На главную / История и социология / И. С. Кузнецов. Новосибирский Академгородок в 1968 году: «Письмо сорока шести» Часть 1

И. С. Кузнецов. Новосибирский Академгородок в 1968 году: «Письмо сорока шести» Часть 1

| Печать |


Раздел 3

Материалы обсуждений в Институте геологии и геофизики

№ 1

Из протокола заседания партийного бюро института 1 Заседание, как и последующие мероприятия такого рода в институте, были посвящены обсуждению действий «подписантов» из лаборатории ядерной геофизики – молодых инженеровЛ. А. Лозовского иА. М. Шалагина. Другие источники называют в их числе также лаборантовБ. И. Пролоуса иН. А. Топешко, иногда же еще и научного сотрудникаВ. И. Щеглова. Причины таких расхождений из официальных документов не ясны. В воспоминаниях участников событий прослеживаются три версии по этому поводу: по мнениюА. М. Шалагина, основной удар был нанесен по наиболее заметным фигурам – «зачинщикам»;Л. А. Лозовский считает, что лица, избежавшие прессинга, были «сексотами» КГБ; отношение к последнему из названных сотрудников объясняют близостью его отца, также сотрудника института, к руководящим кругам. Напомним, что краткие сведения о выступавших на этом и последующих заседаниях помещены после всего документального массива, относящегося к данному институту,между 13 марта  и 8 апреля 1968 г. 2 Точную дату заседания определить не представляется возможным, поскольку лл. 160–164, где в начале протокола должна фигурировать эта дата, «законвертированы». Примерный временной интервал определен по датам предшествующего и последующего заседания

<…> Моисеенко У. И. Я считаю, что об этих  подонках нечего получать дополнительную информацию, – и так все ясно. Мало им дали; организация, чувствуется, есть, т. к. все проходит организованно, и  информацию она получала гораздо раньше,  чем все появляется в печати.  Если их поддерживает директор Ядерной физики или дочка большого ученого, их нужно призвать к порядку. Нужно покончить с кастовостью.

Бланкова Т. Н. Ситуация страшно неприятная для всего Академгородка. Видимо, группа какая-то  есть,  как все происходит организованно. С Лозовским говорить очень не просто, так как  он читал дополнительные материалы, какие ходят в списках.  Поэтому нам нужно получить какую-то дополнительную информацию. Как работник Лозовский хороший, но очень горячий. Лозовский говорит, что они не рассчитывали, что письмо пойдет за рубеж. Нужно ставить вопрос об «Интеграле». Год уже нет никаких объявлений. Сейчас там идет работа с узким кругом людей, – в основном с теми, кто и подписал письмо.

Вышемирский В. С. В городке, чувствуется, есть антисоветская организация, и принадлежность Лозовского к ней несомненна. Он прекрасно все понимает. Прав Кириллов, что Лозовского нужно выгнать из Института – провести это на открытом партийном собрании. Лозовский в моральном отношении не подходит к работе в академическом институте. Никаких консультаций не нужно – все есть в печати, Верховный суд и суд вообще нам не подотчетен. Реакция на решение суда чисто ошибочная. Эти люди заинтересованы в появлении темных пятен на Академгородке и всей стране, и они не надеются, что решение суда будет пересмотрено. Нам нужно поддержать право суда на то, какую форму он выбрал для своей работы.

Анатольева А. И. 3 Анатольева Анна Ивановна (1926–1982) – окончила МГУ в 1950 г., ст. науч. стр., канд.. с 1971 г. д-р геол.-минер. нук. Супруга И. В. Лучицкого.  Основная монография «Домезозойские крестоцветные формации».  По воспоминаниям коллег,  отличалась беспредельной преданностью науки, говорила: «если бы мне не платили зарплату, а давали самый минимум для проживания и давали возможность заниматься геологией, я была бы так же счастлива, как и теперь» (См.: Кренделев Ф. П., Лучицкая А. И. Игорь Владимирович Лучицкий. М., 2004. С. 68) Я глубоко убеждена в существовании тайной организации. Была на банкете бардов – все проникнуто сионистским духом.  Эти люди не думают о народе. Народ для них – быдло, подстилка для достижения своих корыстных целей. Они заявляют, что революции у нас нет, что она кончилась в 1937-м году – сейчас только контрреволюция. Прав Осипов, поставив вопрос о закрытых формах обслуживания и в городке, и в городе, и во всей стране. Пора положить конец кастовости. На этом играют. Ленин жил и работал без закрытых магазинов и поликлиник. Нужно просить ЦК о том, чтобы сюда  прислали сильных идеологических работников.

Курицын В. А.  Факт этот безобразный, порочащий нас. Эти трое – антисоветчики, а на их обсуждение тратится масса времени. Все, кто подписал это письмо, заслуживают самого сурового наказания.

Быков Ф. А. Лозовский не достоин быть членом нашего коллектива. Будь он в рабочем коллективе, он не смог бы этого себе позволить.

Ревягин А.Н. Я присоединяюсь ко всем, а те, кто подписал, заслуживают строгого наказания.

Гайский В. Н. На собрании нужно разбить Лозовского идеологически, а собрание пусть предлагает организационные меры. Нам с этим выступать не нужно. Нужно, чтобы сотрудники института встали на нашу сторону.

ПОСТАНОВИЛИ:

1. Партийное бюро осуждает антисоветское выступление сорока шести человек.

2. Написать в «Правду» письмо с осуждением сорока шести и  поддержать решение советского суда.

3. Провести закрытое собрание 8 апреля.

4. Провести общее собрание института 4 апреля.

ГАНО. Ф. П-5430.  Оп. 1. Д. 9. Л. 165–166

№ 2

Из протокола  закрытого партийного собрания института, 8 апреля 1968 г.

На учете в партийной организации состоит 120 членов и кандидатов 1 Это была крупнейшая партийная организация ННЦ, принимая во внимание, что в 1968 г. в данном институте было около 900 сотрудников, в том числе 33 доктора и 175 кандидатов (ГАНО. Ф. П-5430. Оп. 1. Д. 11. Л. 31–32). На собрании присутствуют 100 членов и кандидатов в члены КПСС.

ПОВЕСТКА ДНЯ:

1. О письме группы сотрудников учреждений Академгородка по поводу Гинзбурга и Ко

В.Н.Гайский знакомит с материалами дела и письмом.

ВОПРОСЫ:

Белоусов А. Ф. Кто подписал  письмо?

