На главную / История и социология / И. С. Кузнецов. Новосибирский Академгородок в 1968 году: «Письмо сорока шести» Часть 2

И. С. Кузнецов. Новосибирский Академгородок в 1968 году: «Письмо сорока шести» Часть 2

| Печать |


ИНСТИТУТ ЯДЕРНОЙ ФИЗИКИ

№ 1

Протокол совместного заседания партийного бюро научных подразделений

и ученого совета, 1 апреля 1968 г.

Присутствуют 28 человек (5 членов партийного бюро, 18 членов ученого совета – из них 5 членов парткома и 5 приглашенных сотрудников института).

Председатель заседания академик Г. И. Будкер информирует собравшихся о решении ученого совета института, осудившего поступок сотрудников института Андреева, Захарова, Заславского, Фридмана и др., подписавших в числе ряда лиц письмо, адресованное Генеральному прокурору СССР. Текст письма появился в западной прессе и неоднократно передавался враждебными нам радиостанциями. Эти лица проявили политическую близорукость, не разобрались в существе дела и не сумели предвидеть политических результатов своих поступков. Группа сотрудников нашего института не посоветовалась ни с кем из членов коллектива и совершила действие, порочащее в глазах советских людей не только коллектив института, но и всего Сибирского отделения.

По просьбе ряда участников Г. И. Димов 1 Секретарь парткома института кратко пересказывает содержание письма, переданного западными радиостанциями. Принимается решение не обсуждать письмо.

Г. И. Будкер предлагает собравшимся высказать свое отношение к этому поступку. По его мнению, общее собрание института решительно осудило бы товарищей, подписавших такое письмо.

Шехтман И. А. Соглашается с этим мнением. Лиц, подписавших письмо, следует осудить не столько за  просьбу дать больше информации, сколько за неправильный метод политических действий. Можно было  обратиться с запросами через партийные каналы, не рискуя тем, что касающиеся нашей внутренней жизни материалы будут использоваться политическими противниками.

Хабахпашев А. Г. Поддерживает мысль о том, что политическая близорукость ряда лиц привела к тому, что коллективное письмо было использовано нашими идеологическими противниками. Он предлагает проект решения.

Нежевенко А. А. Также обращает внимание на то, что коллективное письмо, выражающее определенное недоверие – это уже политический акт и антисоветские силы немедленно ухватились за это. С допустивших ошибки товарищей надо спросить за их действия и они  должны понять свои ошибки. Они должны также понять, что впредь такие действия недопустимы.

Абрамян Е. А. Считает, что возникшая ситуация является очень серьезной, и следует принять самые решительные меры.

Будкер Г. И. Еще раз подчеркивает, что подписавшие письмо лица позволили себе не считаться с мнением своих товарищей, хотя своим поступком нанесли им моральный ущерб. Он предлагает высказаться Захарову.

Захаров В. Е. Говорит, что, предпринимая обсуждаемую акцию, он считал, что поступал разумно. Он не подозревал о последствиях и сожалеет о случившемся.

Заславский Г. М. Также очень сожалеет о случившемся. Он не ожидал таких последствий.

Остальные приглашенные, подписавшие письмо, соглашаются с выступлениями Захарова и Заславского.

Г. И. Будкер предлагает всем руководителям  лабораторий обсудить этот факт на собраниях научных сотрудников своих подразделений.

Г. И. Димов считает, что на этих собраниях должны  присутствовать и все коммунисты подразделений.

Совместное заседание партийного бюро научных подразделений и ученого совета Института ядерной физики СО АН СССР постановляет:

1. Осудить неправильные действия Андреева, Захарова, Заславского, Фридмана и др., которые приняли участие в политической акции, минуя партийную и общественные организации, дирекцию и ученый совет института. Политическая близорукость участников этой акции привела к тому, что подписанное ими коллективное письмо использовано нашими идеологическими противниками для антисоветской пропаганды.

2. Предложить всем руководителям лабораторий на собраниях научных сотрудников и коммунистов подразделений обсудить этот факт.

Принято единогласно.

Председатель (директор института)                               Г. И. Будкер 2 Подписано: «за председателя – Р. Солоухин»

Секретарь (зам. секретаря партбюро                           А. П. Панов

по оргработе)

ГАНО. Ф. П-5420. Оп. 1. Д. 21. Л. 36–37

№ 2

Протокол заседания парткома,

2 апреля 1968 г.

