На главную / Биографии и мемуары / В. И. Суслов. Воспоминания о Реме Григорьевиче Хлебопросе – Друге и Учителе

В. И. Суслов. Воспоминания о Реме Григорьевиче Хлебопросе – Друге и Учителе

| Печать |

[Виктор Иванович Суслов – российский экономист, член-корреспондент РАН, профессор кафедры применения математических методов в экономике и планировании Новосибирского университета, заместитель директора по науке и заведующий Лабораторией моделирования и анализа экономических процессов Института экономики и организации промышленного производства СО РАН]


Виктор Иванович Суслов и Рем Григорьевич Хлебопрос на Ангаре, возле Листвянки, 2011

Виктор Иванович Суслов и Рем Григорьевич Хлебопрос на Ангаре, возле Листвянки, 2011

Рем Григорьевич Хлебопрос был интеллигентом в «экстремальном проявлении»: спокойным и доброжелательным, умным и остроумным, эрудированным и информированным, прекрасным рассказчиком, умеющим слушать других, крупным ученым и успешным организатором научных исследований.

Я познакомился с ним случайно.

В моей жизни было много (осталось не очень) друзей. Со школьными товарищами из двух Ленинградских школ, в которых я учился, связь давно потерял. С двумя-тремя сокурсниками по Ленинградскому госуниверситету отношения сохранились. Ребята и девчата, с которыми я учился в Новосибирском госуниверситете (это было почти полвека назад) до сих пор мои друзья. Потом я работал и работаю в Институте экономики СО РАН, и за свою жизнь в Академгородке перенес несколько «волн» друзей. Рем – мое приобретение в последнюю «волну».

У Рема Григорьевича было несколько близких знакомых из нашего Института. В частности, Наталья Владимировна Баранова * Наталья Владимировна Баранова  – сотрудница ИЭОПП СО РАН, вела многие программы международного сотрудничества, в том числе с фондом Сороса и Юрий Шабсович Блам * Юрий Шабсович Блам  – кандидат экономических наук, заведующий одним из отделов ИЭОПП СО РАН . Это были (и остаются до сих пор) и мои хорошие товарищи, и как-то лет 15 назад за «рюмкой чая» у Юры я познакомился с Ремом. Взаимного неприятия не произошло. Потом мы оказались «один на один» в купе ночного поезда из Новосибирска в Красноярск. Была «бутылочка» и долгий разговор о жизни вообще и науке в том числе. С тех пор мои поездки в Красноярск (а они достаточно частые) и Красноярский край были под «патронажем» Хлебопроса, а его приезды в Новосибирск немного «курировал» я.


Наталья Владимировна Баранова и Юрий Шабсович Блам

Наталья Владимировна Баранова и Юрий Шабсович Блам за «рюмкой чая» поздравляют Р. Г. Хлебопроса с 80-летием. 
В. И. Суслов (за кадром) делает видеозапись поздравления, Новосибирск, 2011


Р. Г. Хлебопрос и В. И. Суслов за разговором, Красноярск, 2011

Р. Г. Хлебопрос и В. И. Суслов за разговором, Красноярск, 2011

Обычно я останавливался (и останавливаюсь до сих пор) в гостинице Дома Ученых в красноярском Академгородке. Это в нескольких кварталах от дома, где жил Рем и живет его семья: жена Инна, сын Александр и дочь Леночка, юная до неприличия для такого взрослого отца. Я очень любил и люблю гулять по крутому берегу Енисея в Академгородке, что часто мы делали вместе с Ремом и его близкими, а иногда и с моей супругой, Ольгой Алексеевной.


На берегу Енисея. Виктор Иванович с Хлебопросами

На берегу Енисея. Виктор Иванович с Хлебопросами: Ремом Григорьевичем, Инной Александровной Кижнер и Леночкой. Красноярск, 2011


Рем Григорьевич в гостях у Сусловых

Рем Григорьевич в гостях у Сусловых, Ольги Алексеевны и Виктора Ивановича. Новосибирск, 2008

Я не собираюсь как-то анализировать научную деятельность Рема Григорьевич, все-таки я представляю другую область науки (хотя наши  научные интересы постоянно сближались, о чем чуть ниже), но его замечательные научно-организаторские способности не отметить невозможно. Он провел восемнадцать всероссийских симпозиумов с международным участием «Сложные системы в экстремальных условиях» (с регулярностью – через год).

