На главную / История и социология / И. С. Кузнецов. Новосибирский Академгородок в 1968 году: «Письмо сорока шести» Часть 2

И. С. Кузнецов. Новосибирский Академгородок в 1968 году: «Письмо сорока шести» Часть 2

| Печать |


ИНСТИТУТ ИСТОРИИ, ФИЛОЛОГИИ И ФИЛОСОФИИ

№ 1

Протокол закрытого партийного собрания, 4 апреля 1968 г.

Присутствуют 23 члена и кандидата КПСС, представитель  Советского райкома КПСС П. И. Богомолов, беспартийные  – председатель местного комитета О. Н. Вилков, секретарь комсомольской организации С. В. Глинский.

Избирается председатель собрания И. И. Комогорцев, секретарь И. С. Кардаш

ПОВЕСТКА ДНЯ:

«Об усилении идеологической работы» (информация Р. С. Русакова)

Русаков Р. С. Задача – проинформировать партийное собрание о некоторых событиях в Академгородке, в которых приняли участие и наши сотрудники (о письме сорока шести). Наш институт политический и об этом следует помнить. До сих пор никто не сомневался  в правильном понимании этого нашими сотрудниками. Глубокая принципиальность, идейность, верность коммунизму. Личность ученого привлекает всеобщее внимание, роль ученых возрастает. Мы должны быть готовы к борьбе не только на теоретических семинарах, они собираются не часто и не так, как нам бы хотелось. Между тем мелкие факты приобретают большое политическое звучание, проводятся спекуляции на  недостатке информации (о студентах, о директоре картинной галереи).

Письмо сорока шести советских граждан  (жителей Академгородка). Среди них сотрудники нашего института: коммунист аспирантка С. И. Рожнова, канд. филол. наук М. И. Черемисина, д-р ист. наук М. М. Громыко.

Мы никогда не выступали против разъяснения, получения информации, но в данном случае главное не то, а пафос отрицания. Политическая близорукость, люди друг друга не знают, значит было доверие людям-организаторам. Не было уверенности, что письмо не попадет за границу. Останавливается на противоречиях самого письма. Тогда следует привлекать людей за содействие американской пропаганде. Нужна трезвая оценка, без личных счетов.

Сплочение коммунистов на идейной основе – это главное, т. к. есть в нашем коллективе притупление остроты воспитательной, политической работы.

ВОПРОСЫ:

Оненко С. Н. Просьба информировать партийное собрание о решении партийного бюро.

Тонаевская Т. С. Беседовали ли с товарищами?

Лукинский Ф. А. Установлены ли каналы, по которым ушла информация?

Московский А. С. Известны ли все авторы, пути, по которым ушла информация?

Оненко С. Н. Какие связи между людьми?

Лукинский Ф. А. Известны ли лозунги на институте? 1 Ответы на данные вопросы по неизвестной причине не зафиксированы

ВЫСТУПЛЕНИЯ:

Аврорин В. А. Согласен с оценкой Р. С. Русаковым  участия товарищей в подписании письма. Для нас всех это разорвавшаяся бомба, и это самое печальное, т. к. мы ведем общую работу, решаем сложные задачи. Неожиданность, что в сомнительном деле принимают участие Громыко, Черемисина, Рожнова. Тем хуже для нас.  Следует чаще говорить на соответствующие темы. На наших семинарах часто уходим от острых вопросов. Следует извлечь соответствующие уроки из этих фактов. Подписавшие письмо не знают людей, по поводу которых написано письмо. За Гинзбургом числится уголовное дело, передача «Белой книги» в ФРГ.  Все товарищи поражены и опечалены, что письмо пошло за границу. Требования отмены решения Московского суда: «Мы не просим, мы требуем». Претензии жителей Академгородка на особое положение. Житейский опыт свидетельствует, что всякое коллективное выступление раньше поступает по адресу туда. Кто-то из этих сорока шести человек мог ставить определенную цель. Этот документ был использован врагами.

Комогорцев И. И. У нас есть все основания осудить действия наших товарищей – авторов петиции. По существу и по форме изменило им чувство логики – нелогичное заявление. Использование западной пропагандой  надо было предусмотреть. Проявление политической незрелости, стремление к популяризации самого себя.

О воспитательной работе в коллективе. М. М. Громыко жила в лучших условиях, чем все. «Зеленая улица» при защите докторской диссертации. Член пяти ученых советов,  ведет себя в коллективе как крупье в игорном доме. Она решает наши судьбы.

Ученый нуждается в воспитании. Как это сделать? Беседа? Не та форма. Самая действенная форма – общение с трудящейся массой. Не знаю ни одного факта встречи М. М. Громыко с трудящимися. Студенты «решительно» настроены. Нужно, чтобы М. М. Громыко сама выступила перед студентами с разъяснениями.  Нужно привлекать к идеологической работе, чтобы мужали и крепли в борьбе.

Обратить внимание на аспирантуру, часто туда попадают через «черный ход». Надо объявить конкурс, больше гласности, отчетов аспирантов. Более ответственно подходить к выступлениям за пределами института (по поводу выступления Ю. С. Постнова на клубной конференции). Клубную самодеятельность надо показывать, а не вырывать, особенно «Интеграл». О С. П. Рожновой специально поставить вопрос на партийном бюро, на партсобрании.

