На главную / Капитализм и социализм / В.А. Охонин. Эффекты отбора в биологии и экономике

В.А. Охонин. Эффекты отбора в биологии и экономике

| Печать |


Собственность

Далее мы будем проводить аналогию между различными субъектами собственности и различными наборами генов в биологии. В частности, это будет означать, что различные субъекты собственности нетождественны между собой в части экономических проявлений, подобно тому, как в различных генах содержится различная информация. Такими устойчивыми различиями собственников могут быть специфические навыки, способности, бизнес - идеи, стиль организации производств, контролируемых собственниками, системы неформальных связей, в которых собственник участвует. В тех случаях, когда навыки или иные признаки можно приобретать, часть указанных признаков следует считать не конституирующей субъекта характеристикой, а его собственностью. Впрочем, не слишком существенно, чтобы различия были очевидны, формализуемы и стационарно проявляемы – это может быть и статистически проявляемая, изменяющаяся со временем, но в устойчивой связи с предыдущими проявлениями, совокупность кажущихся мелочей. В ряде отношений существенно лишь, чтобы собственник не мог, будучи исходно отличным, стать «неотличимым от другого собственника» в ходе изменений. Экономические процессы протекают достаточно быстро, за годы, а порой и быстрее, на таких временах проблема стабильности экономически значимых свойств собственника может не слишком проявляться. В биологии, в отсутствие мутаций, сохраняется множество имеющихся генов. Для полной аналогии с биологией необходимо, чтобы сохранялось множество собственников - что при наличии частной собственности имеет место.

Нарушение сохранения множества собственников означало бы, что некоторые субъекты, не имея исходно собственности, впоследствии могли бы ее приобрести. Такое, действительно, возможно – в результате «бескорыстного дара» со стороны имеющих собственность субъектов, либо при «случайной находке». В прочих случаях как бы перехода собственности сохранение носителя меры может реально иметь место. Например, если работник получает зарплату - можно сказать, что он продает свой труд, вкладывает свою частную собственность - собственную трудоспособность - и получает с нее доход. Поскольку трудоспособность работника ненулевая, нельзя сказать, что у него нет собственности. Впрочем, трудовые навыки - иной вид собственности. Трудовые навыки могут приобретаться за деньги, в системе платного образования, но отличаются тем, что медленнее «растрачиваются» - наследник может разориться один раз, а, имея образование, можно пытаться начать превращать его в деньги десятки раз. При наличии такого безвозмездного образования попытка передать через эту систему навыки окажется безуспешной, если субъект к тому не пригоден, не имеет собственной наклонности к образованию – но такая, «природная», часть трудовых навыков может трактоваться как «случайная находка». При получении наследства наследник может рассматриваться как «тот же самый» экономический субъект, по крайней мере, если субъект наследует и ключевые навыки «успешного ведения бизнеса». Это вполне может быть, хотя бы в случаях, если ключ к успеху - технологический или организационный «секрет», либо ключ к успеху «зашифрован в структуре производства, и передается вместе с ней». Экономическим субъектом может быть вообще не физическое, а юридическое лицо - например, корпорация. При получении кредита можно полагать, что выделенные средства по-прежнему принадлежат кредитору, да и выдается кредит человеку, способному вернуть кредит с процентами - субъекту, в собственности которого как минимум есть соответствующие трудовые или экономические навыки. Способность возвращать кредит - в современном обществе вещь вполне формализованная, не менее чем для прочих форм собственности - существует кредитная история личности, и даже, за деньги, можно «купить» улучшение кредитной истории, наняв соответствующих консультантов.

Таким образом, за вычетом «безвозмездных субсидий», «случайных находок», и дробления наследства, принцип сохранения множества собственников выполняется. Налоги на собственность или прибыль субъектов, равно как и «естественные потери собственности», сами по себе принцип сохранения множества собственников не нарушают - до тех пор, пока налоги не используются для выдачи «безвозмездных субсидий».

Поэтому далее будем рассматривать именно «десоциализированную собственность», исключающую «безвозмездные субсидии», что более или менее соответствует современному российскому восприятию «частной собственности». Это не тождественно юридическому понятию «частной собственности» - “private property”, базирующемуся на праве распоряжаться данной собственностью, по крайней мере, в англоязычных странах. Юридически возможна табличка - «частная собственность, свободный вход только для безработных» - но ясно, что в этом случае имела бы место не «десоциализированная собственность», а упоминавшийся Бердяевым феномен «индивидуального социализма», «феодальный патернализм» или другие проявления, не специфичные для «конкурентной экономики». Впрочем, отметим, что, на фоне доминирования десоциализированной частной собственности, индивидуальные попытки масштабной социализации контролируемой личностью собственности могут быть мало реальны (ведь такие попытки способны снижать конкурентоспособность).

 

 


Страница 3 из 11 Все страницы

< Предыдущая Следующая >
 

Вы можете прокомментировать эту статью.


Защитный код
Обновить

наверх^