На главную / История и социология / Фальсификация и борьба с нею

Фальсификация и борьба с нею

| Печать |


СОДЕРЖАНИЕ

  1. Фальсификация и борьба с нею (текущая позиция)
  2. Приложение: выдержки из сибирских газет на тему фальсификации продуктов

Как решали проблему фальсификации 100 лет назад, можно узнать из статьи Б. Р. Фроммета * Б. Р. Фроммет (1887-?), кооперативный работник и литератор. Сотрудник «Артельного дела», автор работ по вопросам кооперации. В 1906-1910 гг. член РСДРП (меньшевиков). Арестован 4.12 1922 г. (по списку антисоветской интеллигенции Петрограда). Решением Комиссии НКВД по административным высылкам от 23.2 1922 г. выслан в Туркестан сроком на 3 года. Реабилитирован в 1994 г. Смотри «Вопросы философии» 2003. №7. В.Г.Макаров, В. С. Христофоров. Пассажиры «философского парохода». Краевед 200 (КР от 28. 12. 06), 303 (КР от 5. 02. 09). , напечатанной в журнале «Современник», №2, 1914 г. Для сайта подготовил Валерий Кузнецов.

I

Если XIX в. был прозван веком пара и электричества, то XX заслуживает славного имени века фальсификации. Подделка заметна во всем. Фальсифицируются честность, совесть, наука, любовь…. Когда даже настоящие продукты духовного потребления подменяются фальшивыми – разве можно удивляться наглому обману доверчивых покупателей приказчиками мелочных лавочек?

Фальсификация, или подделка – когда место одного вещества заступает другое, часто не только менее полезное, но прямо вредное – известна много столетий. В средние века немецких булочников за печение хлеба с вредными примесями сажали в клетку и три раза окунали в реку; иногда недобросовестных торговцев заставляли съесть или выпить продукты собственного изделия, и этот приговор бывал нередко равносилен присуждению к смертной казни * С. Л. Рашкович «Материалы по вопросу о борьбе с фальсификацией» СПб,1912, с.2-3. .

Сурово относилось к обману покупателей купцами и наше законодательство. «В рядах и местах, где столовые харчи продаются,  − объявлял сенатский указ 1713 г.,  − все держать здоровое; ежели кто чинить будет не по сему и в том будет пойман, за первую вину бить кнутом, за вторую будет сослан на каторгу, за третью учинена будет смертная казнь» * Там же, с.37  .

Но лишь в XIX в., когда натуральное хозяйство для собственного потребления почти совершенно оказалось вытеснено товарным (для продажи) – фальсификация достигла значительных размеров. Уже в английских газетах 40-х г.г. прошлого столетия мы встречаем такие жалобы: «Соленое масло продается вместо свежего; чтобы этого достигнуть, кусок старого масла покрывается слоем свежего или соль смывается со старого масла, и оно продается под видом свежего. В сахар подмешивается толченый рис, а смесь продается по обычной цене сахара» * Ф. Энгельс «Положение рабочего класса в Англии» СПб, 1905, с.91. . Мы прерываем эту цитату, не продолжая рассказа о том, что хорошо известно из хроники нашей повседневности.

Возьмем столичные газеты за несколько дней. Там семья отравилась какой-то крашеной рыбой; в другом конце города в ряде булочных хлеб оказался недопеченным, с 50% воды; в училище школьников накормили завтраком – все захворали. Но в прессу попадают лишь наиболее громкие случаи. Мы же, потребители  травимся изо дня в день, не замечая этого.

Французскому экономисту и кооператору Шарлю Жид * Шарль Жид (1867-1932), французский экономист, историк политэкономии, теоретик французского кооперативного движения. принадлежат следующие слова: «Мы имеем привилегию жить в эпоху, когда, благодаря науке, решена проблема фальсификации питательных веществ из продуктов совсем не питательных. Когда умудряются готовить кофе без кофейных бобов, шоколад без какао, вино без винограда и молоко без участия какого-либо живого существа; когда встречаются фабриканты, показывающие с гордостью аппетитное смородинное варенье, приготовленное из желе водорослей, подслащенное сахарином, продуктом каменного угля, и ароматизированное смородинной эссенцией, не имеющей ничего общего со смородиной».