Троицкий С. Л. Кто организовал это письмо?

Журавлева И. Т. Как стало известно об этом письме?

Задкова И. И. Видели ли сборщики?

Кашменская О. В. Совпадает ли содержание писем, переданных по «Голосу Америки» и подписанных в Академгородке?

Пинус Г. В. Кто организовал это письмо? Получила ли «Комсомольская правда» это письмо?

Холод Ю. Правда ли, что у невесты Гинзбурга были отобраны записи его защитника?

Леснов Ф. Н. Не вызвано ли это письмо именно недостатком информации?

Моисеенко У. И. Почему письмо только о двух, а не о всех четырех?

Кляровский В. М. Кто эти лица в нашем институте, которые подписали письмо?

Жалковский Н. Д. По чьей инициативе мы собрались?

Кашменская О. В. Не нужно ли разделить два вопроса: написание письма и передача его за границу?

Велинский В. В. Что антисоветского в этом письме?

Косалс Я. А. Если бы не попало в «Голос Америки», что особенного в этом письме?

ВЫСТУПЛЕНИЯ:

Троицкий С. Л. Вопросы серьезные, нужно различать форму и содержание. Сотрудники института проявили близорукость, подписывая это письмо. Коммунисты должны разбираться.

Занина Е. Ф. Письмо не красит лицо Академгородка. Должны быть приняты меры очень серьезные. Необходимо контролировать работу в вечернее время. В институт приходят сотрудники, не работающие в институте.

Залетаев Г. С. Факт подписания письма – это результат недостаточной идеологической работы. Это порождает равнодушие к нашим делам. На вечере 2 Имеется в виду известное мероприятие в Институте геологии и геофизики, где была проведена   дискуссия о фестивале «бардов» было много людей, которые не имели отношения к институту. И у всех на глазах была вынесена газета.

Журавлева И. Т. Идеологическая борьба принимает острые формы. Мы недостаточно владеем информацией, которой владеет наш противник, и это может нам снижать острые вопросы.

Филиппов Е. М. Письмо подписали сотрудники (Лозовский, Шалагин и Топешко), они агитировали за подписание и других. На партгруппе обсуждалось поведение Лозовского. Лозовский работал сначала по хоздоговорной теме, потом переведен в штат института. Работает под руководством Бланкова. Сам факт неприятный.

Кузнецов В. А. Этот вопрос всех волнует. Нельзя сказать, что подписавшие – плохие люди. Этих товарищей я осуждаю. Идеологическая работа очень сложная. Большее внимание надо уделять идеологической работе. После праздника поползли слухи, и противник ими воспользовался. Ходит письмо о картинной галерее, и оно так аккуратно и на вид безобидно составлено. Остается неясным, почему снимают Макаренко-Гершковича. Молодежь болезненно воспринимает вопросы, связанные с демократией.

Холод Ю. Не знаю ни Гинзбурга ни Голанского. Приходилось с пеной у рта отстаивать неправильные положения при Хрущеве, когда отбирали коров. Во всех газетах ура!!! Я обжегся, и мне не хочется больше. Я не думаю, что идеологическая работа ослаблена, – она не так ведется. Чаковский мало ответил в «Литературной газете».

Николаев С. М. В сегодняшнем собрании необходимо разделить две вещи: подписи письма и идеологическая работа. Нам трудно спорить по идеологическим вопросам. Имеются легализованные и нелегализованные организации. Но кто был активным участником подписания письма? Кохан пытался его подписать в мехмастерских – а он судился за аморальный поступок. Критика в институте слабая. На философских семинарах занимаются чепухой. Защитники Галича и защитники авторов письма совпадают: Кашменская, Бланков, Лозовский. Вопросы о честности и справедливости преподнесены под кислородным соусом. Подсунута неблагородная фактура. Осуждая это письмо, мы слышим вопросы, которые кажутся справедливыми.  А неужели они не могли написать? Это очень тонкий прием. Очень аккуратно смешивают две тенденции. С тенденцией демократизации и использования авторитетов. Чувствуется, что действует организованная сила, которая хорошо оплачивается.

Велинский В. В. Я пропагандист, по этому делу был задан вопрос. Волнует вопрос о  недостатке информации. Они (Гинзбург и Галансков), их страницы, но зачем было делать процесс закрытым. После сталинских времен процесс демократизации касается всех. Это касается и письма. Написать может каждый, подписавшие – не дураки.  Необходимо осудить организаторов, разграничив написавших и подписавших.  Первых осудить. В написании письма ничего принципиального нет, даже как-то хорошо, что люди стали писать прямо.

Бланков Е.Б. Заслуживают презрения люди, апеллирующие  к Америке. Осудить тех, через чьи руки этот документ пошел в Америку. Глубокое огорчение – существование каналов информации. Подписание такого письма, если бы оно не попало в Америку, не составляет криминала. Необходимо разграничить, кто подписал. Подписавшие читали речь адвоката. Подписавшие боролись за справедливость, – судебные ошибки бывают. Гораздо тяжелее ошибка от молчания для тех, кто борется за правду. Нельзя считать действия людей, подписавших письмо, криминалом. Лозовский и Шалагин  – хорошие советские ребята. Никаких организационных выводов о них делать не стоит.  Они не являются сознательным орудием буржуазной пропаганды. Нужно указать им на их легкомыслие. Не защищаю ни тех, ни других.

Кляровский В. М. Последние выступления совершенно непартийные. Вообще выступления странные. Это желание отвлечь собрание от существа дела, оправдать любую политическую близорукость. Это прискорбно, что среди них есть коммунисты. Демократия  заключается в том, что мы обсуждаем письмо, которое направлено против нашего строя. Товарищи, подписавшие письмо, проявили  политическую безграмотность, политическую ошибку.  Каждый должен знать, что должна дать та бумага, которую они подписывают.  Требовать отмены решения суда этим пособникам белогвардейской организации? Этот документ следует оценить как политически неправильный и выступить в печати.

Кашменская О. В. Согласна с Журавлевой, что это началось с недостатка информации. Почему не было полной информации? Насчет Гинзбурга мы не знаем. Говорят, в защиту выступил сын Литвинова, большие литераторы. Почему сняли Макаренко-Гершковича – он хорошо организовывал выставки и не виноват. Пятьдесят лет прошло, необходимо доверие. Недоверие обижает. Нужно больше информации.

