На главную / Капитализм и социализм / Лестер К. Туроу. Будущее капитализма. Главы 8-15

Лестер К. Туроу. Будущее капитализма. Главы 8-15

| Печать |


Первая часть книги http://modernproblems.org.ru/new/capital/89-thurow.html

Глава 8

Силы, преобразующие экономическую поверхность Земли

Исследовав каждую из пяти экономических плит, мы можем теперь понять тектонические силы, столь драматически изменяющие распределение заработков и богатства. Анализ надо начать с борьбы против инфляции. Она была объявлена в середине 70-ых годов, и все еще продолжается через двадцать пять лет.

70-ые и 80-ые годы были десятилетиями инфляции. Инфляция началась с плохо рассчитанного финансирования Вьетнамской войны, ускорилась вследствие нефтяного шока ОПЕК и продовольственных шоков середины 70-ых годов, еще более ускорилась и расширилась от использования индексов стоимости жизни для согласования заработков в трудовых контрактах и цен в контрактах о поставках, и дальше развилась под действием второго нефтяного шока ОПЕК в конце 70-ых годов. Сначала против нее пробовали такие средства, как контроль над заработками и ценами, но ни то, ни другое не помогало, и в конечном счете все промышленные страны мира пришли к заключению, что единственное лекарство от инфляции – это использование более высоких ставок процента и более жесткой финансовой политики (повышение налогов или снижение расходов), с целью намеренно замедлить рост, повысить безработицу, вынудить уменьшение заработной платы и удержать под контролем цены.

Эта стратегия, хотя и применяемая иногда судорожным образом, удерживалась в течение более двух десятилетий. Для борьбы с инфляцией мировой рост был намеренно замедлен с 5 процентов в 60-ых годах до 2 процентов в первой половине 90-ых.[1] В настоящее время Федеральное Резервное Управление проектирует политику, которая должна ограничить экономический рост Америки максимумом не более 2,5 процентов. Все, что выше, считается инфляционным.

Как это бывает при слишком затянувшихся войнах, все первоначальные причины войны – нерасчетливое финансирование Вьетнамской войны, шоки из-за ОПЕК и продовольствия, индексирование трудовых контрактов и контрактов о поставках, инфляционные опасения – все это давно ушло. По мере продолжения войны, из года в год, ее отрицательные побочные эффекты – падение реальной заработной платы и усиление неравенства – начали принимать более разрушительный характер, чем первоначальные причины, по которым ввязались в борьбу. Как мы увидим в главе 9, инфляция была побеждена. Но борцы с инфляцией так сосредоточились на «продолжении борьбы», что не заметили, как выиграли войну.

Медленный рост выполнил возложенные на него надежды. Он поднял безработицу до уровня, невиданного со времени Великой Депрессии. Западная Европа достигла теперь двузначных процентов безработицы – в некоторых странах свыше 20 процентов. Как признает Япония, по меньшей мере 10 процентов ее рабочей силы в действительности лишены работы, если даже их все еще оплачивают их бывшие работодатели, так что они не учитываются в официальном проценте безработных – 3 или 4.

Осенью 1995 года официальный уровень безработицы в Америке составлял 5,7 процента. Но, подобно айсбергу, б`oльшая часть которого невидима и находится под водой, эти официально безработные – лишь небольшая часть всего числа работников, которым не достает работы. Если сложить число официально безработных (около 7,5 миллионов) с числом людей, утверждающих, что они хотят работать, но не удовлетворяют тем или иным критериям активного трудоустройства, и потому официально не считаются безработными (еще 5 или 6 миллионов), и с числом невольно работающих неполное время и желающих перейти на полное (около 4,5 миллионов), то получается эффективный процент безработицы, приближающийся к 14.

Кроме того, имеется 5,8 миллионов мужчин (более 4 процентов всей рабочей силы), которые по возрасту могли бы состоять в рабочей силе (от двадцати пяти до шестидесяти лет) – мужчин, в прошлом обычно состоявших в рабочей силе; мужчин, не обучающихся в школе; мужчин, не достигших пенсионного возраста; мужчин, которые не являются ни работающими, ни безработными; мужчин, живущих без видимых средств к существованию; мужчин, выброшенных или бросивших нормальную трудовую экономику Соединенных Штатов.[2]

Америка производит также огромный контингент частично безработных. Имеется 8,1 миллиона американских трудящихся на временных работах, 2 миллиона работающих «по вызову», и 8,3 миллиона «независимых подрядчиков» (многие из которых – сокращенные профессионалы, именующие себя консультантами, потому что они слишком горды, чтобы признать себя безработными, хотя имеют мало настоящих клиентов).[3] Все эти категории вместе составляют еще 14 процентов рабочей силы.[4]

Большинство этих трудящиеся предпочло бы иметь нормальную работу. Как метко заметил журнал «Форчен», они в действительности создают ситуацию, где «нет никакого давления в сторону повышения заработной платы, поскольку слишком многие из них – те «случайные» рабочие, у которых нет силы торговаться с предпринимателями; и регулярно работающие понимают, что им тоже приходится плавать в том же дарвиновом океане».[5]

Вдобавок к этому, с 1980 до 1993 года в Соединенные Штаты въехало 11 миллионов легальных и нелегальных эмигрантов. Они искали в Америке более высокие заработки – и нашли их.[6] Их деятельность не могла не отразиться на возможностях трудоустройства и заработках коренных американцев.

Человеческие проблемы, к которым приводят эти миллионы охотников за работой, нетрудно себе представить. В 5 часов пополудни небольшая металлокерамическая фирма вывешивает на своей доске объявлений сообщение о десяти открывшихся рабочих местах. В 5 часов утра выстраивается очередь из двух тысяч человек, претендующих на эти десять мест.[7]

Это море избыточной рабочей силы производит прямое давление в сторону снижения заработной платы, а косвенным образом создает экономическую среду, усугубляющую действие других сил, также производящих такое давление (технология и глобальная торговля); эти силы будут описаны в дальнейшем изложении. Это неудивительно, каждый, кто хоть сколько-нибудь верит в действие спроса и предложения, поймет, что столь значительный избыток рабочей силы должен приводить к падению заработной платы. Заработная плата растет лишь в случае, если рабочей силы недостает. Поскольку медленный рост экономики гораздо больше отбрасывает в положение безработных нижние 60 процентов рабочей силы, чем верхние 20 процентов, то надо ожидать, что в период высокой безработицы заработки этих нижних 60 процентов будут снижаться намного круче, чем заработки верхних 20 процентов.

Выравнивание цены факторов производства в глобальной экономике со сдвигом технологии в сторону повышения квалификации

По определению, глобальная экономика – это такая экономика, в которой факторы производства – естественные ресурсы, капитал, технология и рабочая сила – точно так же, как товары и услуги, перемещаются по всему миру. Капиталисты наживают деньги, перемещая услуги, товары и естественные ресурсы из тех мест, где они дешевы, в те, где они дороги, и перемещая производство товаров из мест, где оно обходится дорого, в места, где оно дешево. Технология применяется там, где она приносит больше всего денег. Подобным же образом, рабочая сила перемещается в места, где выше всего заработная плата. В процессе этого глобального поиска наивысшей прибыли, где бы ее ни удалось получить, происходит выравнивание цен, рент, заработков, выплаты процентов и дивидендов. Заработная плата растет в странах с низкой заработной платой и падает в странах с высокой заработной платой – это процесс, который экономисты называют «выравниванием факторов производства».