Почему столь терпимо относятся к Алексееву, Коневу, Дрейзену? Почему людям, участвующим в неприглядных действиях, представляют возможность формировать сознание молодежи?

Вилков О. Н. Останавливается на ответственности ученых перед народом, перед коллективом. Чувство негодования вызывает участие товарищей в этом письме. Как можно защищать подлецов, не становясь сам подлецом. У нас есть институт, коллектив. Почему они к нам не обратились?

О М. М. Громыко. Большая тревога закрадывается в сердце, почему Марина Михайловна не посоветовалась. Советуются по производственным вопросам, а по политическим вопросами истории ни один товарищ до конца не продумал то, что сделал. Его  увлекли. Если нет, то выяснить, в чем дело.

Вместе с Громыко учился в университете. Это была студентка а потом аспирантка, которая не вызывала политического недоверия. Мы упустили человека, не доглядели. Следует усилить воспитательную, идеологическую работу. В борьбе формируется стойкость. Строго осудить появление письма и товарищей, его подписавших. Если мы все скажем свое единое мнение, то и эти товарищи станут борцами за коммунизм.

Васильевский Р. С. Письмо готовилось солидно. Наш товарищ попался на провокацию. Говорить можно о политической близорукости студентов, но не доктора исторических наук Громыко. Может быть, это письмо специально подготовлено. Мы знаем на работе только полчеловека. А где другая половина? Ведь за подписями обращались выборочно. Есть определенная группа людей (о Дрейзене). Серьезная воспитательная работа нужна.  Резко поставить вопрос о запрещении преподавания в университете. Собрание в университете. Может быть, провести собрание в Доме ученых, где выступят крупные ученые и дадут оценку.

Постнов Ю. С. Присоединяется к мнению выступавших. Мы должны осудить выступление группы людей, участие их в подписании письма. Имеются определенные проблемы в воспитательной работе. Методологический семинар должен быть дополнен проблемами современного искусства и литературоведения. Это также нужно как история, как политика. Это нужно для узнавания другой половины человека. Чаще встречаться с людьми за пределами Академгородка – это чрезвычайно важно. Общение с разной аудиторией. Пафос ответственности людей, занятых умственной деятельностью, перед людьми, создающими материальные  ценности.

Сомневается в  целесообразности выступления перед студентами М. М. Громыко.

В аспирантуру надо принимать по широкому общественному отбору.

О С. П. Рожновой. Гром среди ясного неба. Она пришла в аспирантуру с отличными рекомендациями по партийной линии. Отзывчивый, добрый человек, не чурается черновой работы. Активный общественник. В подписании письма проявилась политическая близорукость, незрелость С. П. Рожновой. Наши противники за рубежом использовали.

Возражает против заявления И. И. Комогорцева по поводу выступления на клубной конференции.

Карчемник В. Д Наш институт – единственный гуманитарный институт СО АН СССР. Это надо  понимать. Письмо – разорвавшаяся бомба. Живем мы в сложное время. Сложная международная обстановка. Письмо – звено в цепи наступления на нашу советскую идеологию. Ссылается на ответ Чаковского в «Литературной газете». Заигрывание со словом «демократия». Вопросы рабочей аудитории об участии историков в письме.

Соскин В. Л. Нет никаких принципиальных разногласий с выступлениями  товарищей. Сейчас занимается вопросами идеологической экспансии в годы Октябрьской революции и гражданской войны. Товарищи проявили недомыслие, доверие. Международная обстановка накалена чрезвычайно – отсюда понятная резкость выражений. Отсутствие логичности в письме. Проблема сложнее. Нужно больше информации. Нашему институту нанесли большой вред. Нельзя идти на поводу у буржуазной пропаганды. Мы должны помнить, что мы – политики. Четкая политическая линия. Не доходить до крайностей, до резкостей. Против предложения  Р. С. Васильевского о «бичевании» ученых перед студентами. Надо воспитывать, а не отсекать интеллигенцию, не вызывать чувство  озлобленности. О лекционной пропаганде – шире круг людей-участников, больше непреклонности. Удерживаться от «сильных» выражений. Надеюсь на политическую мудрость нашей партийной организации.

Московский А. С. Такое письмо – не безвинная бумага, это политическая диверсия наших врагов. Составители письма не ко всем обращались, а к определенным людям. Проявили политическую незрелость, близорукость. Из сорока шести кто-то организовал. Присоединяется к осуждению. У нас часто говорят о правах, забывая об обязанностях. Сомневается в целесообразности выступления товарищей перед студентами, но в своем коллективе они должны ответить на вопросы. Не следует ли привлечь товарищей из органов?

Кардаш И. Г. Говорит об усилении идеологической работы, о новых способах, методах идейного воздействия коммунистов на беспартийных. Наша беда, что за разъяснениями, за получением информации обратились не к нам, не в партийную организацию. Напоминает ленинскую характеристику интеллигенции. Думать надо. Присоединяется к высказанной оценке. Велика ответственность коммуниста.

