На главную / История и социология / Либеральная земщина в борьбе с бюрократией

Либеральная земщина в борьбе с бюрократией

| Печать |

Статья С. Ан-ского * С. Ан-ский, настоящая фамилия С. А. Раппопорт (1863−1920), участник народнического движения, личный секретарь известного русского мыслителя, социалиста, редактора «Вестника народной воли», П. Л. Лаврова. Писатель, драматург, умер в Варшаве «Либеральная земщина * Земщина – основная часть территории русского государства, не включенная Иваном Грозным в опричнину и управлявшаяся (с большими ограничениями) земской Боярской думой. Сам Иван IV полагался больше на опричнину, рекрутировавшуюся им из боярских и дворянских детей, которым он выдал «карт бланш» на все беззакония и казни – лишь бы те держали «земщину» в страхе. После смерти Ивана IV (1584) двоевластие опричнины и земства сохранилось в менее радикальном виде: слово опричнина вышло из употребления и заменилось понятием двор, а опричник – словом дворовый. Вместо «города и воеводы опричные и земские» стали говорить «города и воеводы дворовые и земские». Но с тех пор установленное Грозным доминирование «двора» над «земством» сохранилось в течении нескольких столетий как бесспорный инструмент государственного обустройства. в борьбе с бюрократией» напечатана в журнале «Современность» №1, СПб, март 1906, ред. В.А. Мякотин. Для сайта подготовил Валерий Кузнецов.

«Нет, господа, этим путем до свободы не дойдете!» Герцен * А. И. Герцен (1812-1870), мыслитель, писатель, публицист. В московском университете, организовал студенческий кружок, за что 6 лет провёл в ссылке. С 1847 г. в эмиграции, издавал альманах «Полярная звезда». Основал в Лондоне Вольную русскую типографию, где издавал журнал «Колокол». Содействовал созданию тайного общества «Земля и воля», поддерживал польское восстание 1863-64 г.г. Разработал теорию «русского социализма», став одним из основоположников народничества. См. Утопический социализм в России М-1985. Дневник П.А.Валуева, II т. М-1961. О смерти Герцена  − «Мир Божий», №2 − 1903 г. (по поводу земских * Земство, земские учреждения-выборные органы местного самоуправления в Российской империи, введены земской реформой 1864 г., к 1917 г. действовали уже в 62 губерниях. Распорядительные органы – губернские/уездные земские собрания, возглавляемые предводителем дворянства. Депутаты (гласные) выбирались из владельцев городской недвижимости, землевладельцев и представителей сельских общин. Земские финансы складывались из повинностей, налогов с недвижимости, земельной собственности, сборов за пользование мостами, дорогами и пр. Земства занимались народным образованием, здравоохранением, развитием крестьянского хозяйства (агрослужбы, склады с/х машин, посевной материал), строительством, ремонтом дорог и т. д. Власть контролировала земство, усилив контроль с введением губернских присутствий по земским делам (1890). адресов * Адрес (устар.) – заявление группы лиц или корпорации. Подается главе государства конституционными органами (парламенты, ландтаги, палаты). Чаще всего обе палаты парламента встречают ответным адресом тронную речь, выражая согласие с предложенной программой правительства или несогласие с отдельными пунктами, а при известных обстоятельствах – и всей правительственной системой. Во время политических движений составляются адресы из внепарламентских кругов, в особенности со стороны разных народных представительств, так называемые коллективные адресы, обращаемые к правительству или к представительным учреждениям, с выражением одобрения или осуждение их действий. )

«Где ваш меч, искренние русские либералы? И точно ли вы искренние служители вашей святыни, когда вы дали погибнуть тем, которые  в слишком малом числе  бросились на врагов этой святыни?» П. Л. Лавров * П.Л.Лавров (1823-1900), мыслитель, публицист, член общества «Земля и воля». В 1861 редактировал «Энциклопедический словарь, составленный учёными и литераторами», но издание было закрыто благодаря доносам церковников. В 1866 г. арестован за участие в «Издательской артели», сослан в Вологду, написал «Исторические письма», оказавшие влияние на народническое движение. В 1870 г. эмигрировал, участвовал в Парижской коммуне, вступил в члены I Интернационала. В 1872 г. редактировал журнал «Вперёд!», разработал народническую программу. В 1877 г. в Париже сошёлся с революционерами новой волны (Плехановым, Засулич), редактировал «Вестник Народной воли», издавал философские труды («Опыт истории мысли» и др.). Умер в Париже.