Если бы не было выравнивания факторов производства, это было бы неимоверным экономическим чудом. Как могла бы развиваться глобальная экономика – а она несомненно развивается – без выравнивания факторов производства? [8] Выравнивание факторов производства – это почти определение мировой экономики. Если бы его не было, то капиталисты пренебрегали бы возможностями повысить свою прибыль. Никакой тайны, нуждающейся в объяснении, здесь нет. Капиталисты редко упускают случай нажить больше денег.

Независимо от того, как расценивают роль выравнивания факторов производства в резком перераспределении заработков, происшедшем за последние два десятилетия, в будущем давление выравнивания факторов производства будет возрастать. Если в 80-ые годы лишь небольшая часть третьего мира ориентировалась на экспорт, то сейчас б`oльшая часть третьего мира хочет играть в ориентированную на экспорт капиталистическую игру. Рабочие бывших коммунистических стран лишь в последнее время вступили в конкуренцию с рабочими первого мира за рабочие места и заработки.

В эпоху относительно изолированных национальных экономик средние рабочие первого мира могли получать премии к заработной плате по сравнению с рабочими той же квалификации в третьем мире, поскольку они работали с более обильным сырьем, имели б`oльший доступ к капиталам, использовали более высокие технологии и наличие в первом мире многочисленной рабочей силы высокой квалификации. Все эти традиционные преимущества неквалифицированных рабочих первого мира исчезли, или очень быстро подходят к концу. Лучшие средства коммуникации и транспорта сделали возможным развитие глобальной экономики, где сырье может быть куплено кем угодно по мировым ценам и дешево перевезено туда, где оно требуется. В действительности все на равной основе занимают капитал на мировых рынках капитала в Нью-Йорке, Лондоне или Токио. Если речь идет об инвестициях, то в наши дни нет разницы между богатыми и бедными странами. Искусство копирования и деятельность мультинациональных компаний привели к тому, что технологии, в особенности технологии производства, очень быстро распространяются по всему миру. Хотя все еще существует дополнительность между квалифицированным и неквалифицированным трудом, современные технологии коммуникации и транспорта позволяют выполнять квалифицированные части производственных процессов в странах первого мира, а неквалифицированные части – в странах третьего мира. Теперь богатые страны не могут уже автоматически обеспечивать более высокие заработки своим неквалифицированным рабочим просто путем использования б`oльших капиталов, более дешевого сырья или лучших технологий, чем у более бедных соседей.

Рассмотрим Восточную Европу. Через час автомобильной дороги к востоку от Германии вы обнаружите заработную плату, составляющую от 5 до 10 процентов заработной платы в Германии. В Польше фирма Асеа Браун Бовери платит рабочим 2,58 доллара в час, а в Германии – 30,33 доллара в час. Кроме того, польские рабочие трудятся на четыреста часов в год больше, чем немецкие – что снижает потребность в подготовке, менеджменте и накладных расходах, связанных с численностью персонала (бухгалтерия, здравоохранение и т.д.). Неудивительно, что с 1990 до 1994 года АББ упразднила 40000 рабочих мест в Северной Америке и в Западной Европе, прибавив 21150 рабочих мест в бывших коммунистических странах на востоке.[9] АББ просто делает то, что, как предполагается, и должны делать капиталисты – минимизирует затраты и максимизирует прибыли. Заработная плата будет постепенно расти в странах с низкими заработками, таких, как Польша, а также будет падать в странах с высокими заработками, таких, как Германия.

В особых экономических зонах, граничащих с Гонконгом, стандартная заработная плата рядовых рабочих металлообрабатывающих профессий составляет 35 долларов в месяц, причем месяц содержит двадцать девять рабочих дней, а рабочий день – 11 рабочих часов. Это означает уровень заработной платы 11 центов в час. Китай – особый случай лишь в том смысле, что народ в 1,2 миллиарда человек очень долго не сможет даже отдаленно приблизиться к заработкам первого мира. Давление выравнивания факторов производства исчезнет не скоро.

Что касается выравнивания фактора цен, то экономическая логика здесь поддерживается обстоятельствами времени. Неравенство начало распространяться, а реальная заработная плата падать как раз тогда, когда начал расти импорт (как доля ВВП), что произошло в конце 60-ых годов и в начале 70-ых. В современной глобальной экономике есть железный закон заработной платы: в течение длительного времени выживают лишь те различия в заработке, которые оправдываются квалификацией, дающей более высокую производительность труда.

В то же время технология развивается в направлении повышения квалификации. Синхронные запасы, статистический контроль качества, снижение уровня принятия решений, компьютерные технологии, бригадная работа и снятие внутренних функциональных барьеров – все это требует намного более квалифицированной рабочей силы. Всего лишь за восемь лет коэффициент, связывающий математические способности и заработки, утроился для мужчин и удвоился для женщин.[10] Хотя невозможно предсказать будущее развитие технологии, все, что теперь задумывается, свидетельствует о том, что сдвиг технологии в направлении повышения квалификации будет ускоряться.

Автомобильные компании, обычно нанимавшие на работу людей, не окончивших среднюю школу или окончивших ее, теперь хотят, чтобы средние рабочие на производстве имели математические знания, соответствующие в Соединенных Штатах младшим классам колледжей. Новые технологии превратили прежнюю неквалифицированную работу у конвейера в новые виды работы, требующие гораздо больше образования и квалификации. Рабочий-сварщик заменяется роботом, а рабочие места переходят к тем, кто имеет квалификацию, нужную для починки роботов. Автомобильная промышленность нанимает теперь для сборочных работ людей, учившихся в колледже, или даже окончивших колледж (на сборочном заводе Крайслер Уиндзор они составляют 26 процентов всех рабочих).[11]

В последние два десятилетия высокооплачиваемые рабочие места исчезали в Америке по мере того, как уменьшалась доля американских фирм на мировом рынке автомобилей, стали и станков; но они исчезали еще и потому, что в этих областях индустрии производительность росла намного быстрее, чем спрос на их продукцию.[12] Общая занятость возрастала, но весь этот рост относился к сектору услуг, где заработки в Соединенных Штатах в среднем на треть ниже, чем в фабричном производстве – и намного ниже, чем в таких видах индустрии, как автостроение, производство стали или станкостроение.

Среди экономистов происходят споры, насколько наблюдаемое снижение заработков следует отнести за счет выравнивания факторов производства, и насколько за счет тенденции к повышению квалификации в технологиях производства и распределения. К сожалению, точные соотношения не поддаются исследованию, так как технология и выравнивание факторов производства взаимодействуют между собой, и их влияние сильно зависит от степени напряженности соответствующих рынков труда.

Теоретически было бы приятно знать точные пропорции, в которых эти два фактора воздействуют на реальную заработную плату, но такое знание все равно не помогло бы добиться, чтобы неквалифицированные люди первого мира получали доходы первого мира. В обоих случаях им придется иметь квалификацию первого мира. Невозможно задержать ни рост мировой экономики, ни развитие технологии – и если бы даже можно было это сделать, то никто бы этого не захотел. Развитие технологии делает возможным самый прогресс человечества, а глобальная экономика открывает возможности развития человечества во втором и третьем мире, которые никто в первом мире не хотел бы закрыть.