Докучаев Г. А. Острый политический вопрос. Середины не может быть. Нужно занять четкую политическую позицию, каждый коммунист, сотрудник должен высказаться.  Приводит пример из дискуссии по книге Варги 2 Академик Е. С. Варга (1879–1964) – один из ведущих советских экономистов сталинского периода. В 1927–1947 гг. возглавлял Институт мирового хозяйства и мировой политики, где был сформулирован ряд новаторских идей, за что ученый был подвергнут разносу, а институт закрыт. В 1953 г. вышла его книга «Основные вопросы экономики и политики  империализма после второй мировой войны», которая вызвала большой общественный резонанс: враги хотели использовать его, – не вышло. Ведущие сотрудники сами изберут форму объяснения. Куда посылали: в ФРГ – самое «демократическое» государство! Для кого устраивать показательный суд? Логики в письме нет. Как будто писали различные люди. Усилить идеологическую работу в коллективе. Плохую славу создали университету. Парторганизации университета, преподавателям надо подумать.

Куклина Е. А. Убеждена, что это провокация, наши люди по близорукости попали в сети иностранной агентуры. Настойчиво вырабатывать идейное единство с рабочим классом. Рабочая аудитория задает очень много вопросов. Иностранная разведка устраивает диверсию, хочет проникнуть во внутренний мир, мир семьи.  Повысить  свою бдительность во 100 крат!  Нужно единство! Человека нужно оценивать не по тому, что он взял, а по тому,  что дал родине.

Борисов Б. Л. О письме.  По поводу политического процесса. Не  было политического процесса, был уголовный процесс. И гласным был процесс, были билеты. Почему беспокоятся о нашей демократии на Западе? О нашем институте, о его роли в Академгородке. Академгородок – явление международного порядка.  Следует подумать об  участии нашего института в жизни Академгородка. Формы нашего идейного влияния вышли из-под контроля.  Предлагает создать секцию общественную при Советском райкоме КПСС. Воспитательную работу следует вести вокруг острых политических научных проблем.

Деев А. Ф. Присоединяется к оценке товарищей. Что сделать надо? О содержании письма, о людях. Наши товарищи лояльны, честны. Объектом защиты является не Гинзбург, а законность. Люди честно подписали письмо.  Письмо попало за границу. Криминал не в сомнении, а в том, что попало за границу. Мы должны убедить этих людей, бороться за души людей. Прочитать лекцию.  Коммунисты должны спорить, должны участвовать в клубах.  Идеологическое влияние на массы должна  осуществлять наша организация.

Лукинский Ф. А. Присоединяется к высказанной оценке. Уходим от решения многих острых, сложных вопросов. Недооценка истории советского общества, истории КПСС.  Об отсутствии критики в нашем коллективе. Громыко не критиковали. Три аспекта письма: 1) Имеют ли право обращаться в Советское правительство? – Да. 2)  Имеют ли право организовывать какую-то группу для коллективной подписи письма-протеста с точки зрения норм партийной и государственной жизни. – Нет.  А за это организаторов осудить. 3) Как попало за границу?   Не сомневаемся в честности наших товарищей.  Тревога за наше общее дело. Как попало за границу? Очевидно, где-то сидят шпионы, диверсанты. Партийные органы должны потребовать от органов КГБ навести порядок, чтобы никакая информация не могла попасть в руки шпионов. Усилить партийное влияние, партийную прослойку в университете.

Тощакова Е. М. Присоединяется к оценке. Меня беспокоит, почему информация из Академгородка так быстро поступает в «Голос Америки». Выражает озабоченность за наш коллектив. О С. П. Рожновой. Это коммунист, который отлично ведет идейно-воспитательную работу среди молодежи. А  можно ли ее считать нашей единомышленницей? Создать персональное дело С. П. Рожновой, ей надо отчитаться перед коммунистами. Громыко, Черемисиной следует отчитаться в стенах института. Почему мы должны бояться «Голоса Америки», сравнения с китайской революцией?

Окладников А. П. Письмо – демагогия с далеко идущими целями. Часть в цепи действий, расчет на весь мир. Все дали единодушную оценку, осудили. Хочу верить, но не до конца, что они попали в ловушку. Самое меньшее – крайнее политическое легкомыслие. Смело выходить на общее профсоюзное собрание. Дело жизни и смерти института – смыть позор. Позор за советскую историческую науку. Ответственность за Академгородок. Не дать возможность скрыться организаторам. Бороться за доброе наше имя. Не свертывать гуманитарные науки. Усилить  людьми наш институт. У нас 70 человек, у химиков 3 000. «Завести» философию. Стучаться в райком, горком, обком КПСС, – надо нас усилить, дать нам честных коммунистов, вливать свежие силы. Дать нам Т. И. Агапову 3 Т. И. Агапова – д-р ист. наук, защитила докт. дисс. в 1967 г. в Ленинграде на тему «Кабинетское хозяйство. 1777–1860-е гг. (Опыт социально-экономического исследования)». Видимо, руководство института придавало большое значение ее привлечению к работе в нем в качестве противовеса М. М. Громыко. Позднее по состоянию здоровья переехала в г. Краснодар, в связи с чем 25.05.70 партбюро ИИФФ утвердило ее характеристику (ГАНО. Ф. П-5415. Оп. 1. Д. 18. Л. 35–36). Сопротивление продолжается и в форме уверток и в форме сплетен.

Честные беспартийные люди нас поддержат. «Разбавлять» коллектив в НГУ. Огромный вред выводить Громыко на рабочую аудиторию. «Честная» Ревякина оказалась замешанной в идейной диверсии.

