На главную / История и социология / Русское взяточничество как социально-историческое явление

Русское взяточничество как социально-историческое явление

| Печать |

Предлагаемая статья П. А. Берлина * П. А. Берлин (1877-1962), русский публицист, печатался в журналах «Современный мир», «Научное обозрение», «Вестник Европы», «Новая жизнь» и др. Эмигрировал в Европу в 1922 г., с 1928 г. жил во Франции, публиковался в газете «Новое русское слово», «Новом журнале», сотрудничал с Троцким в журнале «Социалистический вестник», и др. была напечатана сто лет назад в журнале «Современный мир», № 8 за 1910 г., но до сих пор не утратила своей злободневности. Для сайта подготовлена Валерием Кузнецовым.

I

Нескончаемою вереницею тянутся сенаторские ревизии за ревизиями, идут газетные разоблачения за разоблачениями. И повсюду встает одна и та же, лишь в деталях разнящаяся картина. Воистину «от хладных финских скал до пламенной Колхиды» сенаторские ревизии и газетные разоблачения открывают обширные гнезда крупных, тучных, насосавшихся денег взяточников, а около них кружатся целые вереницы более мелких взяточников, более тощих. У казенного сундука, на который упадет испытующий взор ревизора, стоит жадная толпа взяткополучателей и взяткодавцев. И крышка этого сундука гостеприимно раскрывается перед людьми, сумевшими в соответствующий момент дать соответствующему человеку соответствующую взятку.

Сейчас за взяточников взялись очень основательно. За границей уже успела образоваться целая колония своеобразных эмигрантов – бывших взяточников, которые, почувствовав у своего ворота простертую длань ревизора, бежали. Было среди взяточников даже несколько случаев самоубийств. У человека наивного и доверчивого под влиянием этих фактов может сложиться уверенность, что российскому взяточничеству пришел конец …

Но если взглянуть на длинную историю российского взяточничества и казнокрадства, то нетрудно убедиться, что не сенаторским ревизиям вырубить из русской жизни взяточничество, пустившее глубокие и разветвленные корни в историческую почву.

На казанском процессе интендантов * 1909-1910 г. г. в Казани проводилась сенаторская ревизия под руководством сенатора, действительного тайного советника. Н. П. Гарина. Она завершилась громким судебным процессом, выявившим хищения и взятки на миллионы рублей. Речь прокурора длилась 6 часов, но процесс увенчался смехотворным приговором: 3-х интендантов, в чине штабс-капитанов осудили к лишению свободы от 1 г. до 3-х, еще 2-х помиловали. Что касается главных обвиняемых, состоявших в полковничьих и генеральских чинах, то в отношении их приговор гласил: «Лихоимство имело место, но за давностью наказанию не подлежит». один из «сознательных» подсудимых, очевидно награжденный философским складом ума, глубокомысленно и вполне основательно заметил, что на Руси исстари, по крайней мере, с Петра Великого взяточничество широко практиковалось. И конечно началось оно на Руси не нынешними интендантами и, увы, не ими кончится.

Через всю нашу историю, лишь меняя форму, увеличивая и уменьшая размеры, тянется колоссальное взяточничество, которым пользуются как отмычкой к казенным сундукам. Причем характерно, что по следам взяточников неизменно мчались ревизии, и репрессии жестоко обрушивались на горсть пойманных взяточников, но целые войска не пойманных взяточников отпускались с миром.

По рассказу историка С. Соловьева * С. М. Соловьев (1820-1879), историк, академик СПб АН, ректор московского ун-та (1871-1877). Основной труд «История России с древнейших времен» т.1-29 (1851-1879). , Петр, слушая однажды в сенате дело о казнокрадах, пригрозил издать указ, в силу которого каждый, кто украдет у казны хоть столько, что на краденное можно купить веревку – будет на ней повешен. Генерал-прокурор Ягужинский * П. И. Ягужинский (1683-1736), граф, государственный деятель, дипломат, один из ближайших сподвижников Петра I. С 1772 г. генерал-прокурор Сената. раздраженно заметил: «Вы хотите остаться императором без подданных? Мы все воруем с тем только различием, что один больше и приметнее, чем другой».

