На главную / Капитализм и социализм / В.А. Охонин. Эффекты отбора в биологии и экономике

В.А. Охонин. Эффекты отбора в биологии и экономике

| Печать |


Корпорации

В ходе экономического развития могут возникать корпорации, контролируемые узким кругом собственников, но интегрирующие значительные ресурсы, и внутренне организованные совершенно не по правилам свободной конкуренции.

В биологии аналогом корпораций выступают многоклеточные организмы. Надо сказать, что с позиций теории сохраняющегося носителя меры, в случае многоклеточных организмов, размножающихся половым путем, эволюция устроена двояко. С одной стороны, конкурируют геномы близких нескрещивающихся видов. В нашем случае, в случае кроманьонцев - примером такой конкуренции была, по некоторым гипотезам, конкуренция с неандертальцами. С другой стороны, сохраняется не только геном вида в целом, сохраняются при размножении и отдельные хромосомы. Хромосомы - родственны плазмидам, а те – вирусам. Можно поэтому представлять себе, скажем, организм человека, как некую «корпорацию», созданную всего сорока шестью квазивирусами, принадлежащими двадцати четырем разновидностям (22 парных хромосомы, и одна пара половых хромосом, если эти хромосомы однотипны - организм женский, если же имеется непарная хромосома – мужской; все хромосомы кроме хромосомы, отвечающей за мужской пол, в сопоставимой степени контролируют организм, лишь непарная мужская хромосома существенно «поражена в правах».) Потомство у нас создается как новые «корпорации», в равных долях представляющие обе родительские «корпорации» – по 23 хромосомы от каждого из родителей. Каждый из 24-х типов «вирусов - олигархов» имеет разновидности, несмотря на фиксированную базовую роль в «корпорации». Это создает огромное разнообразие потомков, порождаемых указанными 24-мя семействами – от одной пары родителей можно получить многие миллиарды вариантов потомства. Неодинаковая распространенность различных вариантов в различных регионах создает региональные сдвиги в фенотипе людей, имеющие приспособительное значение, самый очевидный из них - большая защитная пигментация кожи у коренных южан.

Заметим, что, с позиций современной генетики, у людей нет эволюционных причин жестко конкурировать между собой. Это понятно на уровне конкуренции видов, когда мы выступаем как единое целое - но и «внутренняя» конкуренция, на уровне «квазивирусов - хромосом», может идти лишь «внутри каждого из олигархических кланов» - организмы с «не тем» базовым набором хромосом не жизнеспособны. «Внутриклановая» же конкуренция в пределах вариантов заданного типа хромосом, призванная, с позиций теории Дарвина, оптимизировать варианты каждого из этих типов, происходит посредством многих апробаций, за многие поколения, в составе различных вариантов генома организмов, индивидуальное сознание контролировать это не может. Мы даже не знаем, встречая другого человека, насколько близки нашим хромосомам его хромосомы, нет ли между ними тождественных, исключение составляют лишь близкие родственники - про них известно, что есть тождественные (с точностью до мутаций и кроссинговеров). В этой сфере далеко не все исследовано. Например, неясно, совокупность генов пигментации кожи настроена скорее на то, чтобы точнее обеспечить нужную интенсивность, или же на то, чтобы при миграции в другой регион интенсивность пигментации можно было бы быстро, за небольшое число поколений, переиграть.

Со времен фараонов, известны попытки, привести нашу биологию в соответствие с нашими фантазиями о том, как должно быть - попытки генетически изолироваться в рамках узкого сообщества близких родственников. Это приводит к накоплению генетических дефектов и генетическому вырождению. Приходится признать, что такого рода идеи не встречают у «базовых семейств квазивирусов - олигархов», издревле контролирующих устройство наших организмов, понимания и поддержки.

 

 


Страница 7 из 11 Все страницы

< Предыдущая Следующая >
 

Вы можете прокомментировать эту статью.


Защитный код
Обновить

наверх^