На главную / Биографии и мемуары / Валерий Кузнецов. Романсы для семиструнной гитары

Валерий Кузнецов. Романсы для семиструнной гитары

| Печать |


Романс о Путоранском баране

Эту историю рассказал мне когда-то мой приятель, журналист Лёня Виноградский, работавший в 70-е годы на Норильском телевидении, где вёл программу, которая так и называлась: «У камина с Леонидом Виноградским».

И как только он там ни прикалывался…

То возьмёт интервью у Уитни Хьюстон (это в застойные-то годы!), якобы, прилетевшей в Норильск с единственным концертом. Роль Уитни Хьюстон исполняла преподавательница английского языка, загримированная под знаменитую негритянку. Лёня, знавший язык, так её переводил, что «Уитни» беззвучно тряслась от хохота, прикрывая лицо платочком. А Лёня с непроницаемым лицом врал, что над декорациями работал сам Илья Глазунов, а с «магистрали» в Норильск идёт вагон с золотой фольгой для оформления феерического выступления этой самой Уитни Хьюстон… Какой вагон, какая фольга? Но на другой день телефоны отдела культуры раскалывались от просьб самых именитых лиц Норильска оставить «лишний билетик» на концерт звезды американского рока. Причём, никто не сомневался, что звезда приехала: в отделе культуры думали, что её гастроль организовали комбинатовские воротилы, а на комбинате – что это учудил горком партии.

– С-старик, – говорил Лёня, – да к-как им было не поверить в Уитни Хьюстон, если она у меня в эфире сидела б-без лифчика. Ну, к-кто бы на это решился, к-кроме американки? Это был л-лом, старик!

Или в другой раз сделает репортаж из городского спортивного бассейна о подготовке к соревнованиям по рыбной ловле. Подмонтирует в передачу кадры из видеотеки с живой стерлядью, неркой, форелью – якобы, запущенных на время состязания в бассейн – и  объявит, что участники соревнования смогут бесплатно забрать с собой пойманную рыбу, победители же ещё и получат дорогие призы. На следующее утро возле бассейна мёрзнет на морозе очередь мужиков с удочками, а в горисполкоме весь день отвечают на звонки  рыболовов, возмущённых отменой соревнования.

Наконец под новый год Лёня решил подготовить передачу о Путоранском баране. Это  редкий вид мускусного овцебыка, на Таймыре его тогда насчитывалось всего полторы тысячи, и водился он в Путоранском заповеднике, который тогда ещё существовал (потом его, говорят, прикрыли). А в Канаде этого барана одомашнили и разводят на фермах из-за  густой и мягкой шерсти. Кормов же ему вовсе не нужно, так как питается он лишайником и мхом. И вот Лёня решил приколоться, что обнаружил этого самого Путоранского барана на озере Лама, в 80 километрах от Норильска. Там у них такой заполярный оазис: кругом голая тундра – а на берегу озера растут сосны, лиственницы, берёзы…

Лёня договорился с геологами на счёт поездки, где-то достал обычного барана, вызолотил ему рога и вечером 24 декабря отправился на вездеходе с оператором и двумя знакомыми геологами на озеро Лама. Заодно решил отметить католическое рождество, хотя передача замышлялась на 7 января, к нашему рождеству. Тогда двухнедельных загулов на Новый год ещё не устраивали.

–  И вот, – рассказывает мне Лёня, – едем по тундре, я соображаю, куда этого золоторогого барана на озере поставить, как в кадр взять, чтобы и достоверно было, и прикольно. Вдруг вездеход встал, в окошке кабины появилось лицо водителя: глаза навыкате, лицо белое, рот открывает, а что говорит, не слышно. Мы с ребятами карабины похватали, вылетели из вездехода – я только оператору успел крикнуть, чтобы камеру приготовил.