Благодаря его чрезвычайной коммуникабельности и огромным научным и дружеским связям по всему миру, состав участников этих симпозиумов был исключительно разнообразным. Это были, конечно, экологи, но очень разных специализаций. Обсуждались проблемы глобального изменения климата, создания замкнутых систем жизнеобеспечения, необходимых для выхода в космос, динамики озонового слоя земной атмосферы, «экономики» леса и других биологических экосистем. Эти симпозиумы были отнюдь не скучными. К тому же проводились они в замечательных местах, и «культурные» программы, организованные Ремом, были незабываемыми. Обычно мы посещали эти мероприятия с моей супругой, и некоторыми воспоминаниями я просто не могу не поделиться. Ведь все это случилось в нашей жизни благодаря Рему Григорьевичу.


Открытие XII симпозиума

Открытие XII симпозиума. Турбаза «Снежный барс», Хакассия, 2004

Я стал участвовать в этих симпозиумах, начиная с 12-го (2004 год). Произошло это в замечательном месте в западных Саянах. На турбазе под названием «Снежный Барс». Это тогда было несколько коттеджей с номерами для туристов с деревянными пешеходными дорожками, столовой (там был бар – открытый для нас всегда – с дешевой кедровой настойкой), хозяйственными постройками, баней на берегу горного ручья – небольшой речки с именем «Сток-Тыш», которая впадала в реку Он, потом Ону, приток реки Абакан и далее – Енисея. Добирались мы туда поездом из Красноярска до города Абакан, потом автомобилем (пару часов, почти до Тувы). Все это разместилось в небольшой долине рядом с горным склоном, с которого стекал ручей, в светлой тайге из огромных кедров с вкраплениями по берегу ручья кустов жимолости – ягоды на них были огромными, как виноград, с полянами, уставленными огромными красными сыроежками, твердыми и исключительно вкусными на следующий день после засолки.


В. И. Суслов и Р. Г. Хлебопрос во время работы XII симпозиума, Хакассия, 2004

В. И. Суслов и Р. Г. Хлебопрос во время работы XII симпозиума, Хакассия, 2004

Метрах в 100–150 выше по ручью была сделана простейшая плотина из куска листового железа, которая отводила часть стока в трубу. Внизу на ее конце была устроена опять же простейшая электротурбина, обеспечивающая энергией все хозяйство турбазы. Здесь же соорудили еще одну плотинку – получился небольшой бассейн для посетителей бани – из парилки в холодный (очень) рай.

Следующие, по-моему, три конференции проводились в Ергаках. Это тоже западный Саян, но, скорее, сдвинутый к востоку – на берегах правых притоков Енисея (Оя, Буйба). Это природный парк, название которого связывают часто с «торчащими пальцами» – образами местных горных вершин. Мы были на разных туристических базах, но некоторые экскурсии и пешие походы были одинаковыми. Пару раз мы ходили к падающему (висячему) камню. Это такой каменюга, размером с загородный дом, который непонятно как держится на краю каменного склона, практически отвесного, почти километровой высоты. Там много озер и вверху и пониже, с которых начинаются истоки Буйбы.

С автомобильной трассы на перевале, от висячего камня, от озера «Радужное» внизу под ним виден горный хребет, который называют «Спящий Саян». Своим очертанием он напоминает огромного лежащего на спине человека. Можно разглядеть голову с носом, глазами и губами, грудь, руки и ноги с вытянутыми ступнями. Местная легенда гласит, что, когда люди совсем «оборзеют», висячий камень упадет вниз, «Радужное» озеро выплеснется из своих берегов, а Спящий Саян встанет и начнет наводить порядок. Мало не покажется никому. Это про экологию.

Мы бывали на экскурсии в «Каменный город». Это несколько каменных гряд – нагромождений камней очень разного размера, расположенных по одному из горных гребней. Очень впечатляет.