Следует заниматься марксизмом, не сдавая традиционные марксистские позиции, а не измышлениями, переносом биологических терминов в общество («социальная экология» В. Э. Шляпентоха). Против увлечения, жонглирования модными словечками. Психологический настрой открывает двери буржуазной идеологии.

Громыко критиковали, но мало. Марина Михайловна – это эгоизм, зазнавшийся и обжиревший. Чрезмерно захвалили Марину Михайловну, но критика была непоследовательной. Громыко – внутренне богатый человек, но что она дала за последние два года? Ничего. Сложное дело. Надо трудиться, не изолировать себя. Сохранить безусловно ценного человека для коллектива, для общества, надо воспитывать не только мягкими словами. Марина Михайловна «соблазняла» Конева. Нельзя, чтобы этот инцидент прошел для нас бесследно.  Чванство, презрение к обществу. Она ничего не хочет делать для общества.  НГУ – не кормушка, а большое дело. Надо явиться  на кафедру в 18 часов, не отмалчиваться, не сидеть молча. Борьба за души человеческие, принципиально, но гибко! Понравилось выступление В. А. Аврорина.

Заключительное слово Русакова Р. С. Шестнадцать человек выступили. Подошли серьезно. Контакт ученого с массами должен быть. О борьбе за человека во всех его проявлениях, о новых методах работы следует продолжить разговор. Форму проявления, форму оценки найдут сами ученые. Влияние партийной прослойки должно возрасти. А. Ф. Дееев говорил путано. Борьба будет, к ней надо быть готовым.

Предлагается проект решения. После обсуждения, дополнений принимается следующий текст решения.

РЕШЕНИЕ ПАРТИЙНОГО СОБРАНИЯ:

Заслушав информацию секретаря партбюро  Р. С. Русакова о письме группы сотрудников Академгородка, появившемся в западной прессе, партийное собрание  осуждает выступление авторов письма и считает действия коммуниста С. П. Рожновой, М. М. Громыко,  М. И. Черемисиной, поставивших подписи под письмом, грубейшей ошибкой, проявлением политической незрелости,  легкомыслия и беспринципности, приносящих вред воспитательной работе в институте, на гуманитарном факультете НГУ.

Партийное собрание постановляет:

1. Разъяснять и провести в жизнь в коллективе института точку зрения партийной организации по данному вопросу.

2. Поручить партийному бюро разработать план повышения уровня идеологической и воспитательной работы в коллективе, обсудив его  на ближайшем собрании.

3. Рекомендовать руководству института совместно с деканатом факультета обсудить вопрос о роли и воспитательной работе сотрудников института в НГУ.

4. Крепить связи ученых с трудящимися города и области,  рассматривая выступления перед массовой аудиторией не только как пропаганду  знаний, но и  как средство воспитания самих ученых.

5. Повысить требования к поступающим в аспирантуру, улучшить работу с аспирантами в семинарах, руководствуясь постановлением ЦК КПСС об улучшении подготовки научных и научно-педагогических кадров.

6. Поручить партийному бюро рассмотреть персональное дело члена КПСС С. П. Рожновой 4 В соответствующем архивном деле протоколы заседаний партийного бюро ИИФФ СО АН СССР за 1968 г. отсутствуют, поэтому дата проведения заседания партбюро, ход обсуждения на нем и точное решение неизвестны. Соответственно неизвестен  и ход обсуждения персонального дела С. П. Рожновой на заседании партийного бюро, проведение которого было предусмотрено решением данного собрания.

7. Поручить местному комитету провести общее профсоюзное собрание по данному вопросу и всем научным сотрудникам принять в нем активное участие.

ГАНО. Ф. П-5415. Оп. 1. Д. 14. Л. 1–14

№ 2

Протокол закрытого партийного собрания, 11 апреля 1968 г.

Присутствовали – 25 человек, инструктор горкома КПСС Лазебная Н. Д. и зав. отделом райкома КПСС Богомолов П. И.

ПОВЕСТКА ДНЯ:

Персональное дело С. П. Рожновой

Докладывает Р. С. Русаков – секретарь партбюро.

СЛУШАЛИ: Слово имеет С. П. Рожнова

ВОПРОСЫ К С. П. РОЖНОВОЙ И ЕЕ ОТВЕТЫ:

Тощакова Е. М. Содержание письма не вызывает у Вас сомнения? – По первой части письма у меня не было сомнения, но несмотря на это я подписала.

Лукинский Ф. А. Со стороны кого-нибудь не было давления? – Нет. Все решала самостоятельно.

Васильевский Р. С. Знали тех лиц, за кого подписывались? – Не совсем я знала тех людей. Но  организация  процесса суда не дает правильно ориентироваться. Эти факты вызывают у меня некоторые сомнения. Это побудило меня подписать письмо.

Комогороцев И. И. Вы обращались до подписания письма к партийной организации? – Нет. Как-то сложилось так, что некогда было. Через некоторое время я уехала в командировку.

Бойко В. И. Не кажется ли противоречивым, что Вы не знали о виновности подсудимых, но тем не менее подписали? – Подписала потому, что процесс суда не был ясен.