В наступающую эпоху искусственной интеллектуальной индустрии те страны, которые не делают надлежащих инвестиций в квалификации, в ИР, в инфраструктуру, в заводы и оборудование, не желающие вести макроэкономическую политику, вырабатывающую жесткие рынки труда, будут попросту иметь на дне своей рабочей силы множество людей с очень низкими заработками, падающими все ниже. Люди без квалификации, живущие в богатых странах, не будут больше автоматически получать высокую заработную плату.

Поскольку причины падения заработной платы в общих чертах ясны и средства от этого зла не зависят от точного распределения вины между его причинами, читатель, не заинтересованный в тонкостях экономического анализа и экономических споров, может в этом месте перейти к следующей главе. Но тем из читателей, кто любит распутывать детективные загадки, мы предложим одну загадку, бросающую вызов их логическим способностям. В ней будут факты, не предсказываемые никакой теорией, и факты, прямо противоречащие всем теориям. Но решение этой загадки приводит также к некоторым урокам, важным для будущего.

Кто изменил структуру заработной платы

Согласно классической теории выравнивания факторов производства, развитие глобальной экономики приводит к росту экспорта из третьего мира продуктов неквалифицированного, трудоемкого производства. Поскольку трудоемкие товары дешевле делать в третьем мире, цены на них падают, изгоняя с рынка конкурирующие с ними производства первого мира, использующие более дорогую рабочую силу. По мере их закрытия, они увольняют больше неквалифицированных рабочих, чем квалифицированных, потому что они нанимали больше первых, чем вторых. Тогда закон спроса и предложения приводит к снижению заработной платы неквалифицированных по отношению к квалифицированным.

Поскольку экономическое прибавление третьего мира к первому миру создает глобальную экономику, где намного больше рабочей силы (квалифицированной и неквалифицированной) по отношению к капиталу, чем было прежде в странах первого мира, то каждый рабочий (квалифицированный или неквалифицированный) работает теперь с меньшим капиталом, и реальная заработная плата за труд (квалифицированный или неквалифицированный) должна снижаться. Обратно, каждая единица капитала работает теперь с б`oльшим количеством труда, и реальные прибыли на капитал должны повышаться. Загадка состоит в том, что прибыли на капитал не возросли.

В противоположность предсказаниям классической теории выравнивания фактора цен, источником быстро возраставшего импорта в последние двадцать лет были не страны третьего мира с низкой заработной платой, а другие страны первого мира. Торговля между странами ОЭСР (первый мир) возросла с 38 процентов всей торговли в 1953 году до 76 процентов в 1990 году.[13] Импорт из стран третьего мира, по-видимому, не был достаточно велик, или рос недостаточно быстро, чтобы объяснить наблюдавшиеся огромные изменения заработков.

Имеется и другая проблема: как мы видели в главе 2, лишь часть возрастания неравенства может быть приписана расширяющемуся расхождению в заработной плате между различными уровнями квалификации. Б`oльшая часть возрастания неравенства относится к людям одинаковой квалификации.[14] Классическая теория выравнивания факторов цен не объясняет это расхождение заработков внутри групп.

Впрочем, при падении заработной платы неквалифицированных рабочих фирмы должны были бы употреблять меньше квалифицированных рабочих, заменяя их более дешевыми неквалифицированными. Но если использовать в качестве меры квалификации образование, то доля квалифицированных рабочих в промышленности США повсюду выросла. Это привело многих, в частности, авторов «Экономического отчета президента за 1994 год», к утверждению, что если квалифицированные рабочие становятся относительно дороже, а бизнес все еще использует их, то выравнивание фактора цен не может быть причиной падения заработной платы.[15] Исключив эту причину, эти авторы приходят к выводу, что расширяющиеся расхождения в заработной плате должны объясняться сдвигом технологии в сторону повышения квалификации, который привел к спросу на более квалифицированную рабочую силу.[16]

Несомненно, такой сдвиг квалификаций в самом деле есть. Но сдвиг технологии в сторону повышения квалификации также оставляет многие факты без объяснения и сталкивается с некоторыми фактами, противоречащими таким предсказаниям. Если бы суть дела была в сдвиге технологии в сторону повышения квалификации, то реальные заработки квалифицированных рабочих должны были бы подняться. Сдвиг квалификаций не объясняет, почему снизилась заработная плата наиболее образованных (среди мужчин заработки снизились у всех, даже у людей с учеными степенями), почему задеты столь многие (действие этой причины должно было бы сосредоточиться на прямо задетых новыми технологиями), и почему расходятся заработки людей с одинаковой квалификацией. По той же логике, которая была направлена против гипотезы выравнивания фактора цен, сдвиг технологии в направлении квалификации не может быть источником проблемы, потому что есть факты, которые этой причиной не предсказываются, а следовательно ответ должно давать выравнивание фактора цен.

Конечно, ниоткуда не следует, что обе причины – выравнивание фактора цен и сдвиг технологии в сторону квалификации – не могут действовать одновременно. Но даже вместе взятые, обе причины не могут объяснить один определенный факт, и тем самым вряд ли могут считаться виновниками рассматриваемых явлений. Ни одна из них не объясняет, почему заработная плата становится неравной у людей с одинаковой квалификацией – все равно, высокой или низкой.

В поисках виновного важно иметь в виду, что в начале 70-ых годов импорт из других стран ОЭСР быстро возрастал и был достаточно велик, чтобы оказать большое влияние на наблюдаемые заработки в Соединенных Штатах, между тем как эти страны были в то время, по сравнению с Соединенными Штатами, областью низкой заработной платы. К концу этого периода некоторые из стран ОЭСР, например, Германия и Япония, имели более высокую заработную плату, особенно с учетом дополнительных льгот, но вначале она была значительно ниже.

Падение реальной заработной платы началось в Соединенных Штатах раньше, чем где бы то ни было в первом мире, именно по той причине, что в 70-ых годах и в начале 80-ых годов выравнивание фактора цен происходило внутри ОЭСР.[17] Хотя общий дефицит торгового баланса и был невелик по сравнению с ВВП (3 процента в начале 1994 года), он был очень велик в индустриях со средним уровнем квалификации, таких, как автостроение, станкостроение, производство стали или бытовой электроники. С очень крутыми (неупругими) кривыми поставки рабочей силы, умеренный спад кривой спроса для рабочей силы средней квалификации может оказать очень сильное влияние на заработную плату. То, что кажется небольшой поправкой, может иметь в действительности главное значение.

Лишь в конце этого периода конкуренция третьего мира начала влиять на заработную плату в первом мире, и лишь в это время остальные страны ОЭСР начали испытывать расширение неравенств и снижение реальной заработной платы, начавшиеся гораздо ранее в Соединенных Штатах.[18] Вне Соединенных Штатов даже в конце рассматриваемого периода было бы несправедливо возложить эту вину на третий мир. Некоторые давления на заработки, проявившиеся в других странах ОЭСР, легко могли быть превышениями на валютном рынке первого мира, когда заработки поднимались над уровнем долговременного равновесия. Это особенно справедливо для таких стран, как Германия и Япония, где заработная плата вместе с дополнительными льготами превысила американские уровни. Когда немецкие и японские компании начали вводить производственные мощности в Америке и платить там более низкую заработную плату, чем у себя дома – как они это сделали в конце 80-ых и в начале 90-ых годов – то они по существу переместили давление в сторону снижения заработков на свои внутренние рынки.