Несмотря на неизбежные батога взяточничество процветало. Иностранец Вебер, посетив Россию в царствование Петра, писал: «На чиновников здесь смотрят, как на хищных птиц, они думают, что с вступлением их на должность им предоставлено право высасывать народ до костей и на разрушении его благосостояния основывать свое счастье».

На протяжении всего VIII в. шла упорная и бесплодная борьба со взяточниками. Их били кнутами и увещевали особыми указами. «Ненасытная алчба корысти,– читаем мы в указе императрицы Елизаветы,– дошла до того, что некоторые места, учрежденные для правосудия, сделались торжищем, лихоимство и пристрастие – предводительством судей, а потворство и опущение – одобрением беззаконникам».

При Екатерине Великой * Екатерина II, (1729-1796), российская императрица, свергла мужа, Петра III, убитого впоследствии ее фаворитом, графом Г. Г. Орловым. Пыталась реформировать страну: реорганизовала Сенат, отменила гетманство на Украине, возглавила комиссию по разработке свода законов российской империи, составив для нее «Наказ», в котором использовала идеи Монтескье, Сочиняла комедии, издавала сатирический журнал «Всякая всячина», переписывалась с Дидро, Вольтером, выдавая свое царствование за «эпоху просвещенного абсолютизма». Хотя с пугачевцами в 1775 г. расправилась по-азиатски. взяточников также усердно полосовали кнутом и увещевали: «Многократно в народ печатными указами было повторяемо, что взятки и мздоимство развращают правосудие и утесняют бедствующих. Сей, вкоренившийся на суде порок, при восшествии нашем на престол перво всего принудил нас в 1762 г. июля 18 дня манифестом объявить в народ наше матернее увещевание, дабы те, которые заражены сею страстью, отправляя суд так, как дело Божие, воздерживалися от такого зла, а в случае их преступления и за тем нашим увещеванием не ожидали бы более нашего помилования. Но к чрезвычайному нашему сожалению открылось, что и теперь нашлися такие, которые лихоимствовали в утеснение многих и в повреждение нашего интереса, а что паче всего, будучи сами начальствующие и одолженные собою представлять образ хранения законов подчиненным своим, те самые преступниками учинилися и их в то же зло завели».

И Екатерина не только не искоренила, как собиралась, казнокрадство, но вынужден была терпеть его и даже примириться с ним в собственном дворце. Когда французский посланник граф Сегюр указал Екатерине на казнокрадство дворцовых чиновников, та мирно ответила: «Вы отчасти правы, отчасти нет, любезный граф, что меня обкрадывают, как и других, с этим я согласна. И в этом уверилась сама, собственными глазами, потому что раз утром рано видела из моего окна, как потихоньку выносили из дворца огромные корзины и, разумеется, не пустые» * Сегюр Луи-Филипп, граф де (1753-1830), участвовал в освободительной американской войне (1775-1789). в 1783 г. назначен был послом в СПб, где пользовался расположением императрицы. См. гр. Сегюр «Записки о пребывании в России», СПб-1865, с. 95 .

В последующие царствования взяточничество и казнокрадство разрастались. А «ревизии» обнаруживали полное свое бессилие и бесплодие. Русские государи вынуждены были один за другим признать это в борьбе с повальным казнокрадством. Александр I * Александр I (1777-1825), с 1801 г. российский император. Провел умеренно либеральные реформы, разработанные М. М. Сперанским. Присоединил Восточную Грузию (1801), Финляндию (1809), Бессарабию (1812), ряд ханств Азербайджана (1813), герцогство Варшавское (1815). После победы над Наполеоном (1815) организовал Священный союз (Австрия, Пруссия и Россия). грустно говорил Лагарпу: «Непостижимо, что происходит, все грабят, почти не встретишь честного человека» * Лагарп Фредерик Сезар де (1754-1838), швейцарский политический деятель, сторонник идей Просвещения, в 1784-1795 г.г. был воспитателем будущего императора Александра I. Приведенный отрывок взят из книги В. С. Иконникова «Граф Н. С. Мордвинов», СПб-1873, с.28. .