С названием «либеральная партия» у нас обычно связывается представление об активной политической партии. А, между тем, наши либералы менее всего заслуживают название политической партии. Насколько значительна и важна их деятельность на почве умственного и культурного развития народа, повседневной борьбы с проявлениями бюрократического режима, настолько ничтожна их роль в историческом деле освобождения России. Будущий историк остановится с грустью и недоумением перед этой многочисленной и влиятельной частью русской оппозиции. И напрасно будет искать в хрониках революционной борьбы данные о либеральных организациях. Он не найдет среди политических процессов ни одного «процесса либералов», не встретит в бесконечном мартирологе революционной борьбы имен, которые олицетворяли бы либеральную партию. Единственное, что он найдет на протяжении полстолетия, до начала XX в. – это сведения о нескольких изданных программах и брошюрах. И еще – десятки «адресов», где рабьим языком, робко и туманно выражалась просьба о «доверии» к земским людям, о призыве их для «совещания» и «помощи» правительству в трудные для него минуты. Такая роль либеральной партии до самого начала переворота  объясняется составом, характером, настроением нашего либерального общества и присущими ему воззрениями на народ и бюрократию.

I

Русский либерализм в течение долгого времени не был классовым и имел очень мало общего с западноевропейским либерализмом, являющимся основанием  современного буржуазного общества на Западе. Если по составу своих представителей русский либерализм  и был первое время «дворянским», то лишь потому, что дворянство долго оставалось единственным образованным классом в России. Но как только образование стало достоянием других сословий, ряды либеральной партии быстро пополнились всевозможными разночинцами. Эта «всесословность» русского либерализма была одной из причин его слабости, политической неустойчивости, но с другой стороны дала ему силу и значение на почве культурной деятельности.

Коллективное выступление либеральных элементов на арену общественной жизни начинается с середины 50-х г. г., до этого русский либерализм был не общественным, а кружковым, кабинетным. Рядом с упорным и настойчивым противодействием реформе со стороны консервативного дворянства, доходившего даже до требования ограничения самодержавия дворянской олигархией, начинают раздаваться все более настойчивые голоса либералов об обуздании бюрократического произвола, необходимости свободы печати и местного самоуправления.

При восшествии на престол Александра II адреса большинства дворянских собраний (владимирское, нижегородское, ярославское, харьковское и др.) требуют, главным образом, ограничения административного бюрократического произвола  строгим и определенным законом, разделения властей (административной, судебной, полицейской),   ответственности перед законом должностных лиц, гласности суда и т. д. Одновременно с этим несколько депутатов разных губерний выступили с просьбой «о допуске общества обнаруживать перед правительством посредством гласности местные злоупотребления».

В общем, все эти адреса не имели ясно выраженного конституционного характера. Составители их не только не добивались радикального изменения режима, но отчасти выступали даже его защитниками. Единственная цель адресов была – устранение бюрократического произвола и привлечение в правительство земских людей для проведения крестьянской и последующих реформ.

Правительство прекрасно поняло характер этих ходатайств, признав их  «неуместными, несвоевременными и дерзкими до крайности».  Но сознавая, что в проведении реформ без земских людей  нельзя будет обойтись, Александр II отнесся к адресам шедшего ему навстречу дворянства очень благосклонно.  Однако разочарование не заставило себя долго ждать. Все ограничилось земской и судебной реформами * Судебная реформа 1864 г. провозгласила принципы независимости судей, гласности, устности и состязательности судебного процесса. Были введены суд присяжных, адвокатура, мировые судьи. , которые чуть не с первых дней своего введения стали урезываться. А польское восстание вообще положило конец всяким надеждам либералов * Польское восстание, подготовленное Центральным национальным Комитетом, длилось с января 1863 по май 1864. охватив Литву, Правобережную Украину и часть Белоруссии. Повстанцев поддержали Герцен и Комитет русских офицеров в Польше. Разгромив восстание, царское правительство было вынуждено провести аграрную реформу в Царстве Польском. Тем не менее, через 2 года сосланные в Сибирь поляки вновь подняли мятеж, который был жестоко подавлен – см. «История республики, которой не было». .