Как мы видели, средняя заработная плата в остальных странах ОЭСР была в 70-ых годах ниже, чем в Соединенных Штатах; но было еще более важное различие. В остальных странах ОЭСР было совсем иное соотношение квалификаций и заработков, чем в Соединенных Штатах. На самом верху рабочей силы в Соединенных Штатах находятся люди с самой высокой квалификацией и с заработной платой, намного превышающей заработную плату всех остальных. Между тем, наиболее развитые конкуренты Америки, как правило, используют намного меньше окончивших университеты, и платят людям с университетской квалификацией намного меньше, по сравнению с заработной платой людей со средним образованием в Соединенных Штатах.

Если присмотреться к подготовке людей, окончивших среднюю школу, но не окончивших университет, то эти работники в таких странах, как Германия и Япония, имеют гораздо более высокую квалификацию, чем в Соединенных Штатах. Уровень их достижений при окончании средней школы выше, и они проходят намного лучшую профессиональную подготовку после школы – систему ученичества в Германии и сложное обучение в японских компаниях. До изменения заработков в последние два десятилетия эти рабочие первого мира со средней квалификацией имели в других странах и более высокую квалификацию, и в то же время более низкую заработную плату, чем в Соединенных Штатах.

В нижнем слое рабочей силы Соединенные Штаты платят меньше, чем другие страны первого мира, и имеют намного больше неквалифицированных людей, которые не удовлетворяют требованиям эффективности, предъявляемым выпускникам европейских или японских средних школ. В действительности Америка имеет внутреннюю рабочую силу третьего мира, просто не существующую в большинстве других стран ОЭСР.

Вследствие этого, невозможно однозначно сказать, выше или ниже квалификация американских рабочих, выше или ниже они оплачиваются, чем в других странах ОЭСР. Америка – единственная экономика первого мира, содержащая внутри себя экономику третьего мира. В 70-ых годах Соединенные Штаты имели наверху более квалифицированных людей с большей оплатой, в середине – менее квалифицированных, но с намного более высокой оплатой, и внизу людей очень низкой квалификации с очень низкой оплатой. Американские корпорации работают со структурой квалификаций, очень отличающейся от имеющейся в Японии или на континенте Европы. По существу они используют больше менеджеров и людей интеллигентных профессий (11,5 процента рабочей силы, по сравнению с 5,7 процента в Германии), чтобы сделать менее квалифицированным производственный процесс.[19] Это позволяет фирмам США использовать меньше рабочих средней квалификации и больше неквалифицированных рабочих, чем это делают в Германии или Японии.20 Американцы «принижают» процесс производства. Напротив, немецкие фирмы работают с меньшим числом менеджеров и людей интеллигентных профессий, «доквалифицируя» нижний слой своих рабочих. Обе системы действуют, при всем их различии, точно так же, как «выживание наиболее приспособленных» не означает, что на Земле выживает только один вид.

Неудивительно, что более неравное распределение квалификаций приводит в Соединенных Штатах к более неравному распределению заработков. Для мужчин, глав домохозяйств, в возрасте от двадцати пяти до пятидесяти четырех лет, работающих полный рабочий день, круглый год (таблица 8.1), между Соединенными Штатами и другими промышленными странами имеется резкое различие. В Америке верхняя дециль больше зарабатывает по отношению к нижней децили, а средняя дециль больше зарабатывает по отношению к нижней децили, чем это происходит в Европе – вдвое больше, чем в Германии.

Таблица 8.1

 

Относительные заработки мужчин, глав домохозяйств, 25 – 54 лет, работающих полный рабочий день, круглый год (середина 80-ых годов)

Источник: Lawrence Mishel and Jared Bernstein, The State of Working America (Washington, D.C.: Economic Policy Institute/M.E.Sharp,1993, p.429).

Имея в виду эту реальность, не приходится удивляться, что наибольшие потери американской доли импортного рынка пришлись именно на те виды индустрии (автомобилестроение, станкостроение, производство стали), где использовали больше всего чрезмерно оплачиваемых (по отношению к их действительной квалификации) рабочих средней квалификации. Именно в этой группе произошло также наибольшее снижение заработной платы в 70-ых и 80-ых годах. К началу 90-ых годов рабочие этой группы со средней квалификацией имели более низкие заработки, чем рабочие той же категории в большинстве других развитых стран, но эти более низкие заработки ближе соответствовали их относительным квалификациям.[21] Они и должны были получать меньше, так как имели меньшую квалификацию, чем люди, выполнявшие те же работы в других странах первого мира.

После Второй мировой войны Соединенные Штаты в действительности получали значительную экономическую ренту в индустриях средней квалификации, не оправданную их подлинными квалификациями или уникальными технологиями. К началу 70-ых годов, после полного послевоенного восстановления экономики, конкуренция других промышленных стран попросту устранила экономическую ренту, которую Соединенные Штаты получали в средней части своего распределения заработков.

Это заключение поддерживается изменениями относительных цен. Цены импорта, экспорта и внутреннего производства изменились совсем не так, как можно было предполагать по классической теории выравнивания фактора цен. В последние два десятилетия импортные цены росли несколько быстрее экспортных цен (на 4 процента) – вместо убывания, которое можно было предсказать.[22] Поскольку импортные цены выросли по отношению и к внутренним, и к экспортным ценам, большой рост импорта мог произойти лишь при крупной потере конкурентоспособности относительно высокооплачиваемых индустрий средней квалификации Соединенных Штатов, поскольку американские производители теряли в этом случае свою долю рынка даже при удешевлении их продукции.

Классической теории выравнивания фактора цен противоречит также тот факт, что индустрии, конкурирующие с импортом, платят в Соединенных Штатах заработную плату не ниже, а выше средней. С помощью анализа ввоза и вывоза можно вычислить полное (прямое и косвенное) распределение заработной платы в экспортирующем секторе и в секторе, конкурирующем с импортом. Эти распределения можно сравнить с распределением заработной платы во всей экономике. Как видно из таблицы 8.2, в секторе, конкурирующем с импортом, заработная плата в 1983 году была выше, чем во всей экономике (на 21 процент), но в то же время более равномерна (в то время как 20,4 процента всей рабочей силы зарабатывало в 1983 году менее 5000 долларов, в секторе индустрий, конкурирующих с импортом, такие низкие заработки имело лишь 12,4 процента). Но в индустриях, конкурирующих с импортом, были также несколько более высокие заработки, чем в экспортирующем секторе (на 5 процентов выше в 1983 году).[23] Если принять во внимание, какие индустрии входят в сектор, конкурирующий с импортом (автостроение, машиностроение, производство стали и бытовой электроники), и какие входят в экспортный сектор (сельское хозяйство, туризм, оптовая торговля), то этот факт покажется не столь удивительным, как можно было бы подумать.[24]

Таблица 8.2

Распределение заработков в экспортных отраслях и в отраслях, конкурирующих с импортом 1983

Источник: Lester C.Thurow. “A General Tendency Toward Ineqality”

// American Economic Review, May 1986.