Вышемирский В. С. Недостаток информации не является причиной. Информации было достаточно. Не может быть оправдания лицам, подписавшим письмо, они заслуживают осуждения.

Израйлева Н. И. Об информации: все получено из иностранных газет. В них информация о вопросах, которые волнуют молодежь. В иностранных газетах писалось об известных писателях. Почему только обвинения, а не защита?  Почему мало освещаются события в Польше и Чехословакии?

Поспелов Г. Л. Это событие должно интересовать с точки зрения тактики нашей политической работы. Что случилось – наш политический просчет. Режиссура, организовавшая это письмо, еще сыграет на этом деле – увольнения, гонения и т.д. Мы поразительно опаздываем с реакцией на различные события. Когда мелкий факт становится международным, необходима полная информация. Не правильно, что обсуждаем письмо с «Голоса Америки», а не из государственных организаций. Это событие должно насторожить нашу внутреннюю жизнь. Мы попали под обстрел. В вопросе о картинной галерее тоже  начали с администрирования. Не надо упрощать события. Нужно спросить с коммунистов, подписавших письмо. Потребовать информацию у парторганизаций, где эти письма подписали коммунисты. Отсутствие психологического  подхода. Ведутся разговоры, что это возврат к 1937 году. Необходимо выработать определенную линию.  Нужно осудить людей, давших материал для буржуазной пропаганды. После общего партийного  собрания необходимо вернуться и выработать план работы с молодежью.

Моисеенко Ф. С. Письмо – конфетка, настолько тонкая, что голым осуждением ничего не сделаешь. Осуждения заслуживает не письмо, а история изготовления письма. Оно имеет антисоветскую подоплеку. Текст письма мы осуждать не можем. Мы осуждаем с чужого голоса. Наша пропаганда виновата, что мы попали в дурацкое положение. Часть письма вовлечена демагогией.

Фирсов Л. В. Имеется резиденция в Академгородке. Имеется ассоциация географического пункта Академгородка 3 Видимо, в данном случае подразумевалось, что «резиденцией идеологических врагов» в Академгородке являлся Новосибирский отдел Географического общества СССР. Основания для таких обвинений не ясны, однако следует отметить, что в деятельности названной общественной организации в ННЦ отмечались серьезные ошибки.  Так, в постановлении бюро Советского райкома КПСС 30 сентября 1969 г. были вскрыты серьезные  нарушения финансовой дисциплины в Лаборатории историко-географических и социологических исследований (ЛИГИСИ), которая действовала под эгидой указанного общества (ГАНО. Ф. П-269. Оп. 7. Д. 38. Л. 60–62). Нужна действительная пропаганда – взять шефство над геологическим факультетом. Выступление Бланкова – это принцип нейтралитета, плохая позиция.

Жарков М. А. В этом деле неправильно сработала идеологическая пропаганда в прессе. Узнал от сына, который слушал радио.  Дело было взято на вооружение пропагандой США. Необходимо было в ранний момент остановить. Это – основная ошибка. Необходимо правильно заговорить о нем. Это письмо стало политическим. Нам навязали идеологическую борьбу. Действия подписавших письмо нельзя не осудить. Необходима своевременная информация.

Задкова И. И. Поддерживаю выступление Жаркова. Привлечь к строгой ответственности тех лиц из ЦК, кто не ответил на письмо 46-ти и допустил его выход за границу.

Волохов И. М. Расщепление политики обсуждения. Сорок шесть пытались дискредитировать решение суда. Задкова и Жарков говорят о грубейшей ошибке нашей пропагандистской машины. Какой предел информации, который необходим для того, чтобы разобраться и в этом деле. Ответственность отвлекать на разбор этого дела. Просто не рационально тратить время.

Бочкарев Б. Н. Лозовский и Шалагин – вполне приличные люди. Они могли подписать в состоянии аффекта. Суровых мер применять к этим людям нельзя. Это приведет к лишним разговорам.

Матвеев В. Написано о процессе недостаточно. Должно быть подготовлено контрвыступление.

Молчанов В. И. Нужно разграничить демократию и либерализм. Какой может быть  разговор с людьми, которые прямо сотрудничали с контрреволюцией. Выслать их всех из Академгородка!

Заключительное слово Гайского В. Н. В результате обсуждения выявилось общее осуждение по поводу поступка сотрудников, подписавших письмо по поводу осуждения группы Гинзбурга. Коммунисты были единодушны в осуждении людей, объективно вставших на защиту антисоветской деятельности.  Естественно, кроме того были обсуждены вопросы, связанные с недостатками нашей идеологической работы. Сейчас задачей каждого коммуниста нашей парторганизации является правильное разглашение сути происходящих событий, как при обсуждении данного письма, так и в повседневной жизни.

Вопрос. Когда будет общее собрание?

Гайский В. Н. В среду или четверг.

Троицкий С. Л. Зачитывает решение.

Журавлева  И. Т. Еще раз просит улучшить информацию. При проведении собрания достать оригинал письма.

Троицкий С. Л. Вновь читает решение.

Решение принято большинством голосов, 93 при двух против (Кашменская, Вдовин) и пяти воздержавшихся (Бланкова, Холод, Велинский, Леснов, Пяллинг).

Троицкий С. Л. Зачитывает текст письма. В обсуждении выступили Кляровский, Волохов, Холод, Кашменская. Проект письма принят большинством голосов 99 при одном голосе против (Кашменская).

РЕШЕНИЕ ПАРТИЙНОГО СОБРАНИЯ:

Заслушав и обсудив информацию секретаря партбюро института т. Гайского В. Н. «О письме группы сотрудников Академгородка по процессу Гинзбурга», партийное собрание  постановляет:

1. Осудить поступок подписавших письмо сотрудников институтов Академгородка, объективно вставших на путь антисоветской деятельности.

2. Провести общее собрание коллектива для обсуждения и осуждения письма сорока шести. Считать необходимым принять письмо для опубликования в печати от имени коллектива института.

3. Обратить внимание партийной группы сектора геофизики (партгрупорг т. Моисеенко У. И.) и заведующего лабораторией ядерной геофизики члена КПСС тов. Филиппова Е. М. на неблагополучное положение в идеологической работе в лаборатории.

4. Предложить партийному бюро обсудить и принять меры к существенному усилению идеологической работы в коллективе.

5. Поставить перед партийными органами вопрос о партийной ответственности членов КПСС, подписавших письмо.