И когда в 1867 г. петербургское земское собрание решилось просить об обсуждении вопросов, касающихся прав земства, «совокупными силами  и одновременным трудом центральной администрации или земства» - правительство не только закрыло петербургские земские учреждения, но еще выслало нескольких земцев в восточные губернии и за границу.

II

Период «первых адресов», начавшийся в 1858 г., закончился в 1863. После этого в либеральном лагере наступает полное  политическое затишье на целых 15 лет. В течение этого периода, когда складывались революционные партии, деятельность которых и в деревне, и в городе велась с такой страстностью и героизмом – либералы не подавали своего голоса.

Добившись отчасти того, чего хотели, они вели исключительно культурную работу  и борьбу с чиновничеством, усердно защищая «дарованные институты». Культурная работа и безнадежная борьба с бюрократией не побудили либералов к более энергичным шагам. От этого их удерживали, с одной стороны недоверие к своим неорганизованным силам, с другой – боязнь союза с революционными партиями, слишком смелыми в своих действиях. Правда, несмотря на инстинктивную неприязнь либералов к «увлечениям фанатиков», гнет, тяготевший над ними и революционерами, был сильным фактором сближения. Сознавая, что революционеры – их естественные союзники, либералы в1878 г. провели ряд переговоров для поисков способов совместной деятельности. Но в то же самое время правительство обратилось к обществу за содействием, «чтобы остановить молодежь на пагубном пути, куда ее хотят вовлечь неблагонадежные люди». Либералы тут же устремились навстречу призыву, повернувшись спиной к свои «естественным союзникам». Раз уж в прошлом приходилось действовать заодно с правительством против консерваторов, почему бы вновь не вступить с ним в союз для умиротворения страны при помощи реформ?

В ответ на призыв опять посыпались «адреса». Большая часть земств выразила готовность придти на помощь правительству. Харьковское земство предложило свои услуги для борьбы с неблагонадежными элементами «за общественный порядок, собственность, семью и веру». А полтавцы прямо пообещали «вырвать зло с корнем и окончательно побороть пропаганду, предпринятую врагами правительства и общества».

В этот раз, выступая в качестве союзников правительства, либералы заговорили более смело. Пять земских собраний (харьковское, полтавское, черниговское, самарское и тверское) прямо заявили о необходимости созвания земского собора. Харьковское и тверское земства даже осмелились попросить конституцию. Хотя и не решились написать это слово, а выразились политическим обиняком: «Дай твоему народу то, что было дано болгарам» * Первая Конституция Болгарии («Тырновская») была принята 16.04.1879 г. .