Такие выразительные признания русского правительства можно целыми пригоршнями привести из русской истории. Они показывают, что российское взяточничество может гордиться очень длинною родословною и исторической неистребимостью. Ни ревизии, ни ссылки в Сибирь, ни увещания, ни батоги не изгнали взяточничества и казнокрадства. В чем же коренится эта необычайная живучесть? Чем вызывается странное явление, что у него, как у легендарной гидры, вместо отрубленной головы вырастает новая? Как мы ниже увидим, это объясняется тем, что взяточничество неразрывно связано и срослось со всем строем и укладом политической жизни. Оно существует для того, чтобы, получив экономическую или политическую льготу у лица, имеющего власть, вы могли это лицо «отблагодарить».

Но каким образом в руках власть имущих оказалась возможность экономически казнить и миловать обывателей? Ответ на этот вопрос разрешит загадку русского взяточничества.

II

В то время, как на протяжении XVIII и XIX в.в. правительство одной рукой энергично и бесплодно искореняло взяточничество, другой рукою оно столь же энергично, но уже вполне успешно насаждало условия, рождающие новое поколение лихоимцев.

В XVIII в. шла щедрая, широкая раздача несметных богатств всем политическим приживалкам, которые вовремя успели низко поклониться или чем-либо выслужиться перед начальством. Знать и чиновники приучались рассматривать богатство частных лиц не как личную собственность, а как достояние правительства, которое оно может дать, но может и взять… Высшая знать прислуживалась к царю, получая из его рук щедрые дары. А чернь прислуживалась к местным царькам из чиновников, чтобы получить крохи и на свою долю.

Правительство XVIII в. было непоколебимо убеждено, что для него экономические законы не писаны. Русский рубль в XVI в. равнялся ста нынешним, а в XVIII в. спустился до девяти нынешних. Это обесценение монеты, представлявшее попытку обойти законы жизни, действовало развращающе на все русское общество. Оно глубоко и прочно укоренило идею, что политической властью можно пользоваться для незаконного обогащения, что политическая власть может командовать экономическими силами страны ради собственных выгод. Русское правительство с незапамятных времен учило высшие классы видеть в политическом угодничестве единственный путь к богатству.

В своих сочинениях о России барон Герберштейн * Герберштейн Сигизмунд, барон (1486-1566), выпускник Венского университета, участвовал в войнах Австрии с Венгрией и Венецией. Исполняя дипломатические поручения германских императоров, два раза был в России. Цель первого посольства (1517) – склонить великого князя Василия III к миру с Польшей. Главное сочинение: "Rerum Moscoviticarum Commentarii".  , посол германского императора говорил, что уже великий князь Василий Иванович * Василий III, Иоаннович, великий князь московский (1479-1533), отец Ивана Грозного, правил посредством людей, не выдававшихся знатностью и древностью рода, к боярским родам относился холодно и недоверчиво. Берсень-Беклемишев, из нижегородских бояр, позволил себе противоречить Василию III, тот прогнал его, сказав: "Ступай, смерд, прочь, не надобен ты мне". Когда же Берсень пожаловался на великого князя – тот отрезал ему язык. Московский князь действовал самовластно, вследствие характера, холодного, жестокого и расчетливого.   следил, чтобы бояре не богатели без его на то благословения. Так воспитывалась привычка достигать богатства не путем энергии, находчивости и труда, а извилистой тропинкой лести, прислужничества и политического «молчалинства».