Присутствовали: Андросов, Димов, Крикунов, Минченков, Маклаков, Мальцев, Нежевенко, Солдатов, Солоухин, Сосун, Хабахпашев, Шехтман, инструктор Советского райкома КПСС Спивак А. С.

Секретари партбюро: Галактионов, Попов, Сорокин, Апыхтин.

Партгрупорги научных подразделений: Ткачев, Лахтина, Шлюбченко, Мишаков, Курятов, Батурин, Кузнецов, Лагутин, Шапкин, Шведов.

Члены бюро научных подразделений.

ПОВЕСТКА ДНЯ:

О сотрудниках Института ядерной физики, подписавших коллективное письмо

на политическую тему, использованное зарубежной пропагандой.

СЛУШАЛИ: Информацию секретаря парткома Димова Г. И. о письме, которое было подписано сотрудниками института ядерной физики Захаровым, Заславским, Вечеславовым, Фридманом, Андреевым и др. Этот вопрос обсуждался на ученом совете и на бюро научных подразделений, где велась беседа с сотрудниками, подписавшимися под письмом. Было выражено сожаление о случившимся. Заседание постановило осудить виновников за политическую близорукость. Было решено обсудить этот вопрос на собраниях подразделений, где добиться осуждения подписавших за их политическую близорукость, за несерьезное отношение к своему поступку.  Партгрупоргам постоянно вести воспитательную работу в подразделениях и информировать о решении парткома.

ВЫСТУПЛЕНИЯ:

Шапкин В. А. Сказал, что было проведено собрание  партгруппы сектора, где вели разговоры с Андреевым. По его словам, известно, что он очень сожалеет о том, что письмо попало за границу в редакцию «Голоса Америки». Но стоит  на той позиции, что была изложена в письме, которое он подписал.

Нежевенко А. А. На парткоме мы не устраиваем суда и следствия. Текст письма,  которое писали эти товарищи и текст письма, переданного «Голосом Америки», по существу, не различаются. Товарищи сколотили политический блок и совершили политическую близорукость. Они не подумали о последствиях, которые могли выйти из этого письма и куда оно может попасть. Все они хорошие ребята и преданы своему делу, но поддались организаторам этого дела. Ученый совет, члены парткома, месткома, присутствовавшие на этом совещании, осудили этих людей за легкомысленный поступок. Вина в том, что они сколотили коллектив ученых и с недостаточной информации  легкомысленно подписали такое письмо. Следственные органы разберутся в этом деле. Наша задача состоит сейчас в том, что необходимо вести разъяснительную работу в коллективе и дать партийную оценку этого случая.

Шлюбченко А. С. Давая характеристику людям, мы пишем всегда хорошую: «Грамотен, активно участвует в жизни института» и т. д., а эти люди не проявляют активности. После приглашения такого человека на собрание, его там не увидишь, ибо он считает себя выше этого. Он человек эрудированный в своей профессии, а политически проявил малограмотность и партгруппа осудила его. Необходимо начальникам лабораторий больше уделять внимания воспитательной работе своих сотрудников.

Солоухин Р. И. Мы не ведем работу в нужном направлении,  не привлекаем всех сотрудников к общественной деятельности, не ведем работу по приему в партию грамотных и хороших научных сотрудников. Коммунисты должны проявить политическую зрелость, чтобы к нам приходили за советом, а не искали этих  объяснений в других источниках. Коммунисты должны бороться за авторитет партийной организации и не обходить вопросы, услышав разговор, где высказывается неверная позиция и несовместимая с позицией партии, а вести разъяснительную работу. Сейчас наша задача – дать политическую оценку и высказать этим товарищам свою точку зрения. После этих бесед эти товарищи  поняли ошибочность своего поступка.

Минченков Г. Б. Необходимо  вызвать товарищей на откровенный разговор, чтобы люди могли высказать свое наболевшее открыто на собрании или заседании. Почему так поздно начали обсуждать? Почему партком плетется в хвосте событий? Необходимо это было обсуждать 1 апреля на закрытом заседании членов парткома. Кто беседовал с товарищами до отправки письма? Ведь это можно было предотвратить. Необходимо было только терпеливо и грамотно переубедить их не делать этого, а не разбирать сегодня.

Кузнецов Н. А. Обсуждаем вопрос серьезный. Из источников информации «Голос Америки», а точных копий письма, посланного этими людьми нет.

