На главную / История и социология / Организованное упрощение культуры

Организованное упрощение культуры

| Печать |


СОДЕРЖАНИЕ

  1. Организованное упрощение культуры
  2. Анализ
  3. Прогноз (текущая позиция)


III. Прогноз

Не знаю, обратил ли внимание читающий эти строки на некую странность: и в нашем «Некрологе», и в нашем «Анализе», говоря о культуре, мы все время подменяем этот термин словом «искусство». Это приходилось делать по необходимости: и до революции, и в первое пятилетие ее культура (совокупность благ духовного быта) на 90% заполнялась материалом искусства. Причина ясна: в дореволюционную эпоху квалифицированные потребители культуры требовали духовных благ высшей расценки. Они прекрасно сознавали, что по табели о «духовных» рангах театр выше кинематографа, а рассказ Андреева * Л. Н. Андреев (1871-1919), русский писатель. Реалист и мистик, романтик и философ, он привлекал интеллектуального читателя актуальными вопросами социальной тематики. интеллигентнее детективного романа.

Голоса мертвых, посмертное влияние потребителей духовных ценностей буржуазной эпохи залегли подсознательным комплексом в психике строителей новой культуры. Но нэп поставил точку. И только теперь наступил момент (он растянется на десятки лет) когда революция сможет приступить к выполнению своей подлинной задачи: организованному упрощению культуры. Надо остановиться на содержании этого тезиса – оно элементарно.

Организованное упрощение культуры означает, во-первых, отведение минимального места в комплексе духовных благ – ценностям высшей расценки: литературе, живописи, музыке… словом, искусству. А во-вторых – максимальное удешевление этих ценностей.

Да, задачей дня стало низведение искусства на свое место – в смысле несоответствия издержек производства его результатам. Не только в том дело, что искусство дорого – оно, кроме того, капризно и анархично. Наконец, это не предмет массового потребления. Искусство – всегда для немногих, производство же его равномерной тяжестью ложится на всех. Не искусство, а техника с наукой, высвобожденные из-под власти бонз, должны на 90% заполнять содержание упрощенной культуры. Не Белинского и Гоголя должен мужик с базара понести, а популярное руководство по травосеянию. Нет нужды говорить о том, какую роль может сыграть в этом процессе государство, преодолевшее буржуазную идеологию «свободной игры стихийных сил». Таково наше «во-первых».

Во-вторых, максимальное удешевление ценностей искусства достигается путем замены (не надо бояться этого слова) суррогатами. В новой России забавной сказкой прозвучит история о том, что была эпоха, когда литература считалась «святой», «страдательной», а литераторы – «властителями дум». Будущий читатель не станет искать в романах прямого ответа на «проклятые вопросы». Литература займет подлинное место: не поучения и обличения, а развлечения, ничем не отличающегося от любого другого. Сейчас уже чувствуется, что будущая русская литература станет литературой этакого широкого, красочного репортажа. Либо увлекательной, сочной авантюрной литературой. Не чтения, с трепетом и благоговением, будет искать читатель, а чтива – занятного, дающего отдых.

Или то, что именовалось в российской словесности «публицистикой». Тогда появлялись мессии, пророки, «жегшие сердца людей», «бившие в набат»… Это тоже не нужно новому читателю. Новый гражданин России и прекрасно будет знать свое место, и отчетливо сознавать интересы той группы, которую он представляет. И совсем ему не понадобиться в жизни, чтобы кто-то о нем заботился. Эпоха пророков в России прошла.

Наконец, театр. Этот колоссальный блеф будет, в конце концов, разоблачен. Подлинный потребитель театра имеет лишь один подход к нему, как к отдыху после трудового дня, и предъявляет единственное требование – развлекать, а не утомлять. Причем, потребителю глубоко безразлично, как это развлечение осуществляется: методами ли реалистическими, символическими или биомеханическими. Но не подлежит сомнению, что в табели о рангах упрощенной культуры место театра будет за кинематографом. Да, все это проще и дешевле – но здоровее. Таковы будут плоды революции в области духовного быта.

Но это еще не все.

Организованное упрощение культуры имеет и общественно-гигиеническое значение. Возьмем потребителей духовных благ. Раньше существовало нелепое явление (и об этом шла речь в «Некрологе»): в России был класс спецпотребителей духовных ценностей. За 12 рублей подписчик «Мира Божьего» получал, к примеру, патент на некое вечное душевное благородство. Потреблявший «Журнал для всех» получал патент рангом пониже. Нужно ли говорить, что такое явление немыслимо при организованно упрощенной культуре, когда все ценности духовные принципиально равны не только друг другу, но и ценностям материальным. И никаких патентов на благородство. Это уничтожение психологического неравенства – величайшее достижение общественной гигиены.

Так будет – не скоро, но в значительной части еще на наших глазах. Ибо уже исчезло из обихода молодого поколения это проклятое, бескостное, унылое слово «интеллигент». Слово, подобного которому нет ни в одном человеческом языке. Исчезло и заменилось бойким, красочным, подчеркнутым термином – «спец». Правда, уже сидят благополучно в Берлине Степуны * Ф. А. Степун (1884-1965), русский философ, историк, культуролог. Выслан из России в 1922 г. Занимал кафедру социологии Дрезденского ун-та (1926-1937), уволен с приходом нацистов. С 1946 г. преподавал русскую философию в Мюнхенском ун-те. , но водятся еще в России самодельные Шпенглеры * Освальд Шпенглер (1880-1925), немецкий философ, теоретик культуры. Основной труд – «Закат Европы, очерки морфологии мировой истории» (1918-1922г.г.), в котором он представляет культуру замкнутым организмом, выражающим «душу народа». Завершив определенный жизненный цикл, культура трансформируется в свою противоположность – цивилизацию, где царит голый техницизм, а на смену творчеству приходит бесплодие. и всякие Гершензоны * М. О. Гершензон (1885-1925), русский историк литературы и общественной мысли. В трудах о П. Я. Чаадаеве, А. С. Пушкине, славянофилах, западниках, «грибоедовской Москве» ввел в научное обращение много ценных материалов. .

Доживающие свой век интеллигенты не так скоро доживут его. Но они – последние могикане – племя археологов, гробокопателей. Недавно была у них великая радость: открыли план «Жития великого грешника» и неизданную главу «Бесов» * Литературовед Н. Л. Бродский (1881-1951), опубликовал в сборнике «Достоевский» (вып.1, Москва, 1922 г.) статьи: «Житие великого грешника» (план ненаписанного романа) и «Угасший замысел» (неизданная глава «Бесов») . Когда археологи раскапывают курган и находят утварь каменного века, это тоже радость…для археологов. Мне кажется, для новой России с организованно упрощенной культурой Достоевский будет из каменного века. А зачем новой России утварь каменного века, пусть наидрагоценнейшая? В музей ее, под стекло! Достоевского в музей, а Россию из банки со спиртом – в живую жизнь. Вот где смысл и значение организованного упрощения культуры. И в этом величайшее достижение революции.

Да здравствует тот недалекий день, когда вымрет окончательно, физически и духовно эмиграция внутри России и во-вне!

 


Страница 3 из 3 Все страницы

< Предыдущая Следующая >
 

Вы можете прокомментировать эту статью.


Защитный код
Обновить

наверх^