«История наших частных богатств,– говорит Е. Карнович * Карнович Е. П. (1823-1885), писатель-историк. С 1860 г. в разных газетах и журналах появляются его статьи: публицистические, юридические, исторические, критические и беллетристические. В 1861-62 издавал еженедельник "Мировой посредник", 1865-71 был сотрудником газеты "Голос", 1875-76 редактировал "Биржевые ведомости", 1881-82 – журнал "Отголоски". В последние годы занялся историей, печатая статьи в "Историческом вестнике", "Неделе", "Русской мысли", "Народной школе", "Нови". Приведенный отрывок взят из его книги «Замечательные богатства частных лиц в России», Спб-1874, 1885, с.11 – чрезвычайно разнится от истории таких же богатств в государствах Европы. Тамошняя аристократия являлась ко двору монарха, чтобы поддерживая его блеск, проживать свое наследственное достояние. У нас наоборот: близость ко двору внушала приятные надежды на разживу, которые очень часто осуществлялись».

Когда какой-нибудь богатый вельможа впадал в немилость, вокруг него разгорались аппетиты дворян. Ссылка и казнь сопровождались конфискацией всего достояния, а правительство, внимая просьбам политических льстецов, раздавало им конфискованное добро. Так раздавались конфискованные богатства кн. Голицына * Голицын В. В.(1643-1714), государственный деятель, фаворит царевны Софьи (1657-1704). Падение Софьи повлекло за собою его опалу. Обвиненный в нерадении во время крымского похода Голицын лишился боярства, имущества и был сослан с семьею в Каргополь, откуда переведен в Яренск, глухую зырянскую деревню. Извет Шакловитого, будто Голицын принимал участие в заговоре стрельцов 8.08. 1689 г., подкрепленный доносом о сношениях с Софьей, еще более отягчил его судьбу. Последний пункт ссылки – Волоко-Пинежская волость Архангельской губернии, где, в селе Кологорах, он и умер. , кн. Хованского   * Хованский И. А. (?-1682), боярин, воевода по прозвищу «Таратуй» («Пустомеля»). В 1682 г. во время Московского бунта выступил против царевны Софьи. По обвинению в умысле на уничтожение царской семьи казнен вместе с сыном. , кн. Гагарина *   М. П. Гагарин, князь, сибирский губернатор, 27.3.1721 г. по указу Петра I повешен в СПб. За время правления наворовал огромное состояние, дом его был украшен, как дворец: на потолке устроен аквариум с живыми рыбами, коней подковывали золотыми и серебряными подковами. Главное обвинение: он хотел отделить Сибирь от России. , барона Шафирова  * Шафиров П. П. (1669-1739), государственный деятель, дипломат, вице-канцлер. В 1723 г., по обвинению в заговоре против Меньшикова был лишен особой чинов, титула и имения и приговорен к смертной казни; последнюю Петр I заменил ссылкой в Сибирь. но на пути туда позволил остановиться "на жительство" в Нижнем Новгороде "под крепким караулом", где ему со всей семьей отпускалось на содержание в день 33 коп. Императрица Екатерина I, по восшествии на престол, возвратила Шафирова из ссылки. , гр. Толстого * Толстой П. А. (1645-1729), граф один из доверенных лиц Петра I. За участие в следствии и суде над царевичем был награжден поместьями и поставлен во главе Тайной канцелярии, После смерти Петра Т. вместе с Меншиковым энергично содействовал воцарению Екатерины. Но ни высокое положение при дворе, ни доверие императрицы, ни изворотливость в интригах не уберегли Толстого от падения. Он стоял за возведение на престол одной из дочерей Петра Великого. Меншиков пересилил, и 82-летний Толстой поплатился ссылкой в Соловецкий монастырь, где прожил недолго , кн. Меншикова * Меншиков.А. Д. (1673-1729), князь, военачальник, сподвижник Петра I, после его смерти, при Екатерине I обручил малолетнего Петра II со своей дочерью, получил звание генералиссимуса и стал фактическим правителем России. Но в результате интриг Долгоруковых восстановил Петра II против себя, был в 1727 г. арестован, лишен всего имущества и отправлен в ссылку в Березово, где умер. , кн. Долгорукова  * Долгоруков В. Л. (1672-1739), князь, дипломат, был послом в Дании, Франции, Швециив. В царствование Петра II был руководителем всех честолюбивых планов фамилии Долгоруковых. По кончине Петра, в заседании верховного тайного совета редактировал "кондиции" на воцарение Анны Иоанновны и уговорил подписать их, но, после приезда императрицы в Москву, должен был присутствовать при публичном уничтожении ею «кондиций». В 1730 г. Анна назначила Долгорукова губернатором в Сибирь с приказом немедленно отправиться к месту назначения, но его нагнал офицер и предъявил указ императрицы о лишении чинов и ссылке в деревню. Затем Анной был издан новый указ, повелевавший заточить его в Соловецкий монастырь. В 1739 г., после установления подлога завещания Петра II, Долгорукова подвергли пытке и обезглавили. и др.