Картина была такая: перед нами полого вниз уходит белое поле тундры, накрытое чёрным небом с ослепительной луной в центре, а в сотне метров от вездехода, откуда-то сверху, из космической тьмы падает зелёный столб света, образуя на снегу яркий круг, вроде как от прожектора. Круг большой, метров двадцать в диаметре, если не больше. Я хочу отыскать источник света, поднимаю голову – и вдруг меня охватывает необъяснимый ужас: во-первых, мне кажется, что свет исходит от какого-то небольшого тёмного объекта, а во-вторых, столб начинает медленно двигаться в мою сторону! Эх, как мы все рванули от  вездехода: два геолога, оператор и я. А впереди всех водитель чешет – на четвереньках! Отбежали, стоим, трясёмся. А этот луч осветил зелёным светом наш вездеход и замер. Затем свет стал исчезать, но не так, как гаснет электричество, сразу – а по частям: сперва у земли, затем выше, выше, как будто втягивается куда-то – и пропал. Одно звёздное небо осталось, хоть и чёрное, но со знакомой луной в центре, а поэтому не страшное.

Некоторое время мы совещались, что делать, потом решили вернуться к вездеходу: не помирать же на морозе в тундре. В вездеходе ни снаружи, ни внутри ничего не пропало, всё оказалось на своих местах, только внутри почему-то ощущался сильный запах озона. Водитель включил двигатель, машина заурчала, и мы поехали. Вдруг оператор закричал:

– Стойте! А где Бяшка?

Водитель дал задний ход, вернулись на место. Обошли всё кругом в поисках барана. Не нашли не только животного, но даже его следов, хотя стояло полнолуние, и всё чётко просматривалось. Но, кроме наших следов и отпечатков гусениц вездехода, на снегу не было ни одной вмятины. Как будто каким-то образом барана изъяли прямо из вездехода – причём, привязанного к железному поручню кузова!

Словом, накрылась передача. Надежда на оператора, что он успел снять произошедшее на камеру, также угасла после того, как мы с ним просмотрели кассету. Всё, что было снято до и после того, осталось на плёнке. В серёдке же – пятиминутная чернота, прерываемая изредка зелёными всполохами.

Каким-то образом о происшествии дознались гэбэшники. Всех участников поездки пригласили порознь в учреждение и долго с ними беседовали. В разговоре с Лёней они не выразили никакого любопытства к его рассказу об НЛО. Но их очень заинтересовало, с какой целью он позолотил барану рога и почему поехал снимать его на озеро Лама. И как Лёня ни пытался объяснить замысел передачи – они так его и не поняли, порекомендовав в будущем чаще снимать замечательные достижения норильских тружеников, а не каких-то там баранов. Затем у него изъяли «вэхээску», на которую оператор снимал увиденное. В заключение Лёня дал расписку «о неразглашении», и был отпущен с миром.

Выслушав рассказ Виноградского, я не поверил ему и цинично предположил, что Лёня выдумал эту историю, чтобы разыграть меня, а барана они на озере Лама пустили на шашлыки, благо повод был – католическое рождество. Лёня вздохнул:

– Да лучше б-бы мы его тогда съели! Я уже второй раз п-пытаюсь съездить в отпуск з-за границу – меня даже в с-соцстраны не пускают. И геологов не п-пускают, с которыми ездил т-тогда. Якобы мы теперь – носители с-секретной информации. Чёрт меня д-дёрнул поехать снимать путоранского барана на озеро Лама –  будто их в Норильске м-мало!

С тех пор прошло тридцать лет. Путоранские бараны то ли вымерли, то ли ушли на Шпицберген. Лёня после путча подался в Америку и катается там, как сыр в масле. Норильские гэбэшники на заслуженном отдыхе. А НЛО над Таймыром больше не летают. Потому что после того, как акции Норникеля разделили между собой Прохоров, Потанин и Дерипаска – ловить на Таймыре нечего. Тем более, неопознанным летающим объектам.

 


Страница 8 из 11 Все страницы

< Предыдущая Следующая >

 

Вы можете прокомментировать эту статью.


Защитный код
Обновить

наверх^