На главную / Биографии и мемуары / Аскольд Муров. Заколдованный круг (Публицистические очерки)

Аскольд Муров. Заколдованный круг (Публицистические очерки)

| Печать |



Глава двенадцатая

Эпилог

Не стану в этой главе анализировать музыкальные программы томских вечеров и композиторских встреч. Она, эта глава, о другом. Скажу только кратко о дискуссии и своем участии в ней.

Как выявила полемика, стол оказался вовсе «не круглым», дискуссия затянулась до вечера, ее широко освещали пресса и теле- радиостудии. Выступления были напряженными, хотя иногда, не без пользы, уклонялись от основной темы.

Мне как председательствующему пришлось открывать нашу конференцию кратким словом, в котором хотелось сказать о самом наболевшем. Приведу свое недолгое выступление дословно, из стенограммы:

Дорогие товарищи!

Прежде чем передать слово для заглавного выступления на нашей конференции В. М. Калужскому, я хотел бы высказать два своих замечания. Одно – по форме, другое – по существу.

Первое. Готовясь к настоящей дискуссии, мы ничего заранее не планировали, как это бывало когда-то. У нас нет проекта резолюции, нет списка выступающих, я даже не знаю, о чем точно будет говорить В. Калужский, тему мы определили широко: «Проблемы музыкальной жизни сибирских городов». Но хотелось бы, чтобы присутствующие заинтересованно и активно сказали все, что они думают, называя вещи своими именами, в духе сегодняшней демократии и гласности.

Второе. Надеюсь, что Владимир Михайлович задаст тон и «температуру» нашим дебатам, я же хочу обострить только одну тему, которая болит во мне давно.

Каждый школьник знает, что Сибирь – не только огромное географическое понятие, но это и сокровищница несметных природных богатств. Нефть и газ, золото и алмазы, цветные и черные металлы, лес, уголь, пушнина, хлеб. Все это регулярно десятилетиями «уплывает» на запад; вначале за Уральские горы в центр России, оттуда – за границы нашего Отечества в Европу, а дальше – плывет по Атлантике еще западнее – в американские страны...

Оттуда же возвращаются эти сокровища в виде звонкой валюты, именуемой долларами. А вот эти-то «сибирские» доллары оседают где-то в московских банках, министерствах и Госплане. Мы, сибиряки, не знаем, кто делит эти «кошельки» и куда тратит. Очевидно, еще долго не будем этого знать, но предполагаю, что если бы хоть пятая часть этих богатств возвращалась в Сибирь, то, уверяю вас, в Сибири были бы лучшие театры и концертные залы, лучшие артистические силы и инструменты, учебные заведения были бы оборудованы первоклассными инструментами, аппаратурой, библиотеками и фонотеками. А наши сибирские филармонии имели бы возможность приглашать к себе на гастроли звезд мировой величины: итальянских певцов, американских скрипачей и английских пианистов; лучшие коллективы Европы тогда колесили бы не между Москвой и Ленинградом, а между Красноярском и Барнаулом.

Сегодня же все обстоит наоборот. Для примера скажу, что за Уральскими горами нет ни одного печатного станка, который бы мог печатать ноты. Эти станки есть в Москве и Ленинграде, на Украине, Кавказе и Средней Азии, а за Уралом – нет. Я недавно был в Кемерове. Там в симфоническом оркестре нет самого элементарного: колоколов, тамтама, бубенцов, челесты. Оперные спектакли в Улан-Удэ и Красноярске нередко сопровождались оркестрами с тремя-четырьмя скрипками. Я назову такие крупные сибирские города, как Чита, Иркутск, Тюмень, Кемерово, Новокузнецк, Братск, Норильск и многие другие, где нет ни одного профессионального композитора и всего несколько полупрофессиональных музыковедов-педагогов. Откуда же взяться музыкальному просвещению и образованию, музыкальному исполнительству и сочинительству?

Скажу вам откровенно, что обо всем этом я неоднократно говорил (примерно в тех же выражениях) в официальных советских и партийных учреждениях, а не далее как два месяца назад об этом же говорил одному из работников аппарата ЦК КПСС. Ну и что? Все они мило улыбаются, разводят руками и отмалчиваются. Сейчас же я говорю об этом в других, новых условиях, то есть тогда, когда наши экономисты, да и сам М. С. Горбачев проводят в жизнь идеи территориальных, региональных хозрасчетов.

Вот и сказать бы сибирякам: отдавайте государству определенные отчисления, а остальные расходуйте на нужды Сибири, выходите на международные контакты самостоятельно, покупайте, стройте, процветайте.

Один мой коллега называет существующее положение колониальной политикой государства по отношению к Сибири. Сказано круто, но правильно. Я с ним согласен. Эта колониальная политика возникла не сейчас и не десять лет назад; она уже вросла и въелась в психологию и нашу, сибиряков, и тех, кто растаскивает сибирские сокровища, оправдывая это высокими государственными интересами. Хочется надеяться, что кто-то в высших этажах власти осознает это и по справедливости изменит эти порядки.