Зато политических фаворитов власть осыпала золотым дождем милости. При Екатерине II Орловы * Орловы, братья, А. Г. (1737-1807) и Г. Г. (1734-1783), фавориты Екатерины II и организаторы дворцового заговора, в результате которого был убит Петр III.    получают в подарок 45 000 крестьян, Зубову * Зубов П. А. (1767-1822) поручик конной гвардии, с 1789 г., став фаворитом Екатерины II, произведен в высшие чины, получил графское, затем княжеское достоинство, большие поместья. После смерти Потемкина, при котором он не играл роли в государственных делах – значение Зубова увеличивается. Многие из должностей, которые прежде занимал Потемкин, перешли к нему. Его назначают новороссийским генерал-губернатором и начальником черноморского флота. Павел I, взойдя на трон, обошелся с ним сначала ласково, но вскоре отобрал его имения в казну. Последние годы жизни Зубов провел в местечке Янишки Виленской губернии, где о нем осталась дурная слава у крестьян.   дарят два уезда, кн. Вяземский * Вяземский А. А. (1727-1793), князь, государственный деятель, доверенное лицо Екатерины II, с 1764 г. генеральный прокурор Сената, с 1767 г. председатель комиссии по составлению нового Уложения, почетный член СПб АН (1776). награждается 28 000 крепостных душ. В общем, при Екатерине было роздано частным лицам 800 000 крестьянских душ! При восшествии на престол Павла * Павел I (1754-1801), российский император. Первое, что он сделал, придя к власти – короновал останки своего отца, Петра III, заставив идти за гробом его убийцу и фаворита Екатерины II – графа Григория Орлова. Государственная деятельность Павла I отличалась импульсивностью, непоследовательностью и вызвала недовольство высшей знати. Он был убит в результате дворцового заговора. всем угодливым вельможам опять раздается 82 330 крестьян. Камердинер Павла поучает в награду за верную службу 24 606 десятин в Моршанском уезде, 86 000 десятин в Курляндии, 5 000 в Тамбовской губернии и рыбные ловли по Волге – что приносило доходу 500 000 рублей.

По словам Державина * Державин Г. Р. (1743-1816), русский поэт, с 1791 г. кабинет-секретарь Екатерины II. В 1802-1803 г.г. министр юстиции и член Государственного совета. , вскоре по восшествие на престол Павла Петровича близкие к государю люди выпросили у него великое количество на выбор лучших казенных земель, а для удовлетворения их правительство отбирало у казенных крестьян все лишние земли сверх 8 десятин на душу. Эти новые землевладельцы часто распродавали отобранные у крестьян угодья – тем же крестьянам по высоким ценам: от 300 до 500 рублей за десятину. По данным князя Васильчикова в течение XYIII в. высочайшими пожалованиями отдано было в награду частным  лицам 1 804 000 душ * Васильчиков А. И. (1818-1881), князь, экономист, публицист, земский деятель. Труды по истории русской общины, аграрному строю дореформенной России «Землепользование и земледелие в России и др. европейских государствах» (т. 1-2, СПБ-1876 г.) !