Гоголев З. В. В чем Вы находите неправильность  судебного процесса, сами на суде были?  – На суде не была, но в жизни нашей страны факты были.

Тощакова Е. М. Автор этого письма Вам известен? – Автора не знаю. Но решение принимала самостоятельно. Письмо дал человек, которого знаю по комсомольской работе.

Тощакова Е. М. До Вашей подписи письмо кем-нибудь подписано было? – Нет.

Куклина Е. А. Можно ли слепо верить информации, которая вызывает сомнения?     – Я верю в информацию братских коммунистических партий.

Тощакова Е. М. Расскажите, при каких обстоятельствах подписывали письмо? Где-нибудь собирались, обсуждали? – Товарищ по комсомольской работе предложил подписать письмо, т. к. я его хорошо  знала, то подписала. Никаких обсуждений не было.

Комогорцев И. И. Признаете ли Вы свою вину? – Я подписывала письмо из чистых соображений, т. е. думала помочь советским гражданам, хотела выяснить непонятный мне вопрос. Но не думала и не ожидала, что дело обернется так. Не думала, что письмо попадет в зарубежную печать, что оно будет использовано буржуазной пропагандой, В этом я виновна.

Лукинский Ф. А. К секретарю партбюро. Когда и при каких обстоятельствах коммунист должен обращаться в высшие партийные органы?

Отвечает секретарь партбюро Русаков Р. С. Любой коммунист имеет право обращаться в высшие партийные органы. Но не так как Светлана Павловна, сблокировавшись с беспартийными товарищами. Лукинскому следует внимательно прочесть Устав КПСС.

ВЫСТУПЛЕНИЯ:

Гущин Н. Я. Если Вы поступили в партию, Вы должны подчиняться дисциплине партии. Вы поступили беспартийно, сблокировавшись с беспартийными. Политически еще не зрела. Дать строгий выговор, учитывая то, что она искренне признала свою вину.

Постнов Ю. С. Светлана Павловна выступила искренне. Знаю Светлану Павловну 1,5 года. Ею очень много сделано на общественном поприще. Как аспирантка она показала себя положительно. Данный поступок совершился из-за отсутствия политической зрелости. Проявила легкомыслие. Учитывая ее положительные стороны, искреннее признание, дать  ей строгий выговор.

Лукинский Ф. А. У Светланы Павловны проявилась политическая незрелость. Но нужно сделать разграничение в трех аспектах 1. Имеют ли наши коммунисты право обращаться в высшие  партийные органы. 2. Достаточной информации о процессе еще долгое время не было. Светлана Павловна и другие чем руководствовались, подписывая письмо? 3. По каким каналам письмо попало за границу? Мне кажется, коммунистку Рожнову нельзя обвинять. Если письмо попало за границу, то в этом она не виновата. Светлана Павловна  как коммунистка допустила ошибку. Дать ей выговор.

Горюшкин Л. М. Письмо, которое оно подписала, было ясно сформулировано, содержание которого требует осуждения виновных. Она как коммунистка проявила небдительность. Я поддерживаю решение партбюро, учитывая проделанную ей работу, оставить Светлану Павловну в рядах партии.

Деев А. Ф. Мы оставляем Светлану Павловну в рядах партии, т. к. она не знала, что письмо попадет в западную печать. Здесь она проявила отсутствие  политической бдительности. Вынести строгий выговор с занесением в учетную карточку.

Тимохин В. А. Светлану Павловну два года знаю и знаю только с хорошей стороны. Я думаю, что она поняла свою вину. За проявление партийной небдительности дать строгий выговор с занесением в учетную карточку.  Проводить внутриинститутскую партийно-агитационную работу. Общественную работу вне института довести до минимума.

Карчемник В. Д. Ошибка, которую она совершила, будет ей уроком на всю жизнь. Внутри института нужно усилить партийно-агитационную работу. Я присоединяюсь к решению партбюро.

Комогорцев И. И. Светлана Павловна своими поступками не оправдала доверия молодежи. Подписание письма Светланой Павловной – это нарушение дисциплины партии. Солидарен с решением партбюро.

Борисов Б. Л. Светлана Павловна проявила небдительность. Учитывая ее положительные стороны, дать строгий выговор.

Тощакова Е. М. Светлана Павловна проявила легкомыслие, политическое притупление. Светлана Павловна в нашем институте редкий гость. Товарищи, которые работают в молодежных организациях, «Поэтической Гренаде» и др., должны отчитаться перед партбюро.

Тонаевская Т. С. Светлана Павловна проявила легкомыслие. Поведение Светланы Павловны со званием коммуниста несовместимо. Я солидарна с решением партийного бюро.

Русаков Р. С. Коммунисты недостаточно работали на гуманитарном факультете. В дальнейшем направить работу.

Куклина Е. А. Предлагается: а) в институте систематически проводить политические информацию; б) cделать газетную витрину; в) последние  события в институте довести до беспартийных; г) Пригласить лектора, который прочитал бы лекцию об идеологической диверсии в Америке против СССР.

Слово предоставляется Рожновой С. П. Я действительно поступила необдуманно, проявила легкомыслие.   Признаю вину.