Вот та единственная тема, о которой мне необходимо было сегодня сказать вслух и громко.

* * *

То, что я здесь сказал, – не мое открытие. Бывают идеи, которые «носятся» в воздухе и многие ими заражаются.

Например, за год до нашей томской конференции ученые из Новосибирского академгородка основали «Ассоциацию сибирских городов». Правда, мне неизвестно, на «каком трижды проклятом месте» заглохла программа «Сибирь», которая так широко рекламировалась нашими сибирскими учеными в связи со строительством БАМа.

Мне также неизвестно, когда и почему заглохло постановление секретариата Союза композиторов СССР по Сибири. Постановление это было весьма пышным и щедрым, так как конъюнктурно последовало сразу вслед за поездкой Леонида Ильича по Сибири десять лет назад.

Но зато, вернувшись из Томска, я узнал, что в Новосибирске создан Демократический Союз (примерно 70 человек), который сформулировал уже свою платформу. Она близка к тому, о чем говорил и я, но они пошли шире и дальше. В частности, они протестуют, чтобы Сибирь была «сырьевым придатком», они протестуют против засылки в Сибирь представителей преступного мира и сибирских концентрационных лагерей, наконец, они видят будущую автономию Сибири со статусом союзной республики.

Накануне нового, 1989, года писатель В. П. Астафьев дал большое интервью газете «Красноярский рабочий». Приведу из него небольшую цитату: «...написал небольшой очерк в защиту Эвенкии и вообще Сибири нашей, превращаемой в бесправную, дикими способами ограбляемую колонию». (Обратим внимание на слово «бесправную»!)

Появился яркий, аргументированный репортаж о Дальнем Востоке (на ту же тему) Владимира Цветова (в журнале № 52 «Огонек»), который пишет:

«Что же это за объединенная сила, превращающая вопреки здравому смыслу и логике Дальний Восток во вспомогательные, по существу, владения европейского центра СССР? Ведомства! Это их отраслевой подход к природным ресурсам Дальнего Востока вверг в экономический застой район, занимающий четверть территории нашей огромной страны».

Не стану пересказывать широко известную деятельность иркутянина В. Распутина, но одно место из его последнего выступления на пленуме Союза писателей (17–19 января 1989 г.) приведу:

«Нет больше у России запасной земли, каковой долгое время считалась Сибирь с половинной территорией страны.

В считанные десятилетия успели выпотрошить этого великана. Так и не согрев Сибирь ни турбинами, ни углем, ни нефтью и газом, ни вырубленными лесами, начинают взыскивать холодный, неуютный край».

А поэт Михаил Дудин свое гневное настроение от посещения Сибири выразил стихами:

Полуотравленная газом,

По нефтяным болотам – вплавь.

Куда ты рвешься? Где твой разум?

Взгляни в себя разумным глазом,

Нельзя же все богатства разом –

Чуть-чуть грядущему оставь!

Много, очень много можно было бы приплюсовать к сказанному, но и это были бы только слова...

И снова «заколдованный круг». В этом «кругу» сейчас оказалось все наше общество, вся экономика, экология, все искусство и, наконец, сам «человек-мутант»...

* * *

Я – сибиряк, пишу эту книгу в Сибири и о Сибири, поэтому вынужденно и намеренно сужаю круг своих хлопот и границы общих отечественных «трещин».

Мучительно думаю, что можно было бы предпринять конкретного в пользу (хоть малую) моего края? Ведь «Демократические союзы» и «Народные фронты» сейчас множатся во всех городах не по дням, а по часам. К ним уже вырабатывается у государственных органов иммунитет и вряд ли кто их услышит... Ведь не превращать же снова Сибирь в «край высокой культуры»!..

Полагаю все-таки, что сейчас нужен «Комитет возрождения Сибири», но при одном обязательном условии: если его декларацию подпишут: академики В. А. Коптюг и В.П. Казначеев, писатели В. П. Астафьев и В. Г. Распутин, народные артисты СССР А. М. Кац и В. Г. Егудин, председатели всех творческих союзов Сибири и все первые секретари обкомов Сибири. И довести эту декларацию до Политбюро. Другим способом из «круга-лабиринта» не выбраться. А иначе как помочь скудеющей Сибири? При этом я, безусловно, предполагаю, что цель такого Комитета не «ставить проблемы», не «задавать вопросы», не выплескивать свое раздражение на существующую картину, а давать ответы!!! Выносить обдуманные, просчитанные, реальные предложения и решения.

Для этого в таком Комитете должны быть люди высшей квалификации и морали.

И еще. Культуру не строят как дома-пятиэтажки. Культуру выращивают как Сад. А как вырастить этот Сад на отравленной, многажды обманутой, изуродованной земле? А как вырастить Сад в душах человеческих? Хватит ли садовников? Хватит ли их умения, чистых помыслов и подвижничества? Не знаю... Не знаю...





 


Страница 13 из 13 Все страницы

< Предыдущая Следующая >
 

Вы можете прокомментировать эту статью.


Защитный код
Обновить

наверх^