Поводы, по которым дворяне обращались к власти с просьбою о милости, часто поражали изумительным бесстыдством:

«Князь Безбородко * Безбородко А. А. (1747-1799), государственный деятель, дипломат, канцлер. С 1775 г. секретарь Екатерины II, с 1783 – фактический руководитель российской внешней политики. ,–читаем мы в переписке гр. Растопчина * Растопчин Ф. В. (1763-1826), государственный деятель. В 1786-88 гг. слушал лекции в лейпцигском университете; в 1788 г. участвовал в штурме Очакова; в 1791 г. ездил с А. А. Безбородко в Турцию для переговоров о мире. При Екатерине II не занимал высокого поста, зато быстро возвышался при Павле I, часто награждавшим его имениями и деньгами. После победы над Наполеоном много сделал для устройства столицы и ее жителей. В 1814 г. был назначен членом Государственного совета, но жил большей частью в Париже. Обширная переписка Растопчина с императором Александром I, Воронцовым, Румянцовым и многими другими напечатана в "Русском Архиве" (1873 и 1875), "Архиве кн.Воронцова", "Русской Старине" (1893, переписка с Александром I) и др. с гр. Воронцовым * Воронцов С. Р. (1744-1832), граф, дипломат. С 1782 г – полномочный министр в Венеции, в 1784-1806 г. г. в Лондоне. ,– исходатайствовал 850 душ и орден св. Екатерины своей любовнице, г-же Л., qui est une prostitute!»;

«На сих днях г-жа Н. выпросила у государя (Павла I) 2 000 душ для герцога Шуазель-Гофье  * Шуазель-Гофье, Мари-Габриель-Флоран-Огюст (1752-1817), французский дипломат и археолог, член французской академии. После 1791 г. отправился в Россию, где Павел I поручил ему управление академией художеств. Вернулся во Францию в 1802 г. В эпоху реставрации поместил в изданиях академии несколько исследований об олимпийском ипподроме и о Гомере. Коллекция собранных им античных памятников находится в Лувре. Приведенный отрывок взят из сборника «Архивы князя Воронцова» (Москва, 1870-1895 г.г., т. VIII, с. 183). за то, что он сочинил в ее честь нотные стихи и рисунки».

Эта щедрая раздача разжигала необычайную алчность у всех тех, кто, по словам поэта, «толпою жадною» стояли у трона. Возможность получить огромные богатства заставляла выпячивать свою политическую благонамеренность и подхалимство как можно более аляповато, крикливо, назойливо. И будучи замеченными, фавориты ловили момент, обогащаясь за счет казны. Кто не знает историй о волшебном обогащении временщиков? Знаменитый Бирон * Бирон Эрнст Иоганн (1690-1772), фаворит Анны Иоанновны, обер-камергер двора, герцог Курляндский (1737). Его неограниченное влияние привело к засилью немецкой партии при дворе, разграблению страны иностранцами и репрессиям недовольных. В 1740 г. в результате дворцового переворота был арестован и сослан в Сибирь. Помилован в 1762 г. Петром III. прибыл в Россию конюхом, а, став временщиком, нажил миллионы. В манифесте, изданном, когда он впал в немилость, отмечалось, что в Россию он прибыл «в мизерном состоянии», но потом «похищал несказанное число казенных денег», чем «российских людей к разорению привел».

А блистательный Потемкин * Потемкин Г. А. (1739-1779), государственный и военный деятель. В чине вахмистра участвовал в дворцовом перевороте 1762 г., приведшем на престол Екатерину II. Став ее фаворитом, получал чины и награды. После присоединения Крыма (1783) получил чин генерала-фельдмаршала и титул светлейшего князя Таврического (1784). Знаменитое путешествие Екатерины по югу России в 1778 г. превратил в свой триумф, от которого до нашего времени сохранилась идиома «потемкинские деревни». В русско-турецкой войне 1787-1791 г. г. был главнокомандующим русской армии ? За 2 года, когда он находился в зените власти, он успел выпросить у Екатерины II 37 000 душ крестьян и 9 000 000 рублей деньгами. В 1776 г. Потемкину дарят нынешний Аничковский дворец. Он продает этот царский подарок откупщику Шемякину. Казна покупает дворец у Шемякина, а через некоторое время его опять дарят Потемкину.