6. Еще раз просить вышестоящие органы об улучшении информации о наиболее острых  вопросах современности.

ПРОЕКТ ПИСЬМА ОБЩЕГО СОБРАНИЯ КОЛЛЕКТИВА В ГАЗЕТУ

«СОВЕТСКАЯ СИБИРЬ» 4 Вероятно, вначале предусматривалась публикация письма в «Советской Сибири», однако затем ограничились его помещением в многотиражке  СО АН «За науку в Сибири»

Как нам стало известно, группа сотрудников Сибирского отделения, работающих в  институтах Академгородка, в том числе один сотрудник нашего института направили письмо в высшие партийные и советские органы с требованием отмены и пересмотра решения Московского городского суда по делу Гинзбурга и других, осужденных в январе месяце текущего года за антисоветскую пропаганду по заданию зарубежной белогвардейской организации  «Народно-трудовой союз».

Обсудив опубликованные в советской печати материалы по данному процессу и  письмо сорока шести, мы считаем, что это письмо не выражает мнения многочисленного коллектива ученых, рабочих и служащих и нашего института в частности.

Судя по тому факту, что содержание письма в самый короткий срок стало известно враждебным Советскому Союзу зарубежным органам и широко ими используется для дискредитации нашего государственного строя и антисоветской пропаганды, нам совершенно ясно, что к организации письма сорока шести приложили свою руку хозяева Гинзбурга и его подручных из антисоветских контрреволюционных зарубежных организаций. Менее всего заботясь о демократии и законности в нашей стране, они пытались использовать провал платных агентов для новых провокаций против нашего государства и народа. Не удивительно, что авторы письма не сделали даже попытки привлечь на свою сторону хотя бы один производственный коллектив или организацию. Им удалось отыскать в некоторых институтах лишь единицы неустойчивых, безответственных и недостаточно зрелых в политическом отношении людей, которые за демагогическими, внешне патриотическими фразами не увидели или не захотели увидеть антисоветской направленности письма.

У нас нет сомнения в том, что Московский горсуд провел процесс в соответствии с существующим законодательством.

Мы возмущены тем, что в нашем прекрасном научном центре, созданном народом для быстрейшего развития науки и воспитания научных кадров, появилась горстка людей, позорящих наш коллектив. Мы в полной мере осознаем свою ответственность перед Родиной, всем советским народом за дальнейшее развитие передовой советской науки, обеспечивающее неуклонное движение нашей страны по пути строительства коммунизма.

ГАНО. Ф. П-5430.  Оп. 1. Д. 9.  Л. 30–38

№ 3

Протокол общего открытого собрания сотрудников института,

12 апреля 1968 г.

На учете в парторганизации состоит 120 членов и кандидатов  в члены КПСС. Присутствуют на собрании 100 членов и кандидатов в члены КПСС. Беспартийных – 500 человек.

ПОВЕСТКА ДНЯ:

О письме группы сотрудников СО АН СССР по делу Гинзбурга и Ко

Секретарь партийной организации института зачитывает письмо сотрудников СО АН СССР по делу Гинзбурга и Ко. После чего был зачитан ряд выдержек из газеты «Комсомольская правда» и «Правда», освещающих судебный процесс по делу Гинзбурга. Тов. Гайский отметил, что среди подписей оказались подписи сотрудников нашего института  Лозовского Л. А. и Шалагина А. М. Тов. Гайскому был задан ряд вопросов.

Гусев Г. М. Назовите, пожалуйста, подписи, кто подписался под этим письмом.

Эпштейн Е. Н. Существует ли квитанция, что письмо дошло до адресата?

Изох Э. П. Было ли проведено настоящее расследование компетентными органами по ходу этого письма.

Гусев Г. М. Присутствуют ли эти товарищи на собрании?

Алабужев Б. А. Неужели этот список записан с «Голоса Америки»? Столько разборчивых подписей?

Троицкая Т. С. Как был организован сбор подписей?

Пинус Г. В. Хочу высказать пожелание, чтобы сначала выступил один из подписавших это письмо.

Председатель собрания предоставляет слово Лозовскому Л. А.

Лозовский Л. А. Я вижу, что сейчас только в президиум передали квитанции-уведомления, что письма дошли до адресатов. Процесс четырех осужденных меня заинтересовал потому, что я не получил достаточных сведений о процессе в газетах. Я вынужден был обратиться к зарубежной коммунистической печати. Так, во французской газете была статья, она отмечала, что в процессе Гинзбурга имелось нарушение дела. А также была статья в газете коммунистической  партии Австрии. Это меня насторожило, что коммунистические газеты за рубежом отмечают это нарушение. Мы в своем письме подчеркивали, что нами двигала забота о нарушении процессуального права, но нет ни слова, оправдывающего виновность подсудимых. Лозовский зачитывает это письмо.

Гусев Г. М. Я прошуВ. Н. Гайского еще раз зачитать это письмо. Было еще раз зачитано Гайским письмо, которое ничем не отличается от письма-копии, зачитанного Лозовским.

Лозовский Л. А. Мы протестуем против приговора суда.

Гусев Г. М. Какой информацией Вы пользовались, что был нарушен судебный процесс? Каким языком Вы владеете?

– Английским в пределах кандидатского минимума.

Обут А. М. Порядочно там народу было, кто же составил это письмо? Как же Вы не поинтересовались, откуда идет это письмо?

–  Я получил готовый текст.

Трофимук А. А. Вы интересовались, кто его написал?

–  Я подписал готовый текст.

Башарин А. К. Вам дали копию или Вы расписались на подлиннике?

В подлиннике: я ознакомился и подписал письмо.

Моисеенко У. И.  У вас есть коллектив лаборатории, а подписались только Вы.

– Подписались люди, интересующиеся этим.

Моисеенко У. И. Как Вы можете верить зарубежным газетам, их корреспондентам, они же не присутствовали на процессе?

–  Я воспользовался редакционной статьей коммунистических партий Англии и Австрии. Я не интересовался, каким образом они это установили. Я могу им верить, – это коммунистические органы. Этот процесс был закрытым, о нем был ряд статей, и они не отразили всю правду.

Юферев О. В. Вы сказали, что пользовались информацией этих газет. Вы читали эти статьи до подписи письма или после?

– Часть – до, часть после.

Трофимук А. А. Откуда Вы узнали о речи адвоката Гинзбурга?