К сожалению, коэффициенты ввоза – вывоза поступают не часто и с опозданием, но поскольку известны индустрии, где импорт вырос в 80-ых и в начале 90-ых годов (автостроение, машиностроение и электроника), правдоподобно, что таблица ввоза – вывоза за 1995 год, когда она появится, покажет еще б`oльшую премию заработной платы для сектора, конкурирующего с импортом, чем в 1983 году.

Отсюда следуют простые заключения. Судя по заработной плате, сектор, конкурирующий с импортом, имеет несколько более высокую квалификацию, чем экспортирующий сектор. Вследствие этого, когда конкурирующие с импортом индустрии производят сокращения, они в действительности не увольняют пропорционально большее число неквалифицированных рабочих, чем квалифицированных. Если посмотреть на индустрии, пришедшие в упадок вследствие международной конкуренции, то видно, что они уволили в действительности множество рабочих средней квалификации.

Что происходит в действительности, можно увидеть, рассматривая структуру заработной платы с точки зрения выпускника мужской средней школы. По отношению к мужчинам, окончившим среднюю школу, премия к заработной плате за окончание колледжа с 1973 до 1992 года резко повысилась – с 35 процентов до 93 процентов. Но если посмотреть ниже, то оказывается, что премия, обычно причитавшаяся окончившим среднюю школу по отношению к не окончившим ее, в действительности сократилась. Заработки не окончивших среднюю школу возросли с 74 до 81 процента заработков окончивших среднюю школу, а заработки рабочих с образованием ниже восьми классов возросли с 58 до 60 процентов заработков окончивших.[25] Этого именно и надо было ожидать, если давление выравнивания фактора цен происходит на уровне средней квалификации, а не на самом дне квалификационной пирамиды.

Выравнивание фактора цен по отношению к странам ОЭСР объясняет, почему наибольшие снижения заработной платы происходят не среди неквалифицированных американских мужчин, а среди американских мужчин средней квалификации, которые в начале 70-ых годов были менее квалифицированы, и в то же время лучше оплачивались, чем их заграничные собратья. Чем-то надо было пожертвовать, что и произошло.

Выравнивание фактора цен по отношению к ОЭСР, а не к третьему миру, объясняет также, почему заработки всех могли снижаться без резкого возрастания прибылей на капитал. Поскольку остальная часть промышленного мира сберегает и инвестирует значительно б`oльшие доли своего ВВП, чем Соединенные Штаты, то выравнивание фактора цен относительно ОЭСР увеличивает поставки и капитала, и рабочих средней квалификации – а вследствие этого прибыли на то и другое в Соединенных Штатах должны падать.

Одиннадцать миллионов легальных и нелегальных иммигрантов в течение чуть больше одного десятилетия (еще одна форма выравнивания фактора цен) должно было оказать некоторое воздействие на заработки людей, находящихся на дне распределения квалификации. Это подтверждается тем фактом, что наибольшее увеличение неравенства заработков произошло в географических областях с наивысшей иммиграцией.[26]

Остается объяснить еще одно явление – возрастание неравенства внутри групп с одинаковой квалификацией. Чтобы объяснить такое расхождение заработков в Соединенных Штатах, надо понять, что происходит с людьми, имеющими одну и ту же квалификацию. Для этого надо вспомнить две особенности рынка труда. Во-первых, между квалифицированной и неквалифицированной рабочей силой нет возможности симметричного обмена. Неквалифицированные рабочие отнюдь не вполне заменяют квалифицированных, так как они не могут делать многих вещей, которые делают квалифицированные, но квалифицированные вполне заменяют неквалифицированных, так как могут делать все, что делают те. Это должно быть верно, если только в процессе образования квалифицированных нет чего-то делающего их психологически неспособными выполнять неквалифицированную работу.

Во-вторых, если посмотреть на внешне эквивалентных рабочих (с одинаковым числом часов работы, одним и тем же образованием, квалификацией, родом занятий, трудолюбием и стажем то бросается в глаза, что они никогда не получали равную заработную плату: их заработки всегда составляли широкий разброс. В большинстве классификаций разброс среди рабочих, отнесенных к одной категории, всегда был почти так же широк, как и во всей популяции в целом. Те равновесные цены, существование которых предполагается в экономической теории (равная плата за равную квалификацию и равный труд) попросту не существуют. Например, лишь около 10 процентов дисперсии индивидуальных заработков можно объяснить различиями в школьном обучении.[27]

Среди людей не наблюдается столь неравного распределения талантов, как распределение заработков. Чтобы прийти к их фактическому распределению, надо допустить весьма ненормальное распределение экономического везения, или какие-то очень сложные взаимодействия между талантом и заработками.[28] В реальном мире, впрочем, заработки связаны не с работником, а с рабочим местом, и работники с эквивалентными уровнями квалификации рассеяны по спектру рабочих мест в разных компаниях, которые платят различную заработную плату. Индивидуальные заработки не просто отражают индивидуальные квалификации; они имеют коллективную компоненту. Те, кому посчастливилось работать в высокопроизводительном коллективе (хорошей фирме), зарабатывают больше тех, кто работает в низкопроизводительном коллективе (слабой фирме). Те, кому повезло, получают ренты.

На язвительном языке Майкла Сэтингера, профессора экономики в Университете Штата Нью-Йорк в Олбани, важно здесь не «распределение среди собак навыка хватать кости», а просто «распределение костей». Если кто-нибудь бросает как-нибудь распределенные кости группе собак с одинаковыми навыками хватания костей, то это не значит, что получится равномерное распределение костей среди собак. Они найдут лишь распределение костей, существующее в их экономике. И хотя у них одна и та же квалификация в хватании костей, некоторым их них достанутся большие кости, а другим – маленькие.

В реальном мире заработная плата регулируется лишь медленно, тогда как уровень квалификации вновь нанимаемых быстро регулируется в сторону понижения или повышения, в зависимости от жесткости рынков труда. Если Форд при открытии нового завода в штате Кентукки получил 110000 заявлений на 1300 мест, почему бы ему не нанимать окончивших колледж?[30] В среднем можно таким образом получить за ту же плату лучшую рабочую силу. Это противоречит описанным в учебниках моделям, где заработная плата быстро регулируется, разгружая в короткое время рынки рабочей силы, тогда как изменения в поставках рабочей силы, вызванные изменением заработков, разгружают этот рынок в течение долгого времени.

В подходе, который я назвал в моей предыдущей книге «моделью конкуренции за рабочие места», кратковременные процессы регулирования лучше всего иллюстрируются системой фильтрации рабочих мест.[31] Когда имеется безработица, или когда в систему поступает новая рабочая сила, наиболее квалифицированные из этих безработных по существу занимают те рабочие места из имеющегося распределения, которые ниже их квалификации, но ближе всего к ней подходят. Если, например, в систему поступает больше выпускников колледжей, чем ей требуется, как это и произошло, то эти новые рабочие вынуждены выбирать рабочие места, считавшиеся лучшими, самыми высокооплачиваемыми местами для окончивших среднюю школу. Наблюдаемое распределение заработной платы для окончивших колледж расширяется (становится более неравномерным), а наблюдаемый уровень квалификации на местах, где обычно работали окончившие школу, повышается – поскольку теперь окончивший колледж работает там, где обычно работал окончивший школу. По мере того, как выпускники средних школ вытесняются с их лучших рабочих мест – вниз по распределению рабочих мест – их средняя заработная плата снижается.