Этим путем прочно закладываются психологические основы взяточничества и казнокрадства. Высшие слои приучались эксплоатировать привилегированное политическое положение с целью экономического обогащения. А за этим тонким слоем сановников лежал более широкий слой чиновников, которые, глядя, как обогащается знать, угодничая и прислуживая – в свою очередь наживались путем вымогательства и угроз по отношению к подчиненным.

В конечном итоге и те, и другие богатели из одного и того же источника – из казны. Т. е. на главном поле российского взяточничества и люди, получавшие взятки, и люди, дававшие их, одновременно богатели за один общий счет – казенный.

III

Казнокрадство расцветает махровым цветом возле казенных предприятий, и здесь трудно преувеличить огромные экономические потери от раздачи казенных подрядов, заказов, субсидий. Причем, не купцам и промышленникам, а малоизвестным в экономических кругах лицам, из политических соображений. Нынче, во время чистки авгиевых конюшен российского взяточничества мы наблюдаем любопытнейшее явление: на места, с которых были только что ревизиями брезгливо сняты старые взяточники – комфортабельно усаживаются новые, ссылающиеся на свою политическую благонадежность и потому претендующих на роль казенных поставщиков. Они уверены, что политическая благонадежность имеет право на материальное вознаграждение. Так всегда было на Руси, и это одна из главных причин исторической живучести взяточничества.

А что теперь в этой области все осталось попрежнему, свидетельствует факт широкой раздачи казенных подрядов, заказов и субсидий Союзу Русского Народа * Союз Русского Народа, создан в 1905 г., центр в СПБ, 500 филиалов по стране. Руководители: А. И. Дубровин (врач), В. М. Пуришкевич (чиновник МВД, депутат II, III, IV ГД), Н. Е. Марков (инженер на ж\д, депутат III, IV ГД). Программа: требование улучшить положение трудящихся, избавиться от засилья бюрократии. Лозунг: православие, самодержавие, русская народность. В 1908 г. из «Союза выделился «Союз Михаила Архангела». Затем, в результате конфликта Пуришкевича с Дубровиным, он снова разделился. После 1917 г. деятельность «Союза» была запрещена  .

В его печатном органе «Русское Знамя» от 12 .01.1910 появилась в высшей степени любопытная статья доктора черносотенных наук Дубровина * Дубровин А. И. (1855-1921), политический деятель, один из лидеров «Союза Русского Народа», организатор и руководитель «»Всероссийского дубровинского союза русского народа». В 1920 г. арестован ВЧК, осужден и расстрелян. . Там говорится, что власти сочувственно относятся к отдаче интендантских заказов патриотическому Союзу Русского Народа:

«Было бы желательно,– продолжает Дубровин,– чтобы местные отделы приступили к подготовке взятия на себя интендантских подрядов. Они могут уже теперь войти в местные интендантские управления с предложением поставок или шитья из казенного материала белья, сапог, мундиров, шинелей и пр.».

Статья доктора черносотенной магии представляет как бы перевод знаменитых слов Гизо * Гизо Франсуа (1787-1874), французский государственный деятель, историк, отстаивал интересы крупной буржуазии. Лозунг Гизо «обогащайтесь!», был заимствован в 20-х г. г. прошлого века в России Н. И. Бухариным в период НЭПа, став впоследствии одним из пунктов обвинения его в «реставрации капитализма». См. Краевед 288 (КР от 9. 10. 08). : «Союзники», обогащайтесь!».