– Мне дали ее прочитать. Я повторяю, что не придерживаюсь  мнения, что они не виноваты. Речь мне дал один товарищ.

Башарин А. К. В письме вы пишите, что руководствовались чувством моральной ответственности за судопроизводство. Не отвечаете на вопросы, Вам заданные.

Поленова Е. И. В чем Вы видите серьезное несоответствие?

Лучицкий И. В. 1 Как показывают публикуемые документы, известный геолог (с ноября 1968 г. – чл.-кор. АН СССР)И. В. Лучицкий, в отличие от других ведущих ученых, членов партийной организации института, не выступил в ходе последующих обсуждений. Об отношении его, как и значительной части коллектива этого НИИ, к происходившим событиям в какой-то мере можно судить  по известной встрече сотрудников Института геологии и геофизики с участниками фестиваля «бардов» (См. об этом: (Кренделев Ф. П., Лучицкая А. И. Игорь Владимирович Лучицкий. М., 2004. С. 186–187). В мае 1970 г. партийное собрание института рассматривало заявлениеИ. В. Лучицкого о вступлении в КПСС.  В ходе обсужденияА. А. Трофимук отметил, что Игорь Владимирович, «будучи беспартийным, отстаивал дело партии. Это было ярко видно на примере тех идеологических вывихов, которые навязывались нам в 1968 г.».  В ходе собрания были заданы вопросы о его пребывании в плену в годы войны и о причинах такого позднего вступления в партию. По этому поводу Игорь Владимирович сказал: «Это связано с тем, что в 1943 г. я был в плену и после реабилитации не решался подать заявление, хотя душой всегда был с партией» (ГАНО. Ф. П-5430. Оп. 1. Д. 11. Л. 52, 143). И. В. Лучицкий находился в плену в 1943–1945 гг. (См.: Российская академия наук. Сибирское отделение: Персональный состав. Новосибирск, 2007. С. 416)Я хочу знать, кто написал это письмо?

– Группа авторов.

Лучицкий И. В. Есть ли среди свидетелей провокаторы?

–  Я уверен, что нет.

Осипов Д. К. Распространяли ли Вы его среди сотрудников?

– Нет. Первое письмо я показал нескольким нашим друзьям.

Трофимук А. А. Сколько их, этих друзей?

– Я знаю человек пять.

Сакс В. Н. Почему Вы не обратились к заведующему лабораторией, считали, что он не подпишет?

– Он был в командировке.

Трофимук А. А. Вы заместитель, Вы посоветовались с ним?

– Нет.

Осипов Д. К. Я знаю точно лиц, которым Вы предлагали подписать.

– Нет.

Лаврентьев А. И. Какова Ваша версия, что ваше письмо попало за границу?

– Я не могу знать, как оно попало в «Голос Америки». Выяснить – это дело компетентных органов.

Шарудо И. И. Вы лично знакомы со всеми, кто подписал это письмо?

– Нет

Трофимук А. А. Почему Вы убеждены, что они честные?

– Мне так кажется. Я уверен.

Кузнецов Г.Сколько времени прошло после написания письма и передачи по радио «Голоса Америки»?

Кузнецова И. К. Как Вы смотрите, что ваше письмо стало орудием антисоветской пропаганды?

Пинус Г. В. Какое чувство Вы испытали, когда услышали?

– Я был удивлен, мне было неприятно.

Гудина В. И. Вы все судебные процессы контролируете?

– Нет.

Трофимук А. А. Вот Вы большой знаток юридических законов, откуда Вы знаете, что они не признали себя виновными?

Моисеенко Ф. С. Вы не верите, что было в советской печати, а что они были связаны с НТС, Вы в это тоже не верите?

– Мне трудно судить, я не знаком с фактами. Выступил за соблюдение процессуального дела. Я выступаю против такого процесса.

Трофимук А. А. Откуда и где доказательства,  что это негласный процесс?

Оболенский А. А. После всей ситуации, которую Вы пережили, почему не хотите быть откровенным?

Трофимук А. А. В президиум передали квитанции-уведомления, они от 4 марта с. г., а письмо составлено 19 февраля. Сколько было экземпляров письма?

– Подписывался подлинник, а на копиях была фамилия, должность и домашний адрес.

Трофимук А. А.  Вы говорите – один экземпляр, а оно попало в «Голос Америки», у Вас нет даже заверенной копии.

– Я не получил ответа на письмо.

Шалагин А. М. Я прошу вас заменить выступающего мною, он уже устал, я отвечу на все поставленные вопросы.

Слово предоставляется одному из авторов письма  – Шалагину А. С.

Шалагин А. М. Я мало что могу добавить к сказанному Лозовским. Мне посоветовали прочесть английскую газету, там было сказано, что процесс был закрытым. Я верю органу Коммунистической партии Англии. После выступления их газет, мне кажется, в нашей печати нужно было дать ответ. Нельзя отрицать, что у нас этому не придали должного значения. В личной беседе мне сказали, что зал был на 100 человек. Почему наши судебные органы не предоставляют должной информации желающим? Я подписал это письмо, так как считал и считаю, что трудно согласиться с противоречиями, изложенными в газетах. И еще я поверил органам коммунистической партии Англии и Австрии. Не ставилась задача широко оформлять это письмо, и не было коллектива для написания его. Как оно проникло  за границу, я лично не могу сказать. Все связаны знакомством. Я не имею права им не доверять. Мы не имеем возможности расследовать это, как оно попало за границу. У нас ни один человек не вызывает сомнения. Когда было сказано, что Руденко получил анонимное письмо, мне стало не по себе. Квитанции же я увидел перед собранием.

Трофимук А. А. Почему Вам их не показали? Каким способом подписанное письмо попало за границу, а не к Генеральному прокурору т. Руденко?

– Версия о том, что не поступили письма по адресу, откуда это известно? Подписывались на одном экземпляре, а на остальных копиях было указано все без подписей.

Вдовин В. В. Кто отправил письма?

– Я не знаю точно.

Трофимук А. А. На всех уведомлениях адрес Берг?

Лаврентьев А. И. Я хочу знать, собираются ли эти товарищи возбудить дело о расследовании, как их письмо попало в «Голос Америки»?

– Это не наше дело. Я знаю несколько человек, мы не собирались больше пяти человек, мы не знаем даже друг друга. Я не могу знать точно, как это делается. У меня есть желание узнать это.