Смородинное вино без смородины, вино без винограда – не одиноки. Присоединим к ним хотя бы всевозможные фруктовые воды, в которых, кажется, есть все, кроме фруктов. Отсутствие абрикоса заменяется масляным эфиром и амиловым алкоголем. Отсутствие ананаса – масляно-этиловым эфиром, лимонным маслом, маслом померанцевых корок, хлороформом. Отсутствие груши – уксусно-амиловым эфиром и валериано-этиловым эфиром. Одним словом, всякий фрукт находит себе заместителей * См. А. Д. Соколов «Борьба с фальсификацией» Москва, 1910. .

Если вы думаете, что только предметы не первой необходимости приготовляются подобным путем, то жестоко ошибаетесь. Фальсификация проникла всюду – до… лекарств. В провинциальных аптеках  имеются специальные лекарства «для бедных». Вместо антипирина «бедным» отпускают вещество, которое при испытании показывает некоторое сходство с антипирином, но по своему действию на организм не имеет ничего общего с этим лекарством * «Союз потребителей», 1913 №18. «Наша лаборатория». .

Фальсификация иногда практикуется с помощью весьма грубых приемов. К молоку прибавляют соду, буру, крахмал; к сливкам – мел; к сметане – творог. Чай продается спитой, кофе фальсифицируется путем подмеса муки, хлеба и других веществ, богатых крахмалом. Более сложный способ – искусственные бобы, но способ этот очень тонкий. Когда один немецкий ученый выступил против производства искусственных бобов, его забросали письмами торговцы, умоляя «сообщить адреса заводчиков, промышляющих соответствующими машинами» * См. А. Д. Соколов, назв. соч. . Обманывают покупателей в селах и городах, в рабочих кварталах и на аристократических улицах – обманывают повсюду. Плохая постановка санитарного надзора со стороны врачей благоприятствует этому.

Вот столица, Петербург, здесь имеются торгово-санитарные врачи.  В 1908 г. ими сделано 56 060 посещений лавок, причем, в 15 217 случаях  отмечено их неудовлетворительное состояние. Уничтожено при этом свыше 3 000 пудов некачественных продуктов. Но

если сопоставить  количество уничтоженных продуктов с количеством всех посещений – окажется, что при каждом посещении каждой лавки торгово-санитарный врач в среднем уничтожит всего лишь…по 3 фунта вредных для здоровья продуктов! Это напечатано в «Материалах» Комитета борьбы с фальсификацией пищевых продуктов.

II

Вероятно, читатель, у вас довольно часто возникает сомнение  в доброкачественности того или иного продукта. Но, по свойственной человеку небрежности, вы отделываетесь замечанием: «А черт с ним!». И вслед за обычной в таком разе фразой выбрасываете подозрительные продукты – в лучшем случае. А в худшем – доедаете сомнительный торт или кусок ветчины сами, любезно угощаете добрых знакомых этой прелестью или (что бывает чаще всего) великодушно уступаете недоброкачественную пищу прислуге. Но если бы вы обратитесь в лабораторию, скорее всего подозрительные продукты окажутся чистейшей фальсификацией.

Всероссийская гигиеническая выставка, оказавшаяся на редкость удачной, развернула  картину всероссийской фальсификации * Всероссийская выставка по гигиене состоялась в 1913 г., через 2 г. после участия России в Дрезденской международной гигиенической выставке – но уже в СПб. Выставка была организована при активном участии Пироговского о-ва врачей и состояла из нескольких отделов: гигиена населенных мест, воспитания, образования, жилищ, питания населения, борьбы с детской смертностью, алкоголизмом, фабричная гигиена и др. Выставку посетило около 400 000 человек. . Начнем со столицы: Петербург дал образцы подделки и обмана чуть ли не всех продуктов. Даже  «предметы роскоши». вроде свежей икры изрядно фальсифицируются: из 77 образцов в 73 обнаружена борная кислота и в 3 – салициловая! В СПб за 10 лет общее число доброкачественных продуктов увеличилось на несколько процентов, зато недоброкачественных – почти удвоилось. Подделываются грубее всего продукты первой необходимости: хлеб, масло… Последнее ухудшается в качестве с поразительной быстротой. С 1903 г. фальсификация «свежего масла» возросла  более, чем в 7 раз.

