На главную / Русская интеллигенция / Историческая сатира

Историческая сатира

| Печать |


От редакции. В апрельском номере либерального журнала «Вестник Европы» за 1871 год рецензент А. С. Суворин выступил с критикой только что опубликованной «Истории одного города» Салтыкова-Щедрина. Суворин, в то время журналист либерального направления, обвиняет Салтыкова в неуважении к русскому народу и глумлении над русской историей. Он самоуверенно поучает автора, как он должен был использовать исторический материал, в чем разница между сатирой и юмором, и так далее. Бездарный рецензент не понимает, что, приводя автору в пример Рабле, Свифта и Гоголя, он обращается к равному им гениальному сатирику. Но дело не в том, насколько Суворин понимал литературу. Он вскоре принялся издавать газету «Новое время», расстался с либеральным притворством и превратил свою газету в орган бесстыдного пресмыкательства перед правительством, получивший от Щедрина кличку «Чего изволите?». Все дело в ответе Щедрина, который мы помещаем ниже. Придерживаясь нашего правила, мы печатаем и вызвавшую его рецензию, предоставляя читателю сравнить аргументацию обеих статей.

Весь интерес этого спора содержится в вопросе, как надо относиться к народу, рабствующему перед своими угнетателями. Как читатель поймет, вопрос этот имеет не только историческое значение, и ответ Щедрина может многому научить наших современников, не умеющих определить свое отношение к народу. Главная идея Щедрина выражена в следующем месте:

«Вообще, недоразумение относительно глумления над народом, как кажется, происходит от того, что рецензент мой не отличает народа исторического, то есть действующего на поприще истории, от народа как воплотителя идеи демократизма. Первый оценивается и приобретает сочувствие по мере дел своих. Если он производит Бородавкиных и Угрюм-Бурчеевых, то о сочувствии не может быть речи; если он высказывает стремление выйти из состояния бессознательности, тогда сочувствие к нему является вполне законным, но мера этого сочувствия все-таки обусловливается мерою усилий, делаемых народом на пути к сознательности. Что же касается до „народа“ в смысле второго определения, то этому народу нельзя не сочувствовать уже по тому одному, что в нем заключается начало и конец всякой индивидуальной деятельности.»

Щедрин направил свой ответ в журнал «Вестник Европы», не следуя в этом случае своему обыкновению не вступать в журнальную полемику со своими критиками, но редакция не опубликовала статью. Выделенной здесь идее он придавал важное значение. Он не только повторил эту мысль в письме к А. Н. Пыпину, но сумел вставить ее в рецензию на сочинения Н. А. Лейкина, помещенную в майском номере «Отечественных записок» за тот же год. Читатель может судить, как относился к народу Михаил Евграфович Салтыков, подвижник, отдавший ему всю свою жизнь.


 


Страница 1 из 3 Все страницы

< Предыдущая Следующая >
 

Вы можете прокомментировать эту статью.


Защитный код
Обновить

наверх^