На главную / Биографии и мемуары / Валерий Кузнецов. Романсы для семиструнной гитары

Валерий Кузнецов. Романсы для семиструнной гитары

| Печать |



Романс на стихи Джо Уоллеса

В армии я по мере возможности пытался готовиться к вступительным экзаменам в университет. В числе других книг был у меня сборник стихов канадского поэта Джо Уоллеса, подаренный братом, который знал, что я занимаюсь переводами с английского и таким образом пытался поощрять моё увлечение.

Разумеется, все мои планы пошли прахом, потому что, как выяснилось, у солдата личного времени почти нет: полчаса перед отбоем да выходной – и то если ты не в наряде. Тем не менее, несколько стихотворений Джо Уоллеса удалось перевести.

Особенно мне понравилось стихотворение «The freckled girl» («Веснушчатая девчонка»). Правда, «веснушчатая» слово длинное, пять слогов, в строку втиснуть сложно. Я его заменил на «рыжую»: рыжие – они практически все веснушчатые. И начал переводить. Откуда-то появилась едва слышная, незатейливая мелодия – стала получаться песенка:

Я был мальчишкой и умел в лесу тропу найти,

Уху варить и слушать птиц, и яблони трясти.

Девчонку рыжую к реке мой тихий свист манил,

И каждый вечер для меня весёлым Маем был.


Июль пришёл, а с ним пришли и зрелости года,

И всё, что было у меня, я отдал ей тогда.

Но раз в тумане за рекой услышал песню я –

И рыжая моя ушла, ушла любовь моя…

Короче, я отслужил, демобилизовался, поступил. Учусь первый курс. И вот как-то мне понадобилась по учёбе одна книжка, сейчас уж и не вспомню, какая. В университетской библиотеке за ней очередь, я стал искать в магазинах и в одном-таки нашёл! Купил – а  продавщица вместо сдачи подаёт лотерейный билет за пятьдесят копеек. Тогда в книжных магазинах продавались билеты книжной лотереи. Развернёшь такой билетик, а внутри надпись: «Выигрыш три рубля». И на эти три рубля ты можешь выбрать любую книжку. Правда чаще в билетах стояла надпись «Без выигрыша». Лотерея, что вы хотите…

Я без всякой надежды развернул свой билетик – и вдруг читаю: «Выигрыш – пятнадцать рублей»! Это была почти половина моей стипендии. А мне ведь никакой книжки не надо – я уже купил. О, думаю, наконец-то наемся от пуза! Я же на первом курсе всё время ходил голодный, как дезертир: стипендию экономить не умел, где подработать, не знал – салага. И вдруг такие деньжищи сами в руки пришли!

А продавщица мне и говорит: «Я, конечно, могу выдать выигрыш деньгами. Но сегодня у нас разыгрывается полное собрание сочинений Генриха Гейне. Десятитомник. Один том – один рубль. Так что, если захотите получить полного Гейне, у вас ещё останется пять рублей на личные расходы. Я считаю, это подарок судьбы. Выбирайте!».

И началась во мне внутренняя борьба.

Первым заурчал абсолютно пустой желудок: «На хрена тебе сдался этот Гейне? Всё, что надо знать по программе, ты прекрасно можешь взять в университетской библиотеке. Зато если возьмешь деньги, то наешься сегодня, завтра и послезавтра – даже с выпивкой. Тебе же сказали, что это подарок судьбы. Выбирай: четыре кило макулатуры или жратва».

Я, было, согласился с желудком, но тут заскрипели мозги: « Хорошо, ты возьмёшь деньги и наешься от пуза сегодня, завтра,  послезавтра – и может даже с выпивкой. Но ведь послезавтра ты даже не сможешь вспомнить, что ты ел и что пил. Потому что всё это будет уже в унитазе. Зато если возьмёшь Гейне, он будет с тобой и завтра, и послезавтра, и через десять, и через двадцать лет. И его будешь читать ты, твои дети, а может и внуки. Выбирай!».

И я выбрал Генриха Гейне. И он до сих пор стоит у меня на книжной полке: десять томов в дерматиновых переплётах канареечного цвета, «под кожу», правда, весь уже в пометках. Гейне не только замечательный поэт – он еще и классный прозаик. Кто читал его «Богов в изгнании», согласится, что это –  предтеча  Анатоля Франса, Лайоша Мештерхази, Яна Парандовского, Франса Фюмана и других известных писателей, разрабатывавших античную тематику.

Словом, взял я Гейне и только собрался забрать у продавщицы пять рублей, на которые тоже можно было гульнуть, учитывая тогдашнюю покупательную способность рубля – как она снова завела свою песню: «Я, конечно, могу выдать ваши деньги. Но у меня под прилавком лежат два тома Маршака из собрания сочинений. И хотя они уценённые, их никто не берёт – какой же дурак купит разрозненные тома из пятитомника. Зато в этих двух томах все его переводы с английского: Шекспир, Блейк, Лир, Поуп, Бёрнс…».

А я Бёрнса обожал, знал много его стихов наизусть. Короче, взял и Маршака (тем более уценённый), на оставшиеся деньги выгадал пару пива и «тошнотиков». Сижу в общаге, пью пиво, заедаю «тошнотиками», листаю Маршака. И вдруг, не верю своим глазам –  «Веснушчатая девчонка» Джо Уоллеса:

Мальчишкой только я и знал, что бегать да расти,

Ловить плотиц, тревожить птиц и яблони трясти.

Веснушчатую девочку, чьи губы роз красней,

Свистком к реке я призывал, и Май являлся к ней.

Всё, как у меня: рифма, размер (в оригинале у Уоллеса другой размер)…Не понравилось только, что он втиснул-таки в строку «веснушчатую», и она сразу стала неуклюжей, корявой. А потом, каким свистком парень призывает девушку – милицейским что ли? Whistle можно конечно перевести, как «свисток», но проще было сказать: «я свистом к речке вызывал».

Короче, я остался недоволен переводом мэтра и решил написать ему письмо. Указать на недостатки его перевода, приложить свой, в качестве образца (типа, «вот так надо»)… К несчастью для меня и, видимо, к счастью для Самуила Яковлевича он так и не получил критического разноса от нахального первокурсника – потому что умер в том 1964 году.

А песенку на стихи Джо Уоллеса я пою редко. Точнее, вообще не пою, не знаю, почему. Хотя, вру, прекрасно знаю. Из-за финала:

Сейчас Сентябрь, и я старик, и мне пора уйти.

Нет птиц в лесу, и мне в траве тропинки не найти.

Река у ног моих журчит, а там, а за рекой

Девчонка рыжая свистит и машет мне рукой…

 


Страница 3 из 11 Все страницы

< Предыдущая Следующая >

 

Вы можете прокомментировать эту статью.


Защитный код
Обновить

наверх^