Ядров И. А. Райком партии рекомендовал дать оценку этому факту. Под каким бы текстом письма они не ставили свои подписи, они совершили свою ошибку. Мы должны до конца выяснить положение дела. Мы  потеряли доверие к этим людям. Они молоды и пошли за более опытными, что впоследствии дало повод для «Голоса Америки». Мы должны дать политическую оценку этого. На собраниях должны присутствовать члены парткома. Это подняло бы авторитет партийного работника.  Необходимо лучше организовать партийные собрания. На лекциях задают подковыристые  вопросы, допускаются грубые выражения. Необходимо откровенно вести разъяснительную работу, способствовать  критике и самокритике. Товарищ Шехтман повел разговор на последнем собрании, что, по существу, были зажаты критические высказывания.

Шехтман И. А. Все факты  необходимо привязывать не к тому, что кто-то приказал электрику включить иллюминацию и не к тому, какой текст подписали эти товарищи, а к  тому, что мы плохо ведем политическую и воспитательную работу, и ошибка в том, что они проявили политическую незрелость. Они и могли отослать письмо другим  образом, чтобы оно не попало куда не нужно, а туда, куда было адресовано. Задача партсобрания в том, чтобы все коммунисты ясно понимали, что эти товарищи выбрали неправильный путь. Мы должны дать им свою оценку, свою точку зрения и наше партийное отношение. Необходимо вести разъяснительную работу, привлекать к ней больше грамотных сотрудников, начальников лабораторий, секторов. Коммунисты должны терпеливо и обоснованно объяснять людям правильную партийную позицию.

Димов Г. И. В заключение я остановлюсь только на одном вопросе. Шапкин и Шлюбченко не провели необходимой разъяснительной работы. Необходима разъяснительная работа, необходимо подключить к этой работе больше политически грамотных коммунистов. Необходимо пользоваться более доступными методами воспитательной работы. Слабость в том, что не привлекаем к воспитательной работе большую часть коммунистов.

РЕШЕНИЕ:

Заслушав и обсудив информацию секретаря парткома тов. Димова Г. И. о коллективном письме ряда сотрудников СО АН СССР в адрес ЦК  КПСС, Генерального прокурора, партком постановляет:

1. Осудить неправильное поведение сотрудников института т. т. Андреева, Захарова, Заславского, Фридмана, Вечеславова и др., подписавших письмо, которое было использовано буржуазной пропагандой в антисоветских целях. Указать т. т. Андрееву, Захарову, Фридману, Вечеславову на их политическую близорукость, прнебрежение интересами коллектива Института ядерной физики, на нарушение ими норм жизни советского общества.

2. Еще раз обратить внимание всех коммунистов, партгрупоргов и партбюро цеховых первичных парторганизаций на недостаточность идейно-воспитательной работы в коллективах и обязать их вести разъяснительную и пропагандистскую работу в коллективах, проводить более целеустремленно, широко используя для этого собрания и выступления руководителей лабораторий и отделов, а также индивидуальные беседы по вопросам внутренней жизни института, страны и жизни за рубежом.

3. Обязать партийные бюро научных подразделений провести по данному вопросу закрытые партийные собрания.

4. На очередных собраниях Управления, ОГМ и экспериментальных мастерских членам парткома информировать коммунистов о коллективном письме.

ГАНО. Ф. П-5428. Оп. 1. Д. 14. Л. 94–97

№ 3

Протокол закрытого партийного собрания научных подразделений,

10 апреля 1968 г.

На учете состоит 135 человек, присутствовало – 99, отсутствовало: по уважительной причине – 8, по неизвестной причине – 28. С собрания отпущено 5 человек.

ПОВЕСТКА ДНЯ:

О письме сотрудников СО АН СССР

Сообщение сделал секретарь парткома института тов. Димов Г. И.

Двадцать третьего марта в американской прессе появилось письмо, в котором было требование пересмотреть дело Гинзбурга и др. Письмо было подписано сорока шестью человеками, сотрудниками СО АН СССР. Среди подписавших 4 доктора наук, 10 кандидатов. Письмо подписало 5 членов КПСС. Письмо было подписано сотрудниками ИЯФ: Андреевым, Захаровым, Заславским и Фридманом. Позднее было выяснено, что письмо подписывали еще Хриплович, Цельник и Комин, но их фамилии не были указаны в зарубежной прессе. С 27 марта радиостанция «Голос Америки» передавала текст письма, затем  письмо было пререпечатано в газетах других стран. Зарубежная пресса рассчитывала вбить клин между интеллигенцией и трудящимися, подорвать доверие  Советской власти к ученым. Написанное письмо является политически незрелым. Товарищи проявили политическую слепоту. Все товарищи, кроме Вячеславова, подтвердили, что текст письма, переданный по «Голосу Америки» за исключением нескольких слов, соответствует тому, под которым они подписывались. Вячеславов передал копию письма, под которым подписался он (вернее, он подписался на чистом листе бумаги).