ПРЕДЛОЖЕНИЯ:

1. Предложение партийного бюро. За политическое легкомыслие и притупление, выразившееся в подписании группового письма, попавшего за границу, использованного буржуазной пропагандой в антисоветских целях и объективно нанесшего вред нашему обществу, объявить коммунисту Рожновой С. П. строгий выговор с занесением в учетную карточку.

2. Предложение Ф. А. Лукинского об изменении формулировки. В начале первой части фразы записать «За нарушение Устава КПСС», а далее по тексту, начиная со слов «выразившееся» – С. П. Рожновой вынести выговор.

Постановили:

Большинством голосов проходит редакция партбюро: «За политическое легкомыслие».

За второе предложение голосуют два коммуниста.

ГАНО. Ф. П-5415. Оп. 1. Д. 14. Л. 14-15

№ 3

Из протокола профсоюзного собрания института, 18 апреля 1968 г. 1 Публикуемый текст был предоставлен автору-составителю одним из ветеранов названного института. К сожалению, сохранился только данный фрагмент протокола

Всего числится на профсоюзном учете 84 человека, в командировках – 10 человек, в отпуске – 2 человека, по болезни – 3 человека, итого присутствует 63 человека.

Председатель собрания – Русаков Р. С.

Секретари – Приходько, Васильевская.

ПОВЕСТКА ДНЯ:

Об усилении идеологической работы в коллективе

Слово представляется председателю месткома О. Н. Вилкову (Доклад прилагается).

ВОПРОСЫ К ДОКЛАДЧИКУ:

Гоголев З. В. Петиция получена Генеральным прокурором, и  каков ответ?

Вилков О. Н. Петиция получена без подписей, анонимная. За границу пошла с подписями.

Русаков Р. С. Берг получила уведомление. ЦК письма не получал.

Познанский В. С. Каков был первоначальный вариант?

Русаков Р. С. Предлагает задавать вопросы трем товарищам, присутствующим здесь (Громыко, Рожнова, Черемисина).

Познанский В. С. – Русакову. Что он может добавить к докладу  Вилкова?

Стракач Ю. Б. Верно ли, что Рожнова исключена из партии?

Русаков Р. С. – Да.

Предложение заслушать товарищей. Принимается.

Громыко М. М. О мотивах, которыми руководствовалась – репрессии 1937 года. Информация у нас недостаточная. Письмо в оригинале послано Руденко, копии другим товарищам. Уведомления о получении есть. Со времени отправки письма и передачи его заграничным радио прошло более 20 дней. Резкость письма вызвана серьезностью сюжета. Каждый человек и группа может обращаться к официальным лицам. Недостаточная продуманность формулировок – не повод для осуждения. Осуждаем публикацию за границей. Отмежовываемся от этого. Вопросы – кто подписывался, что и как, – задавать нецелесообразно.

Познанский В. С. Не провокация ли это?  Где могла произойти утечка информации?

Громыко М. М. Письмо поступило в канцелярию.

Борисов Б. Л. Письмо с подписями у Руденко? Сколько идет почта до США?

Громыко М. М. – Да. Сколько почта – не знаю.

Баринов. Политический процесс?

Громыко М. М. За обвиняемых я не заступаюсь. Речь шла о пересмотре дела с соблюдением гласности, информации.

Комогорцев И. И. Конев, Алексеев подписывали с Вашей инициативы?

Громыко М. М. Отказывается обсуждать этот вопрос.

Лукинский Ф. А. Кто был инициатором письма? Что запрещает обратиться в международный суд по поводу опубликования вашего письма за границей?

Громыко М. М. Главарей нет. Над последним предложением  подумать можно.

Григоренко Б. Г. Что Вы имели в виду под нарушениями?

Громыко М. М. Большая часть письма посвящена гласности. Если бы в газетах было все опубликовано, не возник бы этот вопрос.

Лукинский Ф. А. В чем Вы видите ошибку?

Громыко М. М. Опубликование за границей.

Баринов. Кто из сорока шести человек сообщил о письме?

Громыко М. М. Считаю всех подписавших честными людьми.

Деев А. Ф. Чем была вызвана коспирация с подписью письма? Были ли Вы уверены, что оно попадет по назначении?

Громыко М. М. Все подписавшие осуждают факт опубликования за границей. Конспирации не было. Вопросы, связанные с тем, кто кому передавал письма, считаю аморальными.

Деев А. Ф. Вы лично знаете автора письма?

Громыко М. М. Считаю, что было сорок шесть авторов.

Ларичева. Как же не было конспирации? Ведь подписывали по выбору?

Гоголев З. В. Вы знаете всех этих людей?

Громыко М. М. Всех не знаю.

Гоголев З. В. Суд неприкосновенен.

Громыко М. М. Письмо было адресовано к Генеральному прокурору.

ВОПРОСЫ К М. И. ЧЕРЕМИСИНОЙ

Познанский В. С. Не удовлетворен информацией…

Черемисина М. И. Подписывала письмо сама, обдумывала предложенные варианты, подписала.

Борисов Б. Л. В чем нарушение соц. законности?

Черемисина М. И. Гласность нарушалась, освещения в газете не  было.

Комогорцев И. И. Вы же не запросили дополнительной информации, а отмены приговора.

Черемисина М. И. Дело каждого честного человека беспокоиться в случае нарушения.

Баринов В. И. За что их судят? Почему этот вопрос вызвал возбуждение?