Это столица России. А в Ростове-на-Дону  из 642 проб продуктов  около трети оказались недоброкачественными. В Царицыне на первом месте по недоброкачественности идут кондитерские изделия (59,6%), затем колбаса (50%), пшено и хлеб (39%), молочные продукты. В Юрьеве, Москве, Ревеле и Риге в колбасах обнаруживается лошадиное мясо. В Баку для кондитерских изделий не жалеют каменноугольных красок. Вообще эти  краски – излюбленный десерт в производстве пряников, сиропов и вин. И чем грубее, но ярче красят, тем сильнее соблазняют массового потребителя. Для окрашивания консервов, овощей, рыбы пользуются солями меди. А в некоторых консервах скапливаются ядовитые соли свинца и олова, попадающие туда, благодаря обильному содержанию этих металлов в сплаве сосудов, в которых продаются или изготовляются продукты.

Но принесли ли пользу подобные иллюстрации всероссийской выставки посетителям, которых перебывало свыше 300 000 человек? Вряд ли: «А Васька слушает да ест…».

«Васька», впрочем, питается, кажется, свежими продуктами. Наша с вами судьба другая.

III

Отец философии пессимизма, Артур Шопенгауэр, говорил, что благ жизни человечество не замечает. Молодость и здоровье мы вспоминаем, лишь потеряв их.  Отравляясь недоброкачественными продуктами, редко кто задумывается о здоровье. Жалобы, плач и стенания начинаются только тогда, когда организм подорван и расшатан. Современная медицина учит, что надо не лечиться, а предупреждать заболевания – заботиться не о том, как вылечиться, а о том, как не захворать. К сожалению, в широких кругах эти взгляды  не получили еще достаточного распространения. Мы, профаны, верим в чудодейственную силу лекарств, в которой усомнились и сами врачи, все чаще повторяющие пациентам знаменитую фразу: «Нужен свежий воздух, хорошее питание».

Не бережемся годами, не обращаем внимания на первые признаки начинающегося хронического заболевания, и, когда никто и ничто нас не может вылечить, бежим к врачу:

− Помогите!

Запущенную болезнь излечить нельзя, даже временное облегчение наступает не сразу; наоборот, иногда сначала наблюдается кажущееся ухудшение. В такие минуты человек начинает роптать на бессилие медицины, обвиняет докторов в недобросовестности и отсутствии знаний. А в это время ежедневно в газетах встречаются заманчивые объявления. То приводятся благодарственные письма чудесно исцеленных, то отзывы докторов; везде обещают и присылают «научные» брошюры.

− Не попробовать ли это средство? – думает несчастный, отчаявшийся в исцелении, и попадает в цепкие лапы проходимца-шарлатана. К подобным господам, фабрикующим восстановление сил в 10 минут или в несколько дней – попадают наивные провинциалы. Жизнь в глуши вырабатывает исключительную доверчивость. Безграмотное, но эффектно составленное объявление достигает своей цели – и новичок ловится.

Колоссальные суммы тратятся на рекламирование дорогих средств. Опасаясь, что расходы на рекламу не окупятся, если будут «спасать» только ревматиков, туберкулезников и алкоголиков, рекламисты обещают всеобщее исцеление. Их препарат – «единственный настоящий, рекомендован известными учеными всего мира при неврастении, половом бессилии, старческой дряхлости, малокровии, чахотке, сифилисе, артериосклерозе, спинной сухотке, параличах и проч.» Это «и проч.» - решительно бесподобно!

Шарлатаны пользуются весьма разнообразными способами рекламы. Сами занимаясь крайне беззастенчивой фальсификацией, они помещают свои объявления под кричащим заголовком: «Борьба с фальсификацией!». По всему свету раскинуты отвратительные конечности спрута шарлатанства. Некий господинчик подвизался в Москве, а теперь перенес свою деятельность в Париж. Мой знакомый редактор одного медицинского журнала столкнулся с ним в известной конторе объявлений. Там ему, уважаемому врачу, в виде примера указали на этого шарлатана:

− Вот заказчик был одновременно с вами – так он одних объявлений на 70 000 нам дал.

К шарлатанам летят письма изо всех углов России: пишут трогательные, отчаянные письма, исповедуются и умоляют – спасите, помогите!

А мошенник собирает жатву, рассылая свои, ничего не стоящие, бесполезные средства. Медицинский же Департамент никак не борется с проходимцами. И они пользуются его беспомощностью, наживая миллионы на людской глупости и доверчивости. Между тем шарлатанство наносит огромный ущерб и экономике, и здоровью. Потому что больные, обращаясь к мошенникам, не желают прибегнуть к медицинской помощи

− Разве у нас врач? Коновал он, вот кто,  − иронизируют обыватели уездного городишка.