Гайский В. Н. Оно попало в «Голос Америки», считаете ли Вы нужным бороться с этим?

– Я хочу, чтобы этот мерзавец выявился. У нас не возникло подозрения на кого-либо, нужно всех собрать и выяснить этот вопрос.

Изох Э. П. Предусматривали ли вы меры конспирации?

– Да, такие вопросы приходили в голову. Но мы не имели желания, чтобы это письмо попало за границу. Мы не афишировали его.

Изох Э. П. Не возникала ли у вас такая мысль, что это была провокация?

– Такая мысль должна была прийти в голову. Но подозревать шпиона не могли, если среди подписавших есть люди не подписавшие, но имевшие доступ к письму.

Обут А. М. А как Вы оцениваете тон этого письма, вы требуете, а не просите?

– Если нарушены нормы судопроизводства, нужно требовать пересмотреть дело. Резкие формы письма потому, что нарушена норма судопроизводства.

Волков И. А. Скажите, у Вас не было желания выразить протест, что нарушена тайна переписки?

Варварин Г. Б. Не кажется ли Вам, что «Голос Америки» дискредитировал все СО АН?

Есть предложение прекратить вопросы.

Слово предоставляется  Щеглову В. И. С места кричали, что я тоже подписал письмо. Нет, то письмо, что было отправлено, мною не подписано. Я подписывал первый вариант.

ВОПРОС.  Почему не подписали второй вариант? Отказался почему?

– Я не отказывался, меня просто не было в городке. На этом собрании нужно говорить о причинах, возникших и приведших к написанию этого письма. Почему это письмо появилось? В газетах было одно, а слухи ходили другие. Ничего удивительного и крамольного в этом нет.

Избирается комиссия по выработке решения в составе:

Вышемирский В. Г.

Косыгин Ю. А.

Обут А. М.

Николаев С. М.

Аксенов В. В.

ВЫСТУПЛЕНИЯ:

Николаев С. М.Не знаю как, но мне неприятно видеть это грязное дело. Я читал весь материал в газете и мне понятно, что это подонки и уголовные преступники. Мне стыдно за тех лиц, которые подписали это письмо.

Косыгин Ю. А. Если отвечать на вопрос, как мы к этому относимся, нам стыдно и очень жаль тех людей и стыдно за них, трудно считать их своими товарищами. Двадцать три года назад отгремела война. Огромны жертвы, которые принесли за  свободу. Мы боролись за свободу и были сплочены. Мы знаем, что в оценке поступков людей есть советский патриотизм. Это документ антисоветский, грубый, наглый, его скрыли от своего коллектива, он был не от чистой души и спровоцирован. Вы почувствовали тон этого письма. Среди людей были такие  наивные как Щеглов, лица, создавшие этот текст, и, наконец, чистая провокация. Нам нанесен колоссальный вред. Мое предложение – осудить их и заявить, что ученые нашего института не солидаризируются с этим документом.

Молчанов В. И. Здесь неоднократно говорили об информации. Что нам известно бесспорно, что Лозовский работает в лаборатории, где используются новейшие устройства и источники энергии завтрашнего дня. Второе, что Лозовский может воспользоваться связями с зарубежными враждебными организациями. Третье, – симпатии Лозовского на стороне лиц, выступающих с пропагандой идей, враждебных советской идеологии. Бесспорный вред. Отстранить от работы в области науки, утечка кадров нежелательна.  Спорный вопрос – нужно ли их наказывать. Мое мнение – нужно. Говоря языком военного времени, они вступили в сношение с противником. Мое предложение – перевести в разнорабочие или дворники. Прецедент – за меньшее нарушение, которое могло стать преступлением, Ворожцов перевел младшего научного сотрудника в дворники на три месяца.

Кашменская О. В. Во всей этой истории  три вопроса: 1) Процесс Гинзбурга; 2) Подписание письма; 3) Передача этого письма в «Голос Америки». Я читала все газеты, информация была односторонней. Я считаю, что нужно было дать исчерпывающую информацию. Было составлено письмо и направлено в советские органы.  Но такие письма наши граждане имеют право писать. Люди, написавшие письмо, выразили свое мнение. Лучше открыто говорить, чем шептать по зауглам.  У меня нет убежденности, что  это письмо передали в «Голос Америки» не те, кто подписал. Все, что происходит в Академгородке, передает «Голос Америки». Если найдут этих людей, мы будем рады, а судить так жестоко – это несправедливо.

Анатольева А. И. Слишком многие говорили об этом. Мы вступили на путь демагогии, на путь уверток. Неприятно смотреть на Лозовского и Шалагина. Как бы мы не занимались демагогией, они вольно или невольно встали в один ряд с нашими врагами.  Люди не верят нашей прессе, требовали отмены 70-й статьи, требуют защиты людей, которые не стоят этого.

Обут А. И. Товарищи! Я человек горячий. Надо серьезно мобилизовать серьезный ум. Я не хочу верить, что «Голос Америки» передал, чтобы показать, что у нас есть волнения. В какой момент это произошло? Убивают М.-Л. Кинга, американцы застряли во Вьетнаме. События в Польше. А «Голос Америки» ратует за справедливость у нас, когда там происходят такие вещи. Есть связь с ситуацией в Польше – там заправляют подобные Гинзбургу – только еще похлеще. Я преподаватель, много имею дела с молодежью. У нас нет проблем отцов и детей. Я не верю, что большое число студентов идут за этой группой людей. Им и в голову не приходит, что это работа ЦРУ. Нужно иметь бдительность. Мы выбираем сами судебные органы – как можем им не доверять. Нам нельзя терять политической принципиальности.

Пинус Г. В. Нам известно, что много разговоров вокруг этого письма. Мне пришлось много встречать лиц, и никто не проявил сочувствия авторам этого письма. Это лишнее доказательство, что написанное в письме не отражает мнения коллектива нашего института. Мне хочется верить, что Лозовский  и Шалагин подписали письмо с открытым сердцем и быть борцами за правду, но  непонятно, почему они больше верят рукописным материалам, а не нашей печати. Мне кажется, что достаточно вынести общественное порицание за недальновидные действия.

Костюк В. П. Я пользуюсь этой информацией. У меня не возникало никаких сомнений.  Странной показалась история, которая возникла с этим делом. Будь ты хоть ученый, хоть кто-нибудь другой человек, мы потеряли бы уважение к этому человеку. Письмо получает резонанс в «Голосе Америки»,  они меньше всего заинтересованы в судьбе четырех людей. Я не знаю как оценить это, боюсь, что молодежь поступила безответственно, все это заслуживает наказания.