Черемисина М. И. Только тем, что не было гласности.

Громыко М. М. В газету обращались, нам не отвечали.

Куклина Е. А. Была статья в «Комсомольской правде» и «Известиях».

Черемисина М. И. Роль шпиона как свидетеля обвинения не ясна, не ясна и мера наказания. Мы не требовали ничего такого, что требует объяснения.

Тонаевская Т. С. Вас тревожит форма процесс, а форма письма не тревожит?

Черемисина М. И. Здесь нет логической связи. Люди, ведущие процесс, тоже могут ошибаться.

Русаков Р. С. Как вы понимаете общественный контроль над судом?

Черемисина М. И. Информация должна быть полной.

Комогрцев И. И. Вас удовлетворяет устройство нашего суда? Вас беспокоит судьба Ваших товарищей, последствия Ваших действий?

Черемисина М. И. Удовлетворяет устройство суда. Меня беспокоит возможность закрытых процессов.

Познанский В. С. (к Рожновой). Думаете ли Вы апеллировать?

Рожнова С. П. Чисто по-человечески меня удовлетворили собрания, которые проходили. Мне казалось, что меня поняли. А на бюро райкома КПСС мне показалось, что меня не поняли должным образом. Если я человек не нужный для партии, то вряд ли нужна апелляция. Мне нужно разобраться.

Куклина Е. А. Пользовались ли Вы зарубежной информацией?

Рожнова С. П. Пользовались.

Якимова Л. П. Подписала бы сейчас?

Рожнова С. П. Мне трудно ответить.

ВЫСТУПЛЕНИЯ:

Аврорин В. А. Я уже много раз говорил об этом. С моей точки зрения, никто из подписавших не имел в виду нанести ущерб нашей стране. Но всякое действие расценивается не по мотивам, а по результатам. Если бы было доказательство, что один экземпляр получен Генеральным прокурором. По-видимому, этот поступил за границу. Попались на удочку умного и опытного провокатора. Один аспект – за границу, другой – содержание письма. Не вопросы задаются в этом письме. Дело не в том, как вы хотели, а в том, как это было сделано. Письмо направлено с целью выразить категорический протест, с целью отмены приговора и наказания виновных. Все расценивают как написано, а не как вы хотели. Нет логики в письме. Пересмотр именно этого дела. Почему это дело особенно типично? Есть ли подозрение, что люди невинно пострадали? Получается  прямая защита по совершенно конкретному делу. О коллективных письмах. Составляя коллективное письмо, человек прячется за спины других. Никто не ухватится за такое письмо. О том, что коллективный протест, думает небольшая группа людей.  Пятно ложится на весь коллектив. В данном случае вы вели себя как люди легкомысленные. Создается впечатление, что письмо редактировалось. Никто из сорока шести не знает всех сорока шести. В моем сознании это не укладывается. Понять этих побуждений не могу.

Стракач Ю. Б. Вы считаете правильным исключение Рожновой?

Аврорин В. А. Я член партии и подчиняюсь партийной дисциплине. Решения партийных органов обсуждению не подлежат.

Убрятова Е. И. Уже много дней идет неприятная трудная полоса, заставляющая разбираться в сложных делах. Подписавшие делают упор на благих намерениях, выступавшие делают упор на пагубности. Не велика ли честь для этих людей, за которых столь горячо вступаются отдельные наши товарищи. Все мы участвуем в цензорской работе. Порядок печататься за границей строже.  В этом процессе речь идет о тех книгах, которые не могли бы печататься у нас. Их заботливо печатают за границей. Все это выглядит аморально. Для меня непонятно, почему нужно прибегать к зарубежной печати как к высшей оценке. Надо умело пользоваться свободой слова.

Познанский В. С. Это колоссально опрометчивый шаг. Сошли с классовых позиций. Инициатор письма – глупец, если он действовал из добрых побуждений. Я абсолютно и полностью согласен с Валентином Александровичем (Аврориным. – И. К.). Результат заставляет думать. Люди должны признать свою ошибку.

Куклина Е. А. Выступать по этому вопросу тяжело. Четвертого апреля заметка в «Вечернем Новосибирске» с критикой тех, кто выступил с петицией по поводу защиты. В центре идеологической провокации – Советский Союз  как наиболее авторитетная страна. Говорит о новой тактике империалистической пропаганды, проникновении буржуазной идеологии.

Борисов Б. Л. Мы живем в очень сложное время. У нас отыскиваются новые формы управления хозяйством, новые формы взаимоотношений между общественными организациями. Мы ведь работники идеологического фронта. У нас в институте многие люди активно участвуют во многих начинаниях. А ведь среди вас, подписавшихся, исключая С. П. Рожнову, никто не является общественником. Вряд ли можно считать, что «Голос Америки» заботится о нашей демократии. Почему нужно делать лучшее будущее руками наших врагов? Две недели прошло. Все это не может вас не касаться, даже если вы исходили из добрых намерений. Вы же должны работать по воспитанию ваших сотрудников. Я не уверен в вашей искренности, вы принесли вред и нашему коллективу и советскому народу.

Якимова Л. П. Я согласна с Валентином Афанасьевичем и с Борисовым. Объективно они принесли вред. Противоречивость письма. Информация была достаточной. Имели ли они право прибегать к такой форме. Недостаточное внимание уделяется воспитанию аспирантов. Мода у аспирантов на нигилизм, «критицизм». Нельзя полагаться на автоматическое действие нашей системы, нужно быть активнее.