− А у нас и такого нет, один фельдшер,  − вздыхает житель села, завернувший в городок…

IV

Я уже говорил, что среди причин современной заболеваемости почетное место занимает постепенное отравление организма недоброкачественными продуктами и хроническое недоедание ввиду потребления малопитательных продуктов. Напрасно мы будем нападать на торговцев. Если их не пугают даже тюремные заключения, практикующиеся на Западе – значит, имеются причины для погони за легкой наживой. И главная – это конкуренция.

Раз мой сосед пользуется сахарином, я (его конкурент) не могу ставить себя в невыгодные условия и использовать сахар. Если один меховщик выдает «кошку» за «котика», другой тоже должен поступать таким же образом, иначе, торгуя честно, он лишится прибыли,.

Вместе с тем, в связи с поразительным вздорожанием жизни, покупатель не может оплатить доброкачественный товар. Купец обязан предложить ему фальсификацию, но об этом нельзя откровенно и громко говорить. В наше время честный торговец непременно останется без покупателей. Почему? Да потому что ему все равно никто не поверит!

Профессор Ф. Ф. Эрисман * Ф.Ф. Эрисман (1842-1915), швейцарец по происхождению, основоположник научной гигиены в России. Профессор Московского ун-та (в 1896 г. уволен по политическим мотивам), организатор 1-й в России санитарно-эпидемиологической станции, в 1891 г. (ныне Московский НИИ гигиены им. Эрисмана). Классические труды по гигиене. так объяснял происхождение, точнее, расцвет фальсификации:

− Борьба за существование и стремление к быстрой наживе, овладевшие всеми слоями современного общества, наряду с отсутствием всяких нравственных принципов – вот та почва, на которой выросло громадное и ветвистое дерево подделки пищевых продуктов и других предметов потребления. С удивительной энергией и находчивостью ум человека работает в этой области беззакония, где для заинтересованных лиц не существует ничего святого и где для достижения корыстной цели пользуются данными науки. Высокая донельзя конкуренция вместо улучшения качества продуктов породила преступное стремление к дешевым подделкам с сохранением видимости натурального продукта».

«Но тогда мы совершенно беспомощны?»  − может спросить читатель.

Не совсем так. Мы беспомощны, пока остаемся во власти частных торговцев. Но мы можем создать свою торговлю, вступив в потребительские общества или организовать последние. На Западе некоторые страны (Англия, например) могут гордиться тем, что значительная часть населения приобретает большинство товаров в кооперативах. В России кооперативное движение – в виде кредитных товариществ, потребительских лавок, молочных артелей и т. д.– начало развиваться недавно. Но уже теперь (к 1912 г.) существовало 7 000 потребительских обществ, обслуживающих миллион семейств.

Кооператив не заинтересован ни в обмане, ни в прибыли. Поэтому вредные продукты там сознательно продавать не станут. А член общества, осведомленный о делах кооператива, будет уверен, что его не обманут. Сложнее обстоит дело с перепродажей кооперативом фальсифицированных продуктов: общество может быть обмануто, как и покупатель. Для борьбы с «тонкой» фальсификацией Московский Союз потребительских  обществ уже создал свою лабораторию. Даже мелкими обществами практикуется общественное производство – хотя бы продажа хлеба из собственных булочных.

Таким образом, если борьба с лекарственным шарлатанством заключается исключительно в том, чтобы не доверять объявлениям, не справившись о них раньше у врачей – то борьба с фальсификацией продуктов несколько сложнее. Нужно сделаться кооператором и покупать товары в своих, потребительских лавках, а не у частных торговцев.

Что же мешает этому? Главным образом, наша лень и косность. Мы застыли в одной точке, привыкнув к лавкам купцов – зачем же нам самим мукой торговать? Одному французскому кооператору принадлежит меткое определение:

− Потребитель – царь. Но царь ленивый.

Неужели еще долго наша лень будет главным препятствием в борьбе с фальсификацией?

 


Страница 1 из 2 Все страницы

< Предыдущая Следующая >
 

Вы можете прокомментировать эту статью.


Защитный код
Обновить

наверх^