Хворостова З. М. Андрей Алекссевич говорит, что мы должны высказать свое отношение к случившемуся. Я не рассматриваю, что за письмо должна отвечать и я. Я не нахожу возможным наказать их больше, чем они наказаны. Этого наказания, что они получили, им уже достаточно. Письмо написано в неправильных тонах.   Товарищи просили пересмотреть дело. Товарищи писали это письмо, руководствуясь чувством гуманизма.

Бочкарев Б. Н. У меня сложилось определенное мнение к обсуждаемым людям. У меня чувство ненависти к фашистской свастике, которой был обрамлен плакат «Свободу Гинзбургу». Товарищей, которые подписали письмо, я знаю порядочными людьми. Они могли заблуждаться, но быть врагами они не могут. Я за предложение Хворостовой.

Юферев О. В. Я слышал высказывания, что письмо написано тонко и не наносит ущерба нашей власти. Авторы письма без всяких фактов требуют отмены приговора и наказания виновных.  Разве можно отвечать на такие письма? Никакой суд не примет дело к пересуду без фактов. На что вы рассчитывали? Это грубая политическая ошибка. Письмо без комментариев пошло в «Голос Америки. Каждый вправе обратиться в вышестоящие организации. Но надо делать это лояльно. Избыток энергии надо направлять не на демагогические высказывания. Предлагаю общественное порицание.

Бланков Е. Б. Мы говорим о письме, направленном в наши советские органы, а попавшее в органы пропаганды. Нужно выделить тех, кто подписал это письмо и тех, кто направил его туда. Кроме того, у нас вызывает большую тревогу утечка информации из Академгородка.  Я считаю, что нет оснований обвинять всех людей, подписавших это письмо. Думаю, что многие подписали письмо субъективно. Их можно винить, что они проявили безответственность, кроме того они обязаны были позаботиться, чтобы оно не попало в чужие руки, их должно было мучить, что оно пошло за границу. Я знаю этих людей, и должен сказать, что оба эти товарища – честные люди, хорошие товарищи, и их нельзя  судить по мерке тех, по чьей вине это письмо попало за границу. Они считали, что делают правильное дело. Я должен сказать, что они увлечены работой, обладают серьезными знаниями. Лозовский один из нескольких физиков в Советском Союзе. Я должен охарактеризовать их с положительной стороны. Но их недостатки – некоторая самоуверенность. Думаю, что это будет им большим уроком.

Вдовин В. В. Я оцениваю это событие так, что городок несомненно имеет агентуру  и каналы связи, по которым уходит информация. Это тонкая диверсия со стороны врага.  На эту диверсию клюнула зеленая молодежь. Письмо написано в законных рамках, хотя тон письма недопустим. Здесь имела место провокация. Должна быть осуждена их политическая слепота. Мы живем во время борьбы двух идеологий. Среди молодежи много демагогии.

Филиппов Е. М. Очень неприлично, что такое письмо подписали сотрудники нашей лаборатории. Они заступаются за людей, которые были тунеядцами. Им мало информации в советских газетах, они обратились к рукописной информации. Бланков Е. Б. хорошо парировал на прошлом собрании в лаборатории, что они ознакомились с речью адвоката Гинзбурга, а не с речью обвинителя его.  Они говорили, что у них имелась цепочка, а всех участников они не знают. По нашей тематике приходится иметь дело с разными предприятиями. Могу ли я быть убежден, что все это дело не пойдет за рубеж? Предложение дать наказание.

Нюберг И. Н. Конечно, все это происходило, все это неприлично. Мне неприятно, и нет оснований предполагать, что люди виноваты. Я читала письмо Овчаренко в «Комсомольской правде» и статью в английской газете. Я верю редакционной статье коммунистической газеты. Люди, подписавшие это письмо, не принадлежат к враждебным нам людям.

Занин Ю. Н. Сказано было много, хочется сказать, что эти авторы совершили большую ошибку. Ошибка совершена неумышленно, за это лицо также несет ответственность. Мы должны им вынести общественное порицание. Надо, чтобы они поняли, что нанесли политический ущерб нашей стране. Им мало информации в нашей печати. Почему они верят, что в английской и австрийской газетах больше правды? Для меня было достаточно информации о тех людях и кто они было ясно.

Сакс В. Н. Мы здесь собрались обсудить отношение к письму и его сторонникам. Письмо явно антисоветское. Повинны ли в этом авторы? Несомненно. Разговоры, что у нас нет информации, товарищи считают, что у нас публикуется неправда, а за рубежом всему верят. Информация у нас была достаточная, что письмо могло уйти за границу, авторы выглядят некрасиво. Они не борются за правду. Мы должны осудить авторов письма.  Письмо компрометирует нас всех.  Надо искать инициаторов. Авторам вынести общественное порицание.

Кузнецова-Курус М. Н. Меня возмутило то, что письмо написано за спиной коллектива. Никто об этом не знал, нанесен удар в спину. Не обращались не в местный комитет, ни в парторганизацию.

Дмитриев Л. А. Я знал, что письмо готовилось, мне было предложено его подписать. В институте были лица, которые знали об этом письме, и только наша инертность привела к тому, что письмо попало в ЦРУ. Мне приходится иметь дело с информациями и я знаю, на что обращают внимание при проведении политических диверсий. Когда человек подписывает то, что не совсем понимает, он подлежит наказанию. Мы должны их наказать. Необходимо найти систему, чтобы очень внимательно  и тщательно следить за идеологической работой.

Моисеенко У. С. В данном деле видно, что существуют люди разных сортов. Когда слушала ответы Лозовского и Шалагина, все выглядело безобидно. После суда над Гинзбургом появились лозунги, затем сообщение в печати, и наконец их письмо. Они не заметили, что лозунги писались с фашистскими свастиками. Слишком многое  они не замечали. У них оказалось спокойствие завидное, когда они узнали, что письмо попало за границу. Заметьте, что они знают 3-4 человека, и они убеждены, что среди них нет предателя. Едва ли тут все произошло стихийно. Ясно, что дирижер есть в этой кампании. Делалось это в тесном кругу. Никакой открытости здесь нет. Эти 46 представляют организацию, она несомненно существует. Эти товарищи стали пособниками наших врагов. Оставить безнаказанно это нельзя.  Они считают суд закрытым, потому что там было не 1 000, а 100 человек.

