение, а все остальное должно решаться самими учебными заведениями - разумеется, демократически управляемыми. Все формулировки должны быть четкими, конкретными и достаточно подробными, чтобы исключить возможность произвольного толкования.

Как раз в то время на глазах разваливалась старая власть; многие, и я в том числе, надеялись, что вместе с ней придет конец всесилию чиновников. Я узнал, что в комитете по образованию и науке нового Верховного Совета России разрабатывается проект закона об образовании. Мне удалось раздобыть этот проект, но он меня разочаровал. В нем были, правда, некоторые хорошие идеи - в частности, идея государственного образовательного стандарта, которая при тщательной разработке могла бы лечь в основу механизма, позволяющего в условиях свободы учебных заведений обеспечить должный уровень подготовки учащихся, - и провозглашались прекрасные принципы: "свободное развитие личности", "свобода и плюрализм в области образования" и т.п. Но не было никаких конкретных норм и механизмов, гарантирующих соблюдение этих принципов и проведение в жизнь хороших идей.

Тогда я решил попытаться разработать альтернативный проект. Первый вариант я отдал на суд товарищей, тоже опытных педагогов, и переработал с учетом их критики. До парламентского комитета мой проект дошел, но не обсуждался ни в нем, ни тем более в Верховном Совете. Законом стал официальный проект, еще ухудшенный по сравнению с первоначальным вариантом. Несмотря на некоторые уступки веяниям времени, этот закон фактически оставил образование в бесконтрольной власти чиновников. Написан он нечетко, сбивчиво, изобилует противоречиями, делающими некоторые его части вообще неисполнимыми. Есть формулировки, в том числе относящиеся к очень важным вопросам, о смысле которых можно только догадываться. Все это открывает широкую дорогу произволу; и в самом деле начальственный произвол за последние годы не только не ослабел, но заметно усилился - прежде всего за счет усиления власти "низового" начальства. (В частности, ректор высшего учебного заведения превратился из удельного князька, каким он был пять лет назад, почти в самодержавного монарха.)

Нынешнее равнодушие нашего общества к образованию, помноженное на исконное равнодушие к законности, может привести к тому, что у нас долго еще не будет удовлетворительных законов об образовании. А это будет означать сохранение власти чиновников и рост всеобщей безответственности. Поэтому необходимо всячески добиваться, как это ни трудно, чтобы общественное мнение осознало всю важность правового регулирования образования.

Когда я сейчас заново обдумываю свой проект, мне по-прежнему представляется, что при всем его очевидном юридическом несовершенстве (я не юрист, и среди друзей, помогавших мне своей критикой, тоже не было юристов) и при столь же очевидной недоработанности многих положений (по сравнению с тем, что должно быть, а не с нынешним законом) он мог бы послужить основой для разработки действенного закона об образовании, который впоследствии был бы дополнен законами, более подробно регламентирующими начальное, среднее, высшее образование, дошкольное воспитание и т. д. по отдельности. Поэтому я решаюсь заново изложить сейчас главные принципы этого проекта.

 

I

Основная цель закона об образовании - создание правовых норм и механизмов, которые позволили бы обеспечить, с одной стороны, реальную самостоятельность образовательных учреждений и демократический характер управления ими, с другой - эффективный контроль за уровнем образования и соблюдением прав учащихся, педагогов и родителей.

Основными принципами образования должны быть: самостоятельность образовательных учреждений, невмешательство государственных органов, местных органов самоуправления и общественных организаций в их внутреннюю жизнь; связь образования с культурными традициями; уважение личности; независимость образования от политики; светский характер образования; недопустимость милитаризации образования и использования его для пропаганды насилия, расовой, национальной или религиозной исключительности.

Закон должен предусматривать: запрещение деятельности в образовательных учреждениях и органах по образованию организаций политических партий, общественно-политических и религиозных движений; запрещение прямого или завуалированного преподавания вероучений и миссионерской деятельности религиозных организаций в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, а также в образовательных учреждениях, полностью или частично финансируемых государством или органами местного самоуправления либо получающих от них иную материальную поддержку; запрещение проведения в мирное время военной подготовки и хранения оружия во всех образовательных учреждениях, кроме тех, которые готовят кадры для вооруженных сил и правоохранительных органов, причем в такие образовательные учреждения должны приниматься лишь совершеннолетние граждане России.

 


1"Новый педагогический журнал" издавался в Петербурге в 1996-97 гг. тиражом 600 экз. Вышло всего 4 номера.

 

 


Страница 1 из 4 Все страницы

< Предыдущая Следующая >
 

Вы можете прокомментировать эту статью.


Защитный код
Обновить

наверх^