В 70-ых и 80-ых годах давление в сторону снижения заработной платы, происходившее от высокой безработицы, массовой иммиграции, потери конкурентоспособности на мировом рынке в индустриях средней квалификации и сдвига технологий в сторону повышения квалификации, еще более обострилось вследствие большого притока рабочей силы с дипломами колледжей. Рабочие места средней квалификации становились реже, и выпускники колледжей занимали все больше таких мест. Автомобильная промышленность, обычно нанимавшая на производство выпускников средних школ, теперь нанимала людей, получивших образование в колледже. Заработная плата не изменилась, но изменились люди, получающие в автомобильной промышленности высокую заработную плату.

Когда квалифицированная рабочая сила увольняется вследствие возросшего импорта, то квалифицированные рабочие просто сваливаются на распределение рабочих мест, выталкивая людей с меньшей квалификацией с их лучших мест. Самые низкооплачиваемые из каждого класса квалификаций спускаются вниз и захватывают самые высокооплачиваемые места в ближайшем нижнем классе. Дисперсия распределения заработков внутри каждого класса квалификации возрастает, поскольку каждый такой класс теряет некоторые из своих прежних лучших мест и приобретает больше своих прежних худших мест. Средние заработки снижаются для всех. Изменения в относительных заработках каждых двух групп зависят от плотностей распределений, на которые сваливается рабочая сила.

В 70-ые годы заработки выпускников колледжей упали по сравнению с заработками выпускников средних школ, поскольку выпускники колледжей стали занимать прежние лучшие места выпускников средних школ. Дисперсия заработной платы среди выпускников колледжей возрастала. Выпускники средних школ в экономическом смысле отступали в более плотную часть их распределения заработков, так что падение их средних заработков было меньше, чем у выпускников колледжей. В относительном выражении заработки рабочих, окончивших колледжи, росли, хотя реальные заработки снижались и у них, и у окончивших среднюю школу.

В 80-ые годы резко выросла иммиграция, а индустрии средней квалификации с высокой заработной платой потеряли часть рынка в пользу импорта. Эти экономические давления снизили центральную плотность распределения заработков рабочих из средних школ, и притом столь быстро, что относительные заработки мужчин, окончивших колледжи, выросли, хотя их реальная заработная плата падала еще быстрее, чем в 70-ые годы.

Другие возможные причины

Вдобавок к войне с инфляцией, выравниванию фактора цен относительно ОЭСР и сдвига технологии в сторону повышения квалификации, было предложено еще много других факторов, ответственных за разрушение структуры заработной платы.

1. Некоторые капиталисты несомненно составили заговор, чтобы убить американские профсоюзы. Президент Рейган, уволивший всех объединенных в профсоюз американских диспетчеров воздушного транспорта, узаконил намеренную стратегию разгрома профсоюзов. В частном секторе нанимали консультантов, специализирующихся на изгнании профсоюзов, навязывались выборы, аннулирующие полномочия профсоюзов, законы о труде изменялись таким образом, чтобы труднее было учреждать профсоюзы и легче было их упразднять, а законные требования уважать права профсоюзов просто игнорировались – фирмы попросту платили небольшие штрафы за нарушение законов о труде и продолжали нарушать законы. Эта стратегия привела к успеху, сократив число членов профсоюзов до 10 процентов частной рабочей силы (15 процентов всей рабочей силы). И где профсоюзы все еще существуют, они в значительной степени потеряли свою способность контролировать заработную плату или вести переговоры об условиях труда.

В сочетании с решениями компенсационных комитетов корпораций, повысившими оклады управляющих компаний за последние двадцать пять лет с 35 до 157 кратных заработка начинающего рабочего, можно было бы сказать, что капиталисты объявили классовую войну трудящимся – и выигрывают ее.[32]

За границей не было столь решительных усилий победить профсоюзы, и установки рабочих по отношению к профсоюзам различны. В некоторых странах, таких, как Германия и Япония, членство в профсоюзах заметно не изменилось, но в других, например, в Соединенном Королевстве, оно резко снизилось – доля охваченных профсоюзами трудящихся с 1979 года уменьшилась почти вдвое, но все еще остается выше (на треть), чем в Соединенных Штатах.[33] В Европейском союзе в целом членство в профсоюзах, вначале более высокое, падает теперь почти также сильно, как в Соединенных Штатах.[34]

Хотя в экономической литературе не пришли к определенному заключению, влияют ли профсоюзы на среднюю заработную плату (компании одинаковой производительности с профсоюзами и без них в этом отношении вряд ли различаются), все же нет сомнения, что профсоюзы влияют на распределение заработной платы. Там, где профсоюзы существуют, это распределение гораздо более равномерно.[35] Например, различия в заработках между окончившими среднюю школу и окончившими колледж в секторе с профсоюзами всегда были меньше, чем в секторе без них. Вследствие выпадения профсоюзов из соотношения сил в американской экономике, следовало ожидать возрастания различий в заработной плате, поскольку эти различия всегда были выше в секторе без профсоюзов. Вдобавок, при ослаблении страха перед профсоюзами расхождение между заработками в фирмах с профсоюзами и без них удвоилось.[36] Теперь фирмам без профсоюзов незачем платить более высокую заработную плату, чтобы не допустить к себе профсоюзы.

Угроза перевести производство за границу, конечно, играет свою роль в уменьшении заработной платы внутри страны. В Германии некоторые полагают, что решения фирм БМВ и Мерседес строить заводы в Соединенных Штатах больше связано с их переговорами с немецкими профсоюзами, чем с обслуживанием автомобильного рынка США.[37] Но то же экономическое давление существует и в случае фирм, не имеющих и не планирующих заморских предприятий. Всем приходится сталкиваться с глобальной конкуренцией из-за границы, со стороны фирм с меньшей заработной платой. Если более высокие заработки не поддерживаются более высокой производительностью, то в глобальной экономике их невозможно сохранить, что бы ни стал делать капиталист.

Типичные для Америки изменения заработной платы проявляются теперь в странах, где профсоюзы все еще играют важную роль, и где не предпринимались усилия для подавления рабочей силы. Намеренные акции корпораций для устранения профсоюзов могли ускорить этот процесс, но нет оснований думать, что в долговременной перспективе они привели к принципиально иным результатам, чем в других странах.

2. Наблюдаемые снижения заработной платы могут казаться хуже, чем они есть на самом деле, если инфляция квалификации приводит к тому, что рабочим приписывается квалификация, какой у них в действительности нет. Предприниматели по опыту знают реальные уровни квалификации и оплачивают эти реальные квалификации, а не формально приписываемые более высокие уровни. Например, недавно крупный текстильный фабрикант тестировал своих рабочих с законченным средним образованием и обнаружил, что в действительности эти люди выполняют задания на уровне девятого класса. То, что принимают за снижение заработков окончившим среднюю школу, может в действительности отражать то обстоятельство, что в государственной статистике люди, какое-то время учившиеся в средней школе, считаются окончившими ее. Реальная заработная плата падает потому, что падает реальная квалификация.