Любой гражданин нашей страны имеет право писать во все инстанции по  любому вопросу, существует определенный порядок, письма фиксируются и на них присылаются ответы. Политическая акция, совершенная нашими товарищами, принесла ущерб нашему государству. Большинство нашего населения отнеслось отрицательно к этому письму. Коллектив «Сибакадемстроя»   просит разъяснения по этому вопросу и  предлагает выселить этих товарищей из    Академгородка, говоря, что им небезразлично, кто живет в городе, который они строили. Вопрос о письме обсуждался в обкоме, райкоме, в нашем институте было совместное заседание ученого совета и партбюро научных подразделений. Товарищам было указано на их политическую близорукость, их поступок был решительно осужден. Было проведено заседание парткома с приглашением парторгов и секретарей партийных организаций. Партком осудил неправильное поведение   Андреева, Захарова, Фридмана и Вячеславова, приняв соответствующее решение. Важную роль играли обсуждения поступка товарищей в лабораториях. Сегодня мы должны четко понять нашу точку зрения и дать политическую оценку этому событию. Во всем городке проводится политическая воспитательная работа, члены КПСС понесли взыскания.

ВОПРОСЫ:

Шалатонов А. И. Прочтите повторно вторую часть письма.

Фурманюк В. В. Эти люди знали, что письмо пойдет за  границу?

Димов Г. И. Нет, они очень сожалеют, что письмо попало за границу.

Кузнецов Н. А. То писали товарищи, что передано за границу, или нет?

Димов  Г. И. Товарищи говорят, что за исключением нескольких слов, они подписывались под таким текстом письма.

Жаров В. Ф. Есть ли где-нибудь копия письма в наших  организациях?

Можин В. П. Товарищи утверждают, что они писали в 7 инстанций, пока обнаружено только письмо без подписей в прокуратуре. Прокуратура на анонимку не ответила. Письма в ЦК регистрируются, но такого там нет.

Ядров И. А. 1. Знали ли члены парткома о письме? 2. Кто организатор?

Димов Г. И. 1. Члены парткома о письме не знали. О письме знал Будкер – он беседовал с   товарищами и убедил, что письмо – глупость. Письмо с 250 подписями было порвано. 2. Я следственной работой заниматься не хочу. Менее активны Вячеславов и Фридман, остальные поактивнее.

Минченков Г. Б. Почему на ученый совет не пригласили членов парткома?

Димов Г. И. На ученом совете было 5 членов парткома и партийное бюро научных  подразделений.

ВЫСТУПЛЕНИЯ:

Ерастов Е. В. У нас не запрещено никому обращаться в любые инстанции с письмами, но когда письмо попадает в руки врагов и используется для пропаганды, тогда это уже преступление. Люди, виновные, должны быть осуждены и нести ответственность. Почему партком этому делу придает смягчающие обстоятельства? У нас в институте принято не  выносить сора из избы. Этого сора столько накопилось, что теперь мы вымазались с ног до головы. Это говорит о плохой работе партийной организации в институте, даже, может быть, в районе. У нас в городке писались антисоветские лозунги, выкапывается и читается всяческая литература. В городок были приглашены барды, среди них были хорошие, но зачем был приглашен Галич?  Это человек, который всегда плюет на советскую власть. Дело с письмом надо разобрать на общем собрании института. Разбирать дело в лабораториях плохо. Нечего бояться раскола на общем  собрании. Наоборот раскола не будет, а будет дан отпор этим людишкам. Важен факт участия в письме и публикация его за рубежом. Это – преступление. Наш институт на особом режиме, а эти люди не внушают доверия, а потому не могут работать в нашем институте.

Родионов С. Н. Ученый совет института рассмотрел этот вопрос сразу же, как только стало известно о письме. Все это разбиралось прежде всего в научных подразделениях, где работают эти товарищи. Мы их осудили за политическую близорукость.  Все  эти товарищи очень сожалеют, что их поступок использован буржуазной пропагандой. Не важно, как попало письмо за границу, важно что у товарищей оказалось очень низкое политическое сознание. Наша главная роль воспитывать их, а не выгонять. Наша партийная организация виновата, что они оказались в стороне. Мне кажется, что ученый совет и партком приняли правильное решение, осудив поступок этих товарищей.