Поспелов Г. Л. Я хочу остановиться на некоторых аспектах, т. к. главное не осудить, а извлечь уроки для будущего. То, что сделано, было сделано для внешнего и внутреннего употребления. Документ составлен как лозунг, он прекрасно составлен, там не говорится, что они просят, они требуют наказания. Это не единственный документ, который послан, но только городковский документ опубликован «Голосом Америки», – ведь были опубликованы фамилии. Это для того, чтобы товарищи осудили, и тогда обыграть это. Для внутреннего употребления – это поссорить Академгородок с правительством и рабочими Новосибирска.  Это начало политической войны против нас. Мы должны вынести определенное отношение по поводу тех товарищей.  Удивительно, что нашлись среди наших людей  защитники подсудимых. Подсудимые настолько морально отвратительные, что защищать их – это терять чувство собственного достоинства. Надо больше информации. Товарищи заслуживают осуждения. У нас развита атмосфера политического трепа.

Моргун В. А. Я знаю товарищей лучше, чем все здесь. Какие они враги? Они хорошие товарищи, и я уверен, что в трудную для нас минуту они будут с нами.

Трофимук А. А. В истории нашего института – это самый черный день. Мы обсуждаем вопрос, что двое взяли на себя быть совестью нашего народа. Все это чепуха,  к какому случаю они присоединились, чтобы выразить этот протест. Лица в моральном и политическом отношении представляют собой мразь – это было показано достаточно в информации, которой они располагали. Эти люди – уголовники, достойные наказания. Почему вас не насторожил «Голос Америки», когда они передали наше письмо? Они заботятся о свободе, а сами убивают президента и прогрессивного негритянского деятеля. Идя на собрание, я полагал, что они осознают свою ошибку, но я здесь этого не заметил. Мне хочется  поговорить о Лозовском. Он читал речь защитника Гинзбурга. Уже одно то, что он не пожелал ознакомиться с речью обвинителя, говорит о нем.  Я согласен со всем теми,  кто не требует наказания. Товарищи не прочувствовали своей вины и не осознали ее. Я жду признания от них. У вас нет и желания расследовать это дело. Мы должны отмежеваться от тех, кто сделал эту гадость и осудить тех, кто участвовал в этом.

Слово предоставляется секретарю райкома КПСС т. Яновскому Р. Г. Здесь кто-то бросил реплику, что здесь не фронт. Я не соглашаюсь с этим, – фронт всюду. Идет идеологическая борьба. Была ли достаточной информация по делу Гинзбурга? Да, была. Вопреки обществу выступили обыватели. Это – сектантство. Это не принесет вам лавров. У вас есть время одуматься и раскаяться.  Это очень серьезный вопрос.

Бланкова Т. Н. Вносит поправку, что Лозовский был в командировке не в январе, а в декабре месяце. На партгруппе Лозовский не говорил, что не верит советской печати, а что он доверяет печати коммунистической за рубежом.

Гайский В. Н. После речи секретаря райкома  КПСС я хочу сказать только то, что во время разговора на партгруппе было упомянуто имя Кима и Якира. Но в командировке Лозовский был раньше, чем окончился процесс. Мне кажется, что наши ученые отмежуются от этого письма. Эти товарищи невольно стали играть на руку врагу. Нужно быть более бдительным.

Вышемирский В. С. Зачитывает текст письма в газету «Советская Сибирь». После внесения замечаний и дополнений письмо принимается абсолютным большинством голосов при одном против и 16-ти воздержавшихся.

 


Страница 6 из 8 Все страницы

< Предыдущая Следующая >
 

Комментарии 

# Михаил   21.09.2014 14:52
1. Учитывая масштабы РФ, менталитет основной массы населения и ориентацию элиты на гуманитарные методики ( использование слова для формирования стереотипов мышления и поведения),выбо р метода управления страной регулярно склоняется к монархическому. Это связано:а)не дана правовая оценка преступлениям марксизма-ленинизма; б)не проведена люстрация носителей этих "идей"; в)"перестройка" проведена антинаучными методами (в сравн. с Л. Эрхардом, Германия !945-50 гг.),а власть захватили рэйдеры из ФСБ; г)научная элита заняла пассивную позицию, что привело к разгрому РАН. Полит. партии создали авантюристы всех сортов... Следствие- тотальное мракобесие. Нет партии, способной создать реальную программу развития РФ и донести ее до сознания масс. Ждать когда Бог пришлет нового Петра1, не позволяют эпохи (в 21 в. продолжит. эпохи 8-10 лет. С.П. Капица).Поэтому письмо 46, и сегодня имеет актуальное значение.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Марина мамина   22.02.2016 01:31
Чушь пишите. Не может быть преступлений у научной теории, в том числе и у марксизма-ленинизма.Хотя безусловно могут и были и ошибки и преступления как у тех, кто искренне пытался следовать теории, так еще в большей степени и у тех, кто ею только прикрывался.
Правда, что ученые устранились, и это привело к разгрому. и не надо ждать, надо самим делать партию
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Михаил   23.02.2016 15:59
Марина, марксизм базируется на 3_х краеугольных "камнях": 1) Вопрос о собственности; 2)"Теория" классовой борьбы т.е. самая античеловеческа я сионсткая методика - разделяй, бери власть и уничтожай гоев их же руками; 3)Вопрос о движущей силе в истории. Как показала практика, это НТП, а не гегемон. ( Гегемон - это база для создания преступных группировок, на которые и опирался уголовник-авантюрист, ленин) Нет описания метода управления таким государством и экономического "двигателя" для создания конкурентоспосо бной экономики, т.е. в результате, на практике, получился рабовладельческ ий строй. Вывод: марксизм не является научной теорией, это чисто сионисткая методика захвата власти.Практика ССоюза показала абсолютную неспособность этой гуманитарной мафии управлять страной. ("Коллективизацию с\х, делали уголовники... Результат известен. Индустриализаци ю до 1933г. делали немецкие "технари", а после - американские. Сегодня этот факт установлен документально.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Lorraine   16.05.2017 04:47
Inspiring story there. What occurred after? Good luck!


My website: diet soda; Karri: http://pricklynugget597.snack.ws/natural-hammer-toe-treatment.html,
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Вы можете прокомментировать эту статью.


Защитный код
Обновить

наверх^