3. Отмена государственного регулирования очевидным образом привела к некоторым снижениям заработной платы. В регулируемых индустриях, таких, как грузовой автотранспорт и авиалинии, рабочие извлекали из регулирования некоторые ренты. После отмены регулирования заработки водителей грузовиков и некоторых служащих авиалиний резко упали. В случае водителей грузовиков они снижались втрое быстрее, чем в других местах.[38] Ренты, которые были встроены в их заработную плату, были возвращены потребителям, покупающим транспортные услуги.[39]

4. Когда в 70-ых годах в рабочую силу влилось поколение «бума младенцев», отношения капитала к труду стали расти медленнее, или даже уменьшились. Поставки труда попросту росли быстрее, чем поставки капитала. В такой ситуации заработная плата должна снижаться, так как каждый рабочий работает с меньшим капиталом. В 80-ые годы этот процесс должен был автоматически повернуть в обратную сторону, потому что американская демография привела к гораздо более медленному росту рабочей силы, чем в 70-ых годах. Но 80-ые годы стали временем иммиграционного бума, и ожидаемое замедление роста рабочей силы не произошло. Когда на работающего приходится меньше капитала, следует ожидать некоторого снижения заработков.

5. Если рассмотреть долю ВВП, идущую рабочей силе, то эта доля в течение последних двух десятилетий оставалась примерно постоянной. Но при этом доля заработной платы существенно снизилась (на 5 процентов), тогда как доля пенсий существенно возросла. В то время как полностью финансируемые пенсионные программы просто подразумевают перенос заработной платы с сегодня на завтра, не полностью финансируемые программы медицинского страхования, льготы которых идут обычно нынешним пенсионерам, в действительности представляют перенос заработной платы от ныне работающих к уже вышедшим на пенсию. То, что фигурирует в статистике как добавочные льготы, в действительности есть не что иное как частное социальное обеспечение старых людей за счет молодых.

Взгляд вперед

Поскольку заработная плата рабочих средней квалификации во многих развитых промышленных странах теперь выше, чем в Соединенных Штатах, выравнивание фактора цен по отношению к странам первого мира потеряло для Соединенных Штатов прежнее значение. Но нам предстоит интегрирование в первый мир второго мира и очень непохожего третьего. У коммунистических стран не было эффективной гражданской экономики, но у них были превосходные системы образования. СССР был обществом высокой науки, где было больше инженеров и ученых, чем в любой другой стране, кроме Соединенных Штатов. Китай способен быстро произвести сотни миллионов рабочих средней квалификации. Конец коммунизма и успехи маленьких тигров на Тихоокеанском Крае побудили страны третьего мира производить второсортные заменители импортных товаров, так что они вступили на путь экономического развития и начали ориентироваться на экспорт. Десятки миллионов людей (живущих в Сингапуре, Гонконге, на Тайване и в Южной Корее) уже привыкли к ориентации на экспорт, а сейчас к ориентации на экспорт стремятся страны третьего мира, насчитывающие миллиарды людей (в Индонезии, Индии, Пакистане, Мексике). Вследствие этого, экспорт из стран третьего мира с низким уровнем заработков может в будущем намного возрасти. Независимо от того, какую долю наблюдаемого снижения реальной заработной платы и расширения дисперсии заработной платы можно приписать выравниванию фактора цен в прошлом, эта доля в будущем будет расти.

В течение 70-ых и 80-ых годов повышение производительности физического труда, часто основанное на таких информационных технологиях, как роботехника, и быстро растущий импорт продукции индустрий средней квалификации сократили потребность в заводских рабочих. Напротив, численность работников умственного труда сильно возросла, несмотря на массовое применение информационных технологий в таких областях, как бухгалтерия и финансы. Загадочным образом, производительность умственной работы возрастала лишь очень медленно, или даже убывала. Но к середине 90-ых годов, как можно с уверенностью заключить, фирмы научились использовать информационные технологии для уменьшения числа рабочих мест, занятых работниками умственного труда и менеджерами среднего уровня. Это и есть смысл «сокращения». Поскольку большинство фирм имеет теперь больше работников умственного труда, чем физического (во всей экономике на три служащих, занятых умственным трудом, приходится один работник физического труда), для увеличения эффективности фирмы должны были повысить производительность умственного туда.

Давление в сторону сокращения персонала отчетливым образом перемещается вверх по распределению заработков и затрагивает группы все более высокой оплаты. Остается еще увидеть, насколько можно будет снизить ее для этих верхних групп. Пределы здесь носят социологический характер. Если придется иметь дело со строптивой, не склонной к сотрудничеству рабочей силой, особенно в кадрах менеджмента, то не обойдется ли это дороже, чем можно выиграть на снижении заработной платы?

Если Европа движется по направлению к гибкости заработной платы, о чем там говорят, то в Европе в конце 90-ых годов и в начале двадцать первого столетия, вероятно, появятся некоторые виды услуг и соответствующие рабочие места, возникшие в Соединенных Штатах в 70-ых и 80-ых годах. Но та же гибкость заработной платы даст возможность силам выравнивания факторов производства и технологии высокой квалификации снизить реальную заработную плату. Закономерности заработной платы и занятости в Европе и в Америке будут сближаться.

Заключения

Видевшие экономическую поверхность Земли в 1970 году не узнали бы ее топографию в 1995. Изменения в распределении покупательной силы в ближайшие двадцать пять лет будут еще более драматичны. Конец коммунизма (экономическая плита первая) вторгается в старый капиталистический мир, предлагая ему обширные поставки дешевой, образованной рабочей силы и, косвенным образом, разрушая веру в суррогаты импорта и в квази-социализм, создает огромные поставки неквалифицированной дешевой рабочей силы из третьего мира. Миграция (экономическая плита третья) выталкивает множество толковых, энергичных, но неквалифицированных работников прямо в первый мир. Новые технологии (экономическая плита вторая) порождают потребность в более высокой квалификации как на заводе, так и в офисе. Чтобы справиться с этими силами, нужны меры (массированные инвестиции в повышение квалификаций), которым сопротивляются престарелые люди (экономическая плита третья). Глобальная экономика (экономическая плита четвертая) вталкивает в капиталистическое уравнение цен выравнивание факторов цен, и тем самым вызывает падение заработков. Без доминирующей силы (экономическая плита пятая) поезд мировой экономики остается без локомотива, замедляет свое движение и создает условия, в которых заработная плата может и снижаться, и выравниваться, распространяясь на весь мир.

ПРИМЕЧАНИЯ

Глава 8

1. International Monetary Fund, International Financial Statistics, Washington, D. C, ежегодники за различные годы; Stuart Holland, Toward a New Bretton Woods (Nottingham, U. K.: Russel Press, 1994), p. 10; Council of Economic Advisers, Economic Report of the President 1995 (Washington, D. C: U. S. Government Printing Office), p. 403.

2. Sylvia Nasar, "More Men in Prime of Life Spend Less Time Working," New York Times, December 1, 1994, p. 1.

3. Robert D. Hershey, Jr., "Survey Finds 6 Million, Fewer Than Thought, in Impermanent Jobs," New York Times, August 19, 1995, p. 31.

4. Potty Callaghan and Heidi Hartmann, Contingent Work (Washington, D. C: Economic Policy Institute, 1991), p. 2.

5. Lenore Schiff, "Why Inflation Will Keep Falling," Fortune, October 2, 1995, p. 60.

6. George J. Borjas, "The Economics of Migration", Journal of Economic Literature, December 1994, p. 1668.

7. Nicholas Fiore, "Carpenter Technology," report at Conference on Leveraging Taiwanese Resources, МТГ-ЕРОСН Foundation, October 12-14, 1995, Taipei.