Баринов В. И. Здесь работники идеологического фронта, мы должны являть пример морального облика советского ученого. Трудно поверить тому, что доктора исторических наук могли спровоцировать. Слабо развита критика. Могут ли эти люди вести свои участки работы? <...>

Личный архив автора-составителя

ДАННЫЕ О ВЫСТУПАВШИХ:

Аврорин В. А. – декан гуманитарного факультета НГУ, чл.-корр. АН СССР (1964).

Бойко В. И. – ст. науч. сотр., канд., затем д-р филос.  наук, член.-корр. АН СССР (1987).

Баринов В. И. зам. директора по общим вопросам.

Борисов Б. Л. – ст. науч. сотр., канд. ист. наук.

Васильевский Р. С. – ст. науч. сотр., канд., затем д-р ист. наук, известный археолог, впоследствии первый секретарь райкома КПСС.

Вилков О. Н. – ст. науч. сотр., канд., доц. гуманитарного ф-та НГУ, позднее д-р ист. наук.  Фронтовик, инвалид войны.

Гоголев З. В. – ст. науч. сотр., канд. ист. наук.

Горюшкин Л. М. – ст. науч. сотр., канд. ист. наук, позднее  д-р наук, чл.-корр. РАН (1990), директор Института истории СО РАН (1991–1998).

Григоренко Б. Г. мл. науч. сотр. (без степени).

Деев А. Ф. – канд. физ.-мат. наук, сотр. лаборатории по применению математических методов ИИФиФ.

Докучаев Г. А. – ст. науч. сотр., канд., затем д-р ист. наук.

Кардаш И. Г. – мл. науч. сотр. (без степени).

Карчемник В. Д. – ст. науч. сотр., канд. ист. наук.

Комогорцев И. И. – ст. науч. сотр., канд., затем д-р. ист. наук.

Куклина Е. А. – ст. науч. сотр., канд. филол. наук.

Ларичева И. П. мл. науч. сотр. (без степени).

Лукинский Ф. А. – ст. науч. сотр., канд. ист. наук.

Московский А. С. – ст. науч. сотр., канд., затем д-р ист. наук, зав. сектором.

Окладников А. П. – директор института, чл.-корр. АН СССР (1964), академик (1968).

Оненко С. Н. – мл. науч. сотр., канд. филол. наук.

Познанский В. С.   – ст. науч. сотр., канд., позднее д-р ист. наук.

Постнов Ю. С.   – ст. науч. сотр., канд., затем д-р филол. наук, известный литературовед.

Русаков Р. С. – секретарь партбюро института, канд. ист. наук, ст. науч. сотр., потом ученый секретарь Президиума СО АН, затем директор Сибирского отделения издательства «Наука».

Стракач Ю. Б. – мл. науч. сотр., канд., позднее д-р ист. наук, муж М. М. Громыко.

Тимохин В. А. – науч. сотр., канд. ист. наук, фотограф в археологической лаборатории.

Тонаевская Т. С. – мл. науч. сотр., канд. ист. наук.

Тощакова Е. М. – мл. науч. сотр., канд. ист. наук.

Соскин В. Л.   – зав. сектором, канд., затем д-р ист. наук, проф. гуманитарного ф-та НГУ, известный историк – лидер сибирской культурологической школы.

Убрятова Е. И. ст. науч. сотр., канд., позднее д-р филол. наук.

Черемисина М. И. ст. науч. сотр., канд., позднее д-р филол. наук.

Якимова Л. П. – ст. науч. сотр., канд., позднее д-р филол. наук.

 


Страница 4 из 14 Все страницы

< Предыдущая Следующая >
 

Комментарии 

# савиных м.и.   30.04.2012 17:19
Я имел весьма косвенное отношение к этим людям в 70-е годы. По версиям шизоидов-гэбистов был там видным деятелем диссидентского движения. Всю жизнь переломали (см.в Сети Сухоложские записки)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# bragjun   25.06.2012 16:51
У меня дружок В.М. Карасев, попав в компанию Под интегралом, рванул через финскую границу самоходом, прострелили ляжку, посадили на пару лет. Отсидел и сидел под колпаком до 86 года.
В рассказах поминал Гришу Яблонского, Револьта Пименова, Юлия Кима.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Terese   04.05.2017 11:48
Great write-up, I'm normal visitor of one's blog, maintain up
the nice operate, and It is going to be a regular visitor for a lengthy time.



My web page - Адрес страницы: http://geschenkefuermaenner.info
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Marsha   16.05.2017 04:42
You could definitely see your enthusiasm in the work you write.
The arena hopes for even more passionate writers like you who aren't afraid to mention how they believe.
Always follow your heart.

Feel free to visit my webpage toe surgeries immediately (evasiveroutine 68.exteen.com: http://evasiveroutine68.exteen.com/)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Ismael   16.05.2017 04:43
Thanks for finally talking about >И. С. Кузнецов.
Новосибирский Академгородок в 1968 году: «Письмо сорока шести» Часть 2
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Вы можете прокомментировать эту статью.


Защитный код
Обновить

наверх^