В 2014 году конференция проходила на базе Красноярского научного центра на озере Шира. Нам удалось искупаться в озере – оно слабосоленое с водным составом, как в утробе матери. Именно удалось: в первый день, позже погода совсем испортилась, и купаться не хотелось. Еще запомнилась экскурсия на Туимский провал. Это в одном из соседних с Широй поселков, где долгое время велись разработки вольфрамовых и медных руд. Активно использовались взрывные работы, что привело к обрушению и образованию «дыры» диаметром 200 метров и глубиной 120 метров. Теперь на разных «тарзанках», в бывших штольнях и туннелях любят развлекаться всякие «экстремальщики», что, вообще-то говоря, запрещено. Была еще одна запоминающаяся поездка на «Сундуки» – череду сто- и выше метровых холмов с усеченными и выветренными вершинами, которые использовались древними жителями Хакассии в каких-то ритуальных целях. Их сравнивают чуть ли не с Стоунхенджем.

Даже если конференция проходила в городе, Рем Григорьевич умудрялся «окружить» ее запоминающейся культурной программой. На последней конференции, в 2016 году была организована экскурсия по старейшим селам восточного прикрасноярья (по левому берегу Енисея, напротив Железногорска). Церкви и храмы XIX века, пешие прогулки по крутым берегам стариц Енисей, древние городища запоминаются навсегда.

Своими научными интересами мы с Хлебопросом пересекались косвенно. Он – математик-эколог, любящий и умеющий рисовать разные замысловатые графики температуры и др., из которых следуют нерадостные выводы. Я – экономист-математик, «модельер», разрабатывающий, анализирующий и применяющий большие прикладные модели пространственной экономики, в частности, для построения долгосрочного прогноза и стратегии развития России. Тем не менее, в последние годы мы были заняты совместной работой по экологии Красноярска. Меня увлекла проблематика, противоречивость и драматичность истории Красноярской ГЭС, алюминиевого завода, тепловых станций на бурых углях КАТЭКа, атомных реакторов Железногорска. Как решить проблему полыньи, образованной плотиной: и летом и зимой на 200 км вода в Енисее одинаковой температуры – около четырех градусов. Летом купаться нельзя, а зимой испарения незамерзающей воды очень «эффективно» доставляют в легкие человека всю «гадость», выбрасываемую промышленностью и энергетикой Красноярска в атмосферу. Как построить потенциально самую безопасную в мире атомную электростанцию в Железногорске. Как избавить жителей города от отравления продуктами сжигания бурых углей.

Одно из направлений исследований и усилий, продолжаемых и сейчас – низкоуглеродная энергетика, развитие которой стимулируется недавним Парижским соглашением. В ее основе лежат технологии, разработанные и апробированные красноярскими учеными четверть века назад. Рем Григорьевич очень образно объяснял ее суть: курение наоборот, т. е. горящий конец во рту, а курильщик выдыхает. Для этих технологий тепло для населения – побочный продукт. Основными продуктами являются термококс и сорбент, во много раз более дорогие, чем исходный бурый уголь. Внутренний российский рынок этих продуктов очень узок, поскольку экологические проблемы очистки водных стоков и атмосферных выбросов у нас все еще не актуальны, а кокс для металлургии поставляется традиционными поставщиками. Но перспективы имеются.

Нельзя не отметить уникальную особенность Рема Григорьевича – его жизнестойкость. В своей жизни он преодолел несколько катастрофических событий, которые для многих других были бы фатальными. Он, будучи «Ворошиловским стрелком», еще в молодые годы практически потерял зрение в результате неудачно произведенного опыта на уроке химии, когда работал школьным учителем. Потерял многих родных, в том числе свою совсем молодую дочь. Но сохранил «жажду жизни», которой часто не хватает многим из нас.

Я чрезвычайно рад, что на моем жизненном пути встретился такой человек, как Рем Григорьевич Хлебопрос. Дружба с такими людьми (их очень немного) не только расширяет кругозор, круг интересов, научных устремлений, но и среду твоих товарищей. Новыми для меня товарищами стали замечательные люди, такие как Кашкин Валентин Борисович * Кашкин Валентин Борисович  – эколог,  доктор технических наук, профессор, Институт космических и информационных технологий Сибирского федерального университета. , Суховольский Владислав Григорьевич * Суховольский Владислав Григорьевич  – эколог, доктор биологических наук, профессор, Институт леса имени В.Н.Сукачева. и многие другие.

Тепло от общения с Ремом и его близкими останется во мне навсегда.



Рем Григорьевич Хлебопрос, Хакассия, 2004

Рем Григорьевич Хлебопрос, Хакассия, 2004


Рем Григорьевич Хлебопрос, Красноярск, 2011

Рем Григорьевич Хлебопрос, Красноярск, 2011

 
наверх^