На главную / Наука и техника / В. П. Эфроимсон. Генетика этики и эстетики. 1 часть

В. П. Эфроимсон. Генетика этики и эстетики. 1 часть

| Печать |


СОДЕРЖАНИЕ

  1. В. П. Эфроимсон. Генетика этики и эстетики. 1 часть
  2. Естественная агрессивность и эволюционные механизмы, ее ограничивающие
    1. Жестокость и ее следствия
    2. Эволюционные ограничения жестокости
    3. Существование самоотверженности и ее эволюционные преимущества
  3. С чего начались этичность и альтруизм
  4. С чего начинаются человек и человечность
    1. Понятие о каналах эволюции и об ортогенезе
    2. Каналы эволюции человека
  5. Совесть и этичность как следствие группового естественного отбора
    1. Проблема взаимности альтруизма
  6. Спектр этических норм, создаваемых групповым отбором (текущая позиция)
    1. Перестройка сексуальных эмоций под действием естественного отбора
    2. Естественный отбор и развитие этики сексуальных контактов
    3. Защита старости
    4. Групповой отбор на стремление к познанию
  7. Пластичность реализации наследственной информации и проблема «импрессинга»
  8. Войны и естественный отбор
    1. Мирные победы
    2. Этнос и генофонд
    3. Мнимость угрозы перенаселения
    4. К подлинной истории дарвинизма и социал-дарвинизма

5. Спектр этических норм, создаваемых групповым отбором

 

5.1. Привязанность к родичам

Эволюционно-генетический анализ объясняет нам, почему связи родственные, любовь к родственникам оказываются, как правило, прочнее и сильнее «избирательного родства» с друзьями неродственными. Проблема эта, как показал У. Гамильтон (Hamilton W. D.,1964), решается тем, что индивид передает половину своих генов детям и имеет половину генов, общих с братьями-сестрами, отцом-матерью, четверть генов, общих с племянниками и двоюродными братьями, восьмую часть генов — с двоюродными племянниками.

Иллюстрируем примером Если индивид, обладающий условным геном альтруизма А, погибает, жертвуя собой ради спасения четырех братьев и сестер, то с погибшим уйдет в небытие один ген А; зато, поскольку он спасает четырех человек, каждый из которых по законам Менделя имеет 50 шансов на 100 быть обладателем гена А, он спасает своей гибелью (в смысле математического ожидания) два гена А. Если такие события будут регулярно повторяться, частота гена самоотверженности А будет закономерно возрастать среди племени или стаи. Если наши герои будут жертвовать собой, спасая каждый четырех же очень дальних родственников или вовсе неродственных людей, то ген самоотверженности А через несколько поколений вымрет. Если наши герои будут жертвовать из поколения в поколение каждый раз, спасая сотню людей своего племени или рода, среди которых десяток людей имеют тот же ген самоотверженности, то гену А суждено. Будет быстрое распространение. Вывод: ген жертвенности ради родных будет распространяться даже тогда, когда жертва спасает мало людей. Ген жертвенности не только ради близких родственников, но и ради близких вообще будет распространяться лишь в тех случаях, когда жертва приносится только ради спасения множества людей. Эти предельно упрощенные модели и расчеты, однако, объясняют гораздо более стойкую привязанность к родным, чем к другим людям, хотя, казалось бы, среди чужих гораздо легче найти близкого друга, чем среди ограниченного круга своих родичей. Именно родственные и клановые и даже «земляческие» связи поддерживались естественным отбором.

Истребительный обычай кровной мести, разумеется, тоже опирался на эту форму группового отбора, ограничивавшую принцип «все за одного, один за всех» рамками своего рода или клана, тогда как «трезвый», но отнюдь не эволюционно-генетически ориентированный ум легко отбросил бы всю клановую систему эмоций как бессмысленную.

У. Гамильтон (там же) рассмотрел такие модели, при которых индивид может оставить больше взрослого потомства, если больше заботится о нем, чем о собственном выживании и последующей плодовитости. Ген, повышающий выживаемость родичей носителя, обладает дополнительным приспособительным эффектом, способным распространить положительное воздействие на самого носителя. Как он указывает, «ген родительской заботы», передаваемый половине потомства, если оно многочисленное, может сильнее распространяться, чем альтернативный вариант (аллель) этого гена, имеющий противоположный эффект. Например, тревожный крик птицы может несколько повысить ее шансы стать жертвой приближающегося хищника, но зато снизит опасность для остальной стаи. Математический анализ приводит автора к выводу, что наследственная тенденция к аналогичным предупреждающим, охраняющим или спасающим действиям такого рода будет распространяться только в том случае, если выигрыш для брата-сестры по меньшей мере вдвое превысит риск для «спасителя» (поскольку брат-сестра наследует половину его генов), выигрыш для сводного брата или сестры должен вчетверо превышать риск для «спасителя». В случае абстрактной особи, поведение которой строго определяется генотипом, можно ожидать, что она не пожертвует своей жизнью ради спасения одной-единственной особи, но пойдет на гибель, если это спасает более двух братьев, либо более четырех полубратьев или более восьми двоюродных братьев (сестер).

Мы не приводим здесь математической аргументации Гамильтона, так как полагаем, что благодаря частым, очень резким спадам численности реально размножающейся группы члены ее, происходя каждый раз от небольшого числа родоначальников, всегда обладают гораздо большей общностью генов, чем это следует из элементарных расчетов общности генов у родственников. Но тем более замечателен и правилен вывод Гамильтона, что естественный отбор подхватывает всего сильнее альтруистические эмоции, направленные на защиту ближайших родственников и своей стаи. Представляет интерес и другой вывод. «В абстрактном мире генетически управляемого поведения такой тип его, который слишком вредит родным и родственникам, не сможет распространяться, хотя ради получения небольшого преимущества в размножении стоит "обобрать" даже большее число отдаленных родственников».

Едва ли стоит оговаривать самоочевидную условность модели, едва ли стоит распространяться о том, что она применима и к полигенно детерминируемым видам альтруизма. После статьи Гамильтона было опубликовано много других математических моделей, имеющих большой интерес, но скорее узкоспециальный.

 

 


Страница 12 из 22 Все страницы

< Предыдущая Следующая >
 

Вы можете прокомментировать эту статью.


Защитный код
Обновить

наверх^