Шалатонов А. И. Я не согласен, что нас не касается, как попало письмо за границу. Стоит  поставить вопрос о том, что побудило этих товарищей поднять шумиху вокруг дела Гинзбурга и других?  Писать о деле Гинзбурга у нас стали только после многочисленных писем в ЦК. О деле Гинзбурга узнали из других источников, а не из наших, информация в которых появилась позже. Даже лектор обкома на одной из лекций был вынужден признаться, что о деле Гинзбурга у него нет информации. Надо информировать все население страны, чтобы не возникало таких дел, как сейчас. Надо было пригласить товарищей на партийное собрание, а еще лучше сделать собрание открытым.  Надо разобраться, как попало письмо за границу.

Федулов А. Ф. Информация о деле Гинзбурга и других у нас была. Я читал ее в «Комсомольской правде» и «Известиях». Информация была достаточной, совсем не обязательно нам подделываться в своей информации под зарубежную прессу. Большинство людей не читало этой информации, а только что-то слышали. Провести открытое собрание нужно, но только следует к нему хорошо подготовиться. Необходимо провести комсомольское собрание.

Волосов В. И. Мы сейчас обсуждаем политический вопрос. Письмо приобрело антисоветское значение. Товарищи, написавшие письмо, не имели права выступать, как они это сделали, от имени общественности. В нашей лаборатории было собрание, к сожалению, двое из нашей лаборатории. Эти товарищи очень сожалеют, что письмо стало антисоветским документом. Речь идет об опытных людях, хороших специалистах. Их предупреждали, что письмо может  быть использовано в зарубежной пропаганде, но они проявили политическую  близорукость. Наша политико-воспитательная работа в институте велась плохо. Я не согласен с тем, что этих товарищей надо выгнать из института, – надо их поправить, учитывая их раскаяние. Устраивать общее собрание института нет смысла, у нас просто нет зала, который мог бы вместить всех желающих.

Кулаков А. В. Если смотреть в корень, то кого защищали эти товарищи? Разговор идет  о «писателях», которые связали себя с НТС. Что представляет из себя НТС, я знаю. Это сборище всяких подонков (черносотенцы, белогвардейцы). За одно причастие этих «писателей» к НТС их надо судить. До войны все диверсанты, заброшенные в СССР, были членами НТС. В годы войны члены НТС преданно служили Гитлеру, устраивали массовые расстрелы, работали в лагерях, по вине НТС  погибло много наших разведчиков. В чью защиту выступили подписавшие письмо? В защиту подонков, значит они сами подонки. Какие они политически незрелые? Среди них 4 доктора, 10 кандидатов, аспиранты. Почему ответственный товарищ, знавший о письме, не доложил партийной организации?  Надо было пресечь это дело на корню. Надо было зарегистрировать письма в инстанциях. Что, среди сорока шести человек были мальчики, которые не знают как это делается? Наша наука ничего не потеряет, если в ней не будет этих ученых.

Баклаков Н. И. Американцы, передавая письмо, видимо, добивались политической диверсии. Этот вопрос требует тонкого подхода. Собранию надо хорошо разобраться, правильно ли мы поступим, если выгоним этих сотрудников.

Кутовенко А. В. Я не оправдываю написавших, – очень плохо, что они написали коллективное письмо. Они совершили политическую непринципиальность, но к ним не должно быть репрессий. Если к ним будут применены репрессии, то «Голос Америки» еще больше раздует это дело. Собирать общее институтское собрание нет необходимости.

Бененсон А. А. Вопрос, который мы сегодня обсуждаем, очень серьезный и очень щепетильный. Он имеет две стороны. С одной стороны, что товарищи написали в ЦК о том, что их волнует – это они молодцы, но с другой стороны, это письмо попало за границу – это плохо. Не исключено, что фамилии этих товарищей взяты американской разведкой на карандаш. Нет дыма без огня, и где-то была допущена неточность. Видимо, надо было собрать тех товарищей, которые написали, и представителям московского суда объяснить им, за кого они заступаются. Товарищи понимают, что они поступили неправильно. Строгое осуждение послужит им уроком.

Шехтман И. И. Никто не поверит, что «Голос Америки» заботится о нашей демократии. Цель буржуазной печати ясна: подорвать единство – ученые Академгородка протестуют. Мы не должны идти на эту провокацию. