На главную / Биографии и мемуары / Александр Соколенко. Экзамен

Александр Соколенко. Экзамен

| Печать |


Я тону

 

К моему счастью, «вуса» прошлую ночь не дежурил, и я хорошо выспался. С утра мы получили вероломный затор. Вероломство его заключалось в том, что он образовался в метрах пятидесяти от огромного водопада. Это значило, если ты попадешь вместе с вдруг рухнувшим затором в воду, то у тебя остается на маневрирование только метров пятьдесят возможного на спасение пути. Если этот короткий отрезок пути не будет благоприятно использован, верная гибель.

С правой стороны переката имелся небольшой гранитный остров-останец. Масса воды, подходя к перекату, с большим шумом падала вниз, другая часть воды обрушивалась на останец и, омыв его с правой и с левой стороны, тоже валилась вниз вместе с бревнами. Остров мог стать заслоном для плывущих на него бревен, и около него мог образоваться затор.

Словно, предчувствуя беду, я всю возможную ситуацию предварительно изучил. Потом мы всем звеном обследовали затор и убедились, что он держится на одной оси, образуя как бы рычаг с одинаковыми плечами, на которые равномерно давит быстро текущая вода, и он держится в равновесии, правым плечом слегка опираясь на берег. Нужно было удлинить одно левое его, плечо, чтобы нарушить это равновесие. Вода своей силой могла повернуть затор вокруг своей оси, и он мог, потеряв равновесие, рухнуть всей массой в воду. С этой целью мы стали перекатывать свободные бревна с правого плеча на левый, Затор после этого стало трясти, он вздрагивал. Нужно было еще прибавить на левую сторону бревен, и вода бы сделала свое дело.

Перед решительной атакой мы сделали перекур. Перед последним штурмом я снял с себя теплую одежду (было холодно) и остался в одном белье.

Когда мы подкатывали к левому плечу последнее бревно, я слишком увлекся и забыл об опасности. Как мы и ожидали, вода быстро сработала: она повернула затор на 60 градусов, и он стал распадаться на отдельные бревна. Мои товарищи, находившиеся ближе к берегу, успели выскочить на него, а я попал в воду.

Не раз я видел, как в таких случаях люди попадали в воду, как они после нескольких, как казалось со стороны, бесцельных движений, получив от бревен травму, быстро шли ко дну. Я знал, что все мои семнадцать предшественников из воды не вернулись, что я восемнадцатая жертва.

В то же время я забыл обо всем на свете. Словно у меня не было ни жены, ни детей, ни родителей, не было и лагеря. На всем свете были только я и эта страшная неумолимая стихия. В моем распоряжении несколько минут, думать и принимать решения нужно быстро. Решаю, нужно вместе с подходящими бревнами двигаться прямо к острову. Но одни бревна, уносимые потоками воды, двигались прямо к смертельному перекату, другие к острову, третьи, огибая остров справа, спускались в водопад за ним. Я маневрировал: нырял под бревна, появляясь у поверхности тех бревен, которые направлялись к острову. Я понимал, что и остров несет страшную опасность для жизни. Вот бревно, за которое уцепился я, плывет сравнительно медленно прямо к острову. Не дойдя десятка метров до него, оно вдруг приобретает громадную скорость и всей своей тяжестью грохается о прилипшее уже ранее к острову бревно. За ним с такой же скоростью и тем же грохотом прилипают другие и т. д. Они не ждут, выбрались ли вы из воды или еще на бревне, а так стукнут по хребту (если вы еще до этого о переднее бревно не перебили себе руки), что из вас дух вон.

Чтобы избежать всех этих неприятностей. Я решаю использовать инерцию воды. Когда я на большой скорости подплывал на бревне к берегу острова. Я сразу же выбросил вверх руки и заскользил по поверхности находившихся там бревен. Слышал я, как сейчас же за мной один за другим ухали подплывающие к острову бревна. Но я был уже в недосягаемости для них.

Я победил стихию! Радостное чувство охватило меня. Я, как Робинзон Крузо, теперь единственный на острове. Я встал на ноги, осмотрелся, вспомнил жену, своих детей и сладко заплакал. Это были слезы победы.

Когда я плыл, слышал какую-то стрельбу на берегу, крики с того же берега. Но мне было не до них. Да и чем они могли помочь мне?

Но я был на острове, и самостоятельно добираться на большую землю было опасно. С острова я видел, как Иван Андрианович метался по берегу, что-то организовывая. Когда мимо меня прошли последние бревна нашего затора, и вода очистилась, к берегу подъехал молодой казах с арканом. Забравшись елико возможно в воду, он пытался с лошади забросить мне на остров конец аркана. К сожалению, аркан никак не долетал до меня. Если же казах пытался подъехать ближе к острову, вода сбивала его вместе с лошадью. Все же после нескольких попыток конец аркана оказался у меня. Я обвязал себя вокруг пояса, бросился в ледяную воду, и оказался на большой земле цел и невредим.

Нет, не захотел я быть восемнадцатой жертвой. Восемнадцатой и последней жертвой несколько позже стал слесарь с Алма-Атинского железнодорожного дела Александр Струков.

 


Страница 10 из 15 Все страницы

< Предыдущая Следующая >
 

Вы можете прокомментировать эту статью.


Защитный код
Обновить

наверх^