8. Economic Policy Institute, Declining American Incomes and Living Standards, 1994.

9. Craig R. Whitney, "West European Companies Head East for Cheap Labor," New York Times, February 9, 1995, p. Dl.

10. Richard J. Murnane, John B. Willet, and Frank Levy, "The Growing Importance of Cognitive Skills in Wage Determination," Review of Economics and Statistics, May 1995, p. 258.

11. Neal Templin, "Dr. Goodwrench, Auto Plants Are Demanding Higher Skilled Labor," Wall Street Journal, March 11, 1994, p. 1.

12. U. S. Department of Commerce, Survey of Current Business (Washington, D. C: U. S. Government Printing Office, 1994), pp. 82, 84.

13. Paul Krugman, Peddling Prosperity (New York: W. W. Norton, 1994), p. 231.

14. Eli Berman, John Bound, and Svi Griliches, "Changes in the Demand for Skilled Labor in U. S. Manufacturing," Quarterly Journal of Economics, May 1994, p. 367.

15. Robert Z. Lawrence and Matthew J. Slaughter, "Trade and U.S. Wages: Great Sucking Sound or Small Hiccup?" Micro-BPEA Meetings, Washington, D. C, June 1993; Paul Krugman and Robert Lawrence, Trade, Jobs, and Wages, MIT Working Paper, 1994.

16. George J. Borjas and Valerie A. Ramey, Time Series Evidence on the Sources of Trends in Wage Inequality,1' AEA Papers and Proceedings, May 1994, p. 10.

17. Farhad Rassekh, The Role of International Trade in the Convergence of Per Capita GDP in the OECD, 1950-1980," International Economics Journal, Vol. 6, No. 4 (Winter 1992), p. 1; Manouchehr Mokhtari and Farhad Rassekh, The Tendency Toward Factor Price Equalization Among OECD Countries," Review of Economics and Statistics, November 1989, p. 636; Dan Ben-David, "Equalizing Exchange, Trade, Liberalization and Convergence," Quarterly Journal of Economics, August 1993, p. 653; Ana L. Revenga, "Exporting Jobs," Quarterly Journal of Economics, February 1992, p. 255; David L. Dollar and Edward N. Wolff, "Convergence of Industrial Labor Productivity Among Advanced Economies, 1963-1982," Review of Economics and Statistics, November 1988, p. 549.

18. Jeffrey D. Sachs and Howard J. Shatz, Trade and Jobs in U. S. Manufacturing, Brookings Papers on Economic Activity, No. 1, 1994, p. 1.

19. Derek Bok, The Cost of Talent (New York: Free Press, 1993), p. 223.

20. Ibid.

21. Rassekh, The Role of International Trade," p. 1.

22. Economic Report of the President 1995, p. 279.

23. Economic Policy Institute, Declining American Incomes and Living Standards (Washington, D. C: U. S. Government Printing Office, 1994), p. 12.

24. Laura D'Andrea Tyson, William T. Dickens, and John Zysman, The Dynamics of Trade and Employment (Cambridge, Mass.: Ballinger, 1988), p. 102.

25. U. S. Bureau of the Census, Current Population Reports, Consumer Income, Series P-60 (Washington, D. C: U. S. Government Printing Office, 1973, 1993), pp. 119, 144.

26. Robert H. Topel, "Regional Labor Markets and the Determination of Wage Inequality," American Economic Review, May 1994, p. 17.

27. Harold Lydall, A Theory of Income Distribution (Oxford, U. K.: Clarendon Press, 1979).

28. Lester С Thurow, Generating Inequality (New York: Basic Books, 1974).

29. Michael Sattinger, "Assignment Models of the Distribution of Earnings," Journal of Economic Literature, June 1993, p. 833.

30. Thurow, Generating Inequality.

31. Ibid.

32. Robert H. Frank, Talent and the Winner-Take-All Society," American Prospect, Spring 1994, p. 99.

33. Robert Taylor, "Decline in Worker Organization," Financial Times, June 2, 1995, p. 8.

34. Trade Unions: Adapt or Die," The Economist, July 1, 1995, p. 60.

35. George J. Borjas and Valerie A. Ramey, Foreign Competition, Market Power and Wage Inequality: Theory and Evidence, Working Paper No. 4556 NBER, December 1993; Lawrence M. Kahn and Michael Curme, "Unions and Nonunion Wage Dispersion," Review of Economics and Statistics, November 1987, p. 600.

36. Economic Policy Institute, Paying the Toll (Washington, D. C, 1994), p. 1.

37. "Nothing Could Be Finer," The Economist, November 19, 1994, p. 77.

38. Ibid.

39. Economic Policy Institute, Paying the Toll, p. 1.

 


Страница 1 из 8 Все страницы

< Предыдущая Следующая >
 

Комментарии 

# Martin   31.03.2017 03:43
Thanks a lot for sharing this with all people you really
understand what you are speaking about! Bookmarked. Please
also discuss with my site =). We may have a hyperlink change
arrangement among us

Visit my web site :: 403
ошибка: https://ddosov.net/403-forbidden-nginx.html
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Theresa   31.03.2017 05:37
It's truly a nice and useful piece of info.

I am satisfied that you simply shared this helpful information with
us. Please keep us up to date like this. Thank you for sharing.


Here is my blog post - how to write a critical analysis essay examples: http://www.brattainsportsperformance.com/blog/?action=view&url=building-your-professional-library&replytocomment=100874&replytocomment=103351
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Cedric   04.04.2017 01:49
Piece of writing writing is also a fun, if you
know after that you can write or else it is difficult to write.


Feel free to visit my web-site - romeo and Juliet essay
topic i need help understanding.?: http://free-apps.friendsinwar.com/news.php?readmore=16&c_start=10900
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Quinn   06.04.2017 23:28
It's very trouble-free to find out any matter on web as compared to books, as I found this
article at this web site.

Also visit my web-site; udp
flood: https://ddosov.net/http-flood.html
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Randall   19.07.2017 15:43
Hello fellas! Who wants to chat with me? I'm live at HotBabesCams.com, we can chat, you can watch me live for free, my nickname is Anemonalove: https://3.bp.blogspot.com/-u5pGYuGNsSo/WVixiO8RBUI/AAAAAAAAAFA/JWa2LHHFI2AkHParQa3fwwHhVijolmq8QCLcBGAs/s1600/hottest%2Bwebcam%2Bgirl%2B-%2BAnemonalove.jpg , here is my photo:


https://3.bp.blogspot.com/-u5pGYuGNsSo/WVixiO8RBUI/AAAAAAAAAFA/JWa2LHHFI2AkHParQa3fwwHhVijolmq8QCLcBGAs/s1600/hottest%2Bwebcam%2Bgirl%2B-%2BAnemonalove.jpg
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Shane   29.07.2017 14:38
It's fantastic that you are getting thoughts from this article
as well as from our discussion made here.

Here is my website forex: https://Forexincrease.top/forex-good/1751375
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Francisca   31.07.2017 02:45
I am actually happy to read this weblog posts which includes tons of helpful facts,
thanks for providing these kinds of statistics.

my web blog; How to write a
good proposal essay: http://argument-research-paper.top/how-to-write-a-good-proposal-essay/
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Вы можете прокомментировать эту статью.


Защитный код
Обновить

наверх^