Приведенные строки дубровинского «манифеста» лучше всяких длинных рассуждений показывают, что и нынешняя грозная борьба с казнокрадством сводится лишь к тому, что с тела России снимут слишком насосавшихся мздоимцев – но само взяточничество конечно не исчезнет. За черносотенное поведение, за лубочный патриотизм огромное интендантское дело, это осиное гнездо взяточничества, отдается на прокорм «союзникам», которые если чем себя и зарекомендовали, то уж конечно не подвигами на поприще экономической деятельности.

Эту сторону российского казнокрадства превосходно раскрыл Щедрин * Салтыков-Щедрин М. Е. (1826-1889), русский писатель, публицист. Самое популярное произведение «История одного города» (1869-1870), где в сатирической форме писатель отразил историю России. В 1868-1884 г.г. Щедрин редактировал «Отечественные записки». Упоминаемые «Помпадуры и помпадурши» написаны им в 1863-1874 г.г. в «Помпадурах и помпадуршах»: «Новейшие веяния времени,– писал он,– учат все более не человека ценить, не геройство и способность претерпевать лишения, связанные с ограниченным казенным содержанием – а покладистость, уживчивость и готовность. А что может быть покладистее, уживчивее и готовнее хорошего, доброго взяточника? Ради возможности стянуть лишнюю копеечку он готов ужиться с какой угодно внутренней политикой, уверовать в какого угодно Бога» (Курсив наш – П. Б.)

Панцырь политической благонадежности защищает мошенников от суровых кар, заставляя смотреть сквозь пальцы на их лихоимство. Когда в 1908 г. начиналась эра разоблачений, Столыпин * Столыпин П. А, (1862-1910), государственный деятель. 1903-1906 – саратовский губернатор, С 1906 министр внутренних дел и председатель совмина. Разработал аграрную реформу, учредил «скорострельную юстицию» (военно-полевые суды для революционеров), после чего в речевой обиход вошли «столыпинские (арестантские) вагоны» и «столыпинские галстуки» (виселицы). В 1907 г распустил Госдуму, проведя новый избирательный закон, усиливший позиции проправительственных партий. Погиб в результате покушения. отмечал на страницах «Нового Времени»: «Бесплодные попытки хоть как-нибудь распутаться в море хищничества наводят на мысль об очень сильной организации. Воровство имеет сильную руку в таких местах, что громы отводятся в сторону, а негодующие крики застывают на устах» * «Новое время» 26.4.1908 г. .

Таким образом, взяточничество представляет сложный социально-политический продукт всей своеобразной истории русского общества. Но чтобы окончательно дорисовать связь лихоимства со всем социально-политическим строем нашей жизни, мы должны остановиться еще на одной, очень важной стороне взяточничества.

У нас в России жизненные силы и отношения давным-давно переросли установленные законодательные формы и нормы. Но этого мало: даже те законодательные реформы, которые были произведены, истолковываются не в расширительном, а наоборот, в ограничительном смысле. И общественная жизнь остается в старых, тесных рамках. Вот тут-то, как ни покажется это странным, на помощь и приходит взятка. С помощью ее обыватель добивается, если не фактического упразднения, то, по крайней мере, более широкого толкования существующих узаконений.

При неукоснительном применений архаических законов, регулирующих хозяйственную жизнь страны, чиновники могли бы ее совершенно затормозить – оставаясь при этом на почве законности. И взятка выступает в роли расширительного толкования устаревших узаконений. В стране с отсталым политическим строем, отсталым законодательством взятка сплошь и рядом выступает в «конституционной» роли. Конечно, это и морально, и политически развращает как взяткодавцев так и взяткополучателей. Но в этой статье мы не изобличаем, а исследуем. Поэтому приходится отметить, что необходимость прибегать к взятке ради обхода или смягчения устаревших законов играет чрезвычайно важную роль в росте, силе и исторической неистребимости российского взяточничества.


 

Вы можете прокомментировать эту статью.


Защитный код
Обновить

наверх^