Правительство наконец «переменило курс», «решилось вступить на путь реформ» Был удален Толстой * Толстой Д. А.(1823-1889), государственный деятель, в 1865 г. стал обер-прокурором Св. Синода, в 1866 - министром народного просвещения. Занимал оба поста до апреля 1880 г., когда был назначен членом государственного совета. В мае 1882 г. получил пост министра внутренних дел и шефа жандармов, сохранив эти должности до самой смерти. В качестве министра народного просвещения провел реформу среднего образования. Как министр внутренних дел Толстой был поборником сильной власти. Законодательные меры, проведенные при нем, были направлены на усиление дворянства, свобода печати ограничена, земство в еще большей степени подчинено администрации. , ослабела цензура, назначен Лорис-Меликов * М.Т.Лорис-Меликов (1825-1888), армянин, окончил школу гвардейских юнкеров и институт восточных языков. В СПб сошёлся с Н.А.Некрасовым, тогда еще безвестным юношей, несколько месяцев жил с ним на одной квартире. 1847 г.  − переведен на Кавказ, участвовал в экспедициях. 1861 г. – военный начальник Дагестана, 1863 г. – начальник Терской области. В русско-турецкой войне 1877-78 гг. командовал отдельным корпусом на кавказско-турецкой границе. В 1878 г. награждён титулом графа и послан временным ген.-губернатором сразу 6 губерний в Харьков, где незадолго до того убили губернатора Кропоткина. 20.2.1880 г. на его жизнь совершено неудачное покушение, после чего он назначен министром внутренних дел. После убийства Александра II сложил полномочия министра внутренних дел, жил за границей. Умер в Ницце, похоронен в Тифлисе. , выработавший известный проект своей конституции, предполагавший сенаторские ревизии и привлечение местных деятелей к подготовке законопроектов, «которые признаны будут подлежащими разрешению»…. Но короткая весна после 1 марта 1881 г. сменилась, как известно, долгой зимой. Началась мрачная эпоха реакции. Русская жизнь как бы провалилась в удушливое и беспросветное подземелье, откуда не предвиделось ни выхода, ни спасения. Началось неограниченное господство бюрократии.

Характерно, что иные из либералов не только не осознали своей ошибки, но даже стали громко обвинять революционеров, будто те в самый решительный момент помешали им добиться для России правового порядка. Но с 80-х г. г.  мешать либералам стало некому. Исчезли «неблагоразумные фанатики» и оставили свободной арену для людей так тонко понимавших правила «политического такта». Теперь-то они могли, казалось, вздохнуть полной грудью и беспрепятственно довести до конца работу правильного и неуклонного  завоевания  мирных реформ. Чуть не двадцать лет прошло с тех пор – и каковы итоги?

От «великих реформ» остались жалкие обрывки. Бюрократия повела правильную и беспощадную борьбу против своих врагов – земских людей, либералов. Велась эта борьба, главным образом на почве местного самоуправления. С одной стороны суживались и права, и почва деятельности ведомств. С другой – в состав самих земств вводился сильно деморализовавший их бюрократический элемент.

III

С начала нового царствования страна точно очнулась от летаргического сна. Воспрянули духом и либералы. Правда, к ним не обращались за советом и помощью, в которых власть не нуждалась. Но они полагали, что обществу будет возвращено то, что у него было отнято в течение последних десятилетий в области самоуправления. И начался новый (третий по счету) период «адресного хождения». На этот раз адреса были более умерены, чем все предыдущие. В них не было намека не только на то, «что было дано болгарам», но и на созыв самого скромного Земского Собора. Они были главным, исключительным образом, направлены против неограниченного произвола бюрократии. В них просилось об одном – о единении царя с народом и о расширении области местного самоуправления.

В адресе тульского земства говорилось: «мы, люди земские… просим доверия своего царя, которое необходимо для плодотворного служения родине, просим открытого доступа голоса земства к престолу». И это повторялось на разные лады почти во всех адресах. Полтавское земство «черпало надежду, что голос земства благосклонно будет выслушиваем». Уфимцы уповали на то, что: «голос наш о нуждах народных  найдет свободный доступ к вам, государь». Саратовское земство хотело быть «выразителем народных нужд перед престолом». Самым радикальным был адрес тверского земства: в нем говорилось о неуклонном исполнении закона как со стороны народа, так и со стороны представителей власти; говорилось о праве для общественных учреждений выражать свое мнение, «дабы до престола могли дойти мысли не только администрации, но и народа русского». Говорилось там, наконец, об «общении власти с представителями всех сословий русского народа».

Старые либералы, посылая государю свои адреса, упустили из виду, что за 13 лет предыдущего царствования бюрократия, против которой они все время выступали, очень усилилась. Земства очутились в безнадежном положении: их адреса об ограничении власти бюрократии прошли через руки все той же бюрократии. И в ответе на адреса  государь при приеме 1895 г. сказал следующее: «Мне известно, что последнее время слышались в некоторых земских собраниях голоса людей, увлекавшихся бессмысленными мечтаниями об участии представителей земства в делах внутреннего управления». После этого только одно черниговское земство решилось выступить с адресом, в котором говорилось о «доверии и единении». Остальные молчали...

Почти тогда же образовалась группа «Народного права» * Народное право – революционная политическая партия или скорее политическая группа, возникшая в 1892 г. Ставила своей целью мобилизовать оппозиционные силы и направить их на борьбу с самодержавием за политические реформы. Предполагалось издавать тайный журнал, но это не удалось: издан только ряд прокламаций и брошюра «Насущный вопрос» (за границей в 1894 г.). В апреле 1894 г. большую часть членов партии арестовали. В числе арестованных был М. А. Натансон, сосланный в Восточную Сибирь. В Смоленске захвачена была типография народоправцев. Впоследствии (1903) идеи партии были восприняты Союзом Освобождения – нелегального политического объединения либерально интеллигенции. , выставившая в программе борьбу с бюрократическим режимом путем «организованного общественного мнения». Группа делала попытки склонить либералов  к союзу с революционерами. И одно время казалось, что либералы пойдут на этот союз. Но тут ирония судьбы бросила камень на их пути. Едва в воздухе почувствовался первый признак весны, как у либералов улетучились все проекты. А когда пришло отрезвление, то «Народное право», преданное либералами, было уже разгромлено. Либералы снова остались одни, и опять у них не хватило ни силы, ни смелости для самостоятельной организованной борьбы с бюрократией.

В 1901 г. студенческое движение получило свой интенсивный характер главным образом на почве протеста против неограниченного произвола бюрократии, которая вздумала студентам (наиболее живой и отзывчивой части русского общества) «фельдфебеля в Вольтеры дать» * Цитата из «Горя от ума» А. С. Грибоедова. Имелся в виду Н. П. Боголепов (1846-1901), назначенный в 1898 г. министром народного образования. Он запретил сходки студентов и ужесточил их преследование за участие в массовых беспорядках вплоть до отправки в солдаты. Смертельно ранен эсером П. В. Карповичем.

. Либералы имели удобный случай встать во главе движения, но не воспользовались этим. И едва только бюрократия сделала вид, что готова идти на уступки (назначение Ванновского * П. С. Ванновский (1822-1904), государственный деятель, генерал от инфантерии. Назначен министром народного просвещения после покушения на Боголепова. Умер, не закончив ни одной из начатых реформ. министром народного просвещения, разрешение студентам собираться потолковать об экзаменах и т. д.), как либералы, забыв свой горький опыт, снова уверовали в «перемену курса» и предстоящие реформы.

IV

Мы говорили до сих пор исключительно о той политической деятельности либералов (дворян и земцев), которая выражалась в форме «адресов». Было сделано кое-что либералами и помимо этого. В начале 60-х г. г., на почве недовольства «Положением 19 февраля» * Манифест об отмене крепостного права был подписан Александром II 19 февраля (3 марта по н. ст) 1861 г. , возникли было в России и за границей тайные либеральные общества  с конституционной программой. Эти общества не имели никакого влияния на правительство, и существование их прекратилось с прекращением «первого адресного периода». Следующая попытка перейти на нелегальную почву совпала с другим адресным периодом, 1878−1883 г. г. Тогда либералы попытались с помощью революционеров найти и определить способы давления на правительство. Переговоры с революционерами были прерваны В 1879 г. Вступив, таким образом, в союз – довольно непрочный, как мы видели – с бюрократией, либералы снова обратились к революционерам, но на этот раз с целью уговорить их не препятствовать земским опытам вернуть правительство на путь реформ. Взамен земцы предлагали сделать правительству коллективное заявление:

1 − о постановлении земского положения и правил о печати 1865 года;

2 − об устранении административной ссылки и специальных судов по политическим делам;

3 − о созвании общего земского представительства.

Переговоры эти потерпели фиаско, но побудили крайние элементы либерального общества образовать «Лигу», а затем и «Общество земского союза и самоуправления», выставившее конституционную программу и имевшее своим органом «Вольное слово» * «Вольное слово» (1881-1883), как и «Правда» (1882-1883) - газеты, издававшиеся в Женеве от имени «Земского союза» и «Земской лиги» на деньги «Священной дружины» («Добровольной охраны») - аристократической конспиративной организации, созданной после убийства Александра II и имевшей большую русскую и заграничную агентуру. В «Вольном слове» давалась информация о положении в России, проекты расширения прав земств, материалы о национально-освободительном движении славянских народов. Редакторами были сотрудник III отделения корпуса жандармов А. П. Мальшинский (1840-1899) и украинский националист М. П. Драгоманов (1841-1895). Сведения взяты из Советского энциклопедического словаря (М-1987), Краткой российской энциклопедии (М-2005) и вряд ли были известны в 1906 г. автору статьи. Все эти манипуляции с фиктивными «лигами», «союзами» напоминают чем-то комбинацию, известную в истории под именем «зубатовщины» и «гапоновщины». Но Зубатов и Гапон создавали рабочие кружки с целью отвлечь их участников от радикальной деятельности, а газета «Вольное слово» делала то же с либералами. . Как предыдущие тайные либеральные общества, и это общество существовало до тех пор, пока в России продолжался период «адресов». Наконец, как мы уже видели, имелся еще более слабый отклик в деятельности либералов, пришедшийся на третий адресный период – переговоры с группой «Народного права», вскоре, как известно, разгромленной.

В общем активная деятельность либералов, незначительная сама по себе, а тем более по сравнению с другими партиями – не дала никаких результатов и не оставила никакого следа, кроме горького урока, как не нужно понимать политическую деятельность.

Итак, что мы видим, резюмируя тактику либералов за полувековое их существование?

V

Либералы, за малым исключением, были сознательными противниками абсолютистского строя, стремясь путем «мирных завоеваний» и нравственного давления на правительство к достижению правового порядка на почве местного и общего самоуправления. Но вместе с тем они допускали, что подготовка народной массы к самоуправлению может быть достигнута и при самодержавном режиме. Они полагали, что политические права могут быть приобретены реформистским, мирным путем.

Этим и обуславливалась вся тактика либералов.  Они не делали ничего, чтобы стать силой и сорганизоваться в политическую партию. Сложилась неорганизованная партия мирного культурного развития. И с первых же шагов столкнулась с массой препятствий со стороны бюрократии, которая принялась подкапывать в корне все либеральные учреждения. Не надеясь победить бюрократию, либералы принялись писать адреса, ожидая, что правительство даст стране свободные институты. Тоном своих адресов и часто двусмысленными обещаниями либералы, сами того не зная, ободряли растерявшуюся было бюрократию и подрубали сук, на котором сидели. Только слабость бюрократии выдвигала на первый план либералов, ничем со времен крестьянской реформы не заслуживших этой роли.  Но вот в конце 70-х г. г. они были поставлены на историческую арену как серьезная политическая сила. Достаточно было выдвинуть определенные либеральные требования – и они были бы выполнены.  Вместо этого либералы ограничились выражением «пожеланий». И бюрократия ответила им тем, чем обыкновенно отвечают наивным и доверчивым противникам – вероломством…

VI

Современный государственный строй в России вырос из известных исторических условий, между которыми важную роль играла потребность военной самообороны – еще тогда, когда процесс расслоения населения в стихийные коллективные единицы (сословия, классы) не только не закончился, но лишь начинался. Поэтому ни один из общественных слоев не мог окрасить в свой цвет правящих верхов государства. И ни к одному из этих слоев правящие верхи не могли отнестись, как к своей главной опоре. Самодержавие, в силу этого, не только не являлось выразителем интересов одного из этих слоев – оно имело решающее влияние на их образование, принимая под свою опеку эти группировки, взращивая и придавая им определенные черты и функции. Таким образом, самодержавная власть постоянно вела беспощадную борьбу против экономических,      социальных и религиозных групп, которые могли бы при благоприятном развитии событий сложиться в сколько-нибудь независимую единицу, приобрести влияние и стать соперниками. Борясь с ними и победив, власть стремилась обратить бывших соперников в свой же служебный орган. Покончив с боярщиной, сломив проявления оппозиции в духовенстве, она обратила все силы на борьбу с дворянством.

Дворянство, получившее свое название от дворни, в сущности, никогда не выходило из роли дворовых. Не останавливаясь на истории, напомним только, что все меры в отношении дворянства были направлены на то, чтобы не дать ему организоваться в самостоятельный класс – к чему дворянство особенно никогда и не стремилось. Царские милости в виде «местничества» * Система распределения служебных мест в России при назначении на придворную, административную и военную службу – с учетом происхождения, положения в обществе и личных заслуг. Отменена в 1682 г. , «табели о рангах» * Табель о рангах издана Петром I в 1722 г. Устанавливала 14 рангов (1 - высший) по трем видам: военный, штатский, придворный. , «личного дворянства» * Личное дворянство приобретается: пожалованием от монарха, получением на военной или гражданской службе (при соответствующем чине) и получением орденов, за исключением тех, которые дают право дворянства потомственного. Личное дворянство также сообщается браком от мужа жене. Дети личного дворянина причисляются к потомственному почетному гражданству. Личные дворяне не участвуют в дворянском самоуправлении, не могут быть земскими начальниками, но пользуются личными правами потомственных дворян. В земстве на основании положения 12 июня 1890 г. они уравнены с потомственными дворянами. даровались лишь для того, чтобы раздробить дворянство, помешать ему обособиться. Правительство закармливало дворян – но всегда стремилось разбавить его состав выслужившимся чиновничеством. Сословными привилегиями мысли дворянства отвлекались от его классовых интересов. И, в общем, дворяне всегда оставались в роли  «ста тысяч полицмейстеров», как их называл Николай I.

В 1565 г. Иван Грозный основал опричнину, отделив себя от земщины, и в течение последующих веков опричнина культивировалась, видоизменяя лишь свои формы, название («служилые люди», «бюрократия»), но не меняясь по сути. Для власти было жизненно необходимо это «средостение верных людей». В нем видели надежную опору, послушное орудие против земщины, набирая в опричнину кадры из разных слоев: разночинцев, ренегатов и тому подобных – которые, не имея сословных интересов, были бы преданы этому строю душой и телом.

При отсутствии других крупных общественных сил из бюрократии постепенно образовался едва ли не самый могущественный класс, захвативший в свои руки власть в стране. Но этот класс, стремившийся к подавлению всякой самостоятельности в стране и к бесконтрольному управлению ею, никогда, однако, не мог справиться ни с той, ни с другой задачами. Своим произволом и хищничеством бюрократия вызывала народные волнения. Своей бездарностью и равнодушием к общественному благу она и во внутренней жизни, и во внешней политике не раз доводила Россию до края пропасти.

В такие критические моменты власть прибегала к помощи земщины, обращалась к «лучшим людям земли», к их совету и авторитету. Но как только «лучшие люди» обустраивали землю – они прогонялись, а на их месте снова появлялись «верные слуги» с их исконной политикой. Так было в эпоху земских соборов. Первый земский собор был созван Иваном Грозным, когда он нуждался в поддержке народа против бояр * Первый земский собор («Собор примирения») Иван Грозный созвал в 1549 г. .

Последующие земские соборы, до собора 1613 г., были необходимы царям для укрепления самодержавия. А земский собор 1613 г. имел еще миссию  восстановить  порядок в потрясенной смутным временем стране. Верховная власть нуждалась в поддержке представителей земли, и она широко этим пользовалась.

Но как только земля сколько-нибудь обустраивалась и успокаивалась, соборы стали созываться все реже и реже (и то в исключительные моменты): в 1632 г., после неудачной войны с Польшей * Русско-польская война 1632-1634 г. г. началась после смерти короля Сигизмунда за возвращение Литвы, Украины и др. земель, дававших России выход к Балтийскому и Черному морям. Закончилась поражением после неудачной осады Смоленска. или в 1650 г. во время псковского мятежа * Восстание 1650 г. в Пскове было вызвано злоупотреблениями торговцев, повысивших цены на хлеб под предлогом его поставок в Швецию. Толпа, возглавляемая стрельцами, избила шведского представителя, сместила власть, заменив ее Земской избой и потребовала оставить хлеб в Пскове. Москва была вынуждена созвать Земский собор и пообещать повстанцам уступки. Но в августе 1650 г. власть воевод в Пскове была восстановлена, руководителей восстания подвергли пыткам и сослали. . Наконец, всякое народное представительство было уничтожено и отошло в область преданий. В общем, земские соборы, явившиеся результатом административной перестройки, имели лишь совещательный голос. Их созыв не был гарантирован никаким юридическим актом. Всякий раз, как власть чувствовала себя достаточно укрепленной, она упраздняла это представительство.

VII

То же самое повторилось и в недавнее время. После освобождения крестьян Александр II нашел необходимым обратиться к помощи земщины, ее лучших людей. Он сознавал, что бюрократия не справится с огромной задачей устроения земли. «Лучшие люди» горячо откликнулись на призыв и, не требуя правовых и политических гарантий, принялись за работу. Но им было дано работать настолько, насколько это совпадало с интересами бюрократии. По достижении внешнего благоустройства земщину опять урезали в правах.
А когда революционная эпоха 70-х г. вновь потребовала от самодержавия  обратиться за помощью к земщине, та снова пришла на помощь – и снова была отстранена бюрократией, как только в ней миновала нужда.

Короче,  во всей русской истории не было ни одного факта, когда самодержавная бюрократия готова была доверить земским людям какую-нибудь серьезную деятельность, хотя бы культурного характера. Последние четыре века самодержавие преследовало одну цель: укрепить свое господство, охранить свои неограниченные права. Если в одних случаях оно действовало с помощью только шпицрутенов, а в других – с помощью и шпицрутенов, и земских людей в придачу, то от этого не менялись ни его истинные цели, ни стремления.

VIII

Манифест 17 октября * Манифест Николая II от 17 октября 1905 г. декларировавший неприкосновенность личности, свободу совести, слова, собраний и союзов – породил в обществе надежду на либерализацию режима. Образовалась даже партия «октябристов», насчитывавшая 80 тыс. сторонников. Но 24 ноября в дополнение к манифесту Николаем II был издан указ, в котором «распространение слухов, возбуждающих общественную тревогу» а также «возбуждение» к демонстрациям и забастовкам – наказывалось тюремным заключением. Что, по сути, дезавуировало манифест от 17 октября. является поворотным пунктом в истории России. В нем впервые определенно заявлено об ограничения самодержавия в пользу народа. Но значит ли это, что победа земщины над бюрократией одержана?

На царский манифест 17 октября, как и на манифест 6 августа * 6 августа 1905 г Николаем II был обнародован манифест об учреждении 1-й Государственной думы бюрократия ясно и определенно ответила словами С. Ю. Витте * С.Ю.Витте (1849-1915), государственный деятель С 1886 по 1888 г. был управляющим Юго-Западных железных дорог. После кратковременного управления министерством путей сообщения с 1892 г. и в течение 11 лет был министром финансов. В 1903 г. стал председателем комитета министров. В 1905 г. подписывал Портсмутский мир, под его руководством составлен Манифест от 17 октября. См. его «Воспоминания» М-1960, т. 1.   при его переговорах с японцами: «Мы побиты, но не побеждены!» и так же определенно заявила, что она  еще далеко не готова идти на «разоружение». Если она в первый момент готова была заключить «почетный мир», то лишь затем, чтобы, собравшись с силами, при первом удобном случае объявить войну земщине. А потом сразу, или по частям, отвоевать у нее свои утраченные позиции.

Вся тактика бюрократии в настоящий момент направлена к тому, чтобы привлечь к себе «благоразумную часть общества», побороть «неумеренных фанатиков». А когда страна будет «умиротворена», для бюрократии наступит более легкая  и привычная задача: отобрать у своих вчерашних союзников, у земщины, то участие во власти, которое ей пока только обещано – и вернуться к старому порядку. Таков смысл бюрократической тактики.


 

Вы можете прокомментировать эту статью.


Защитный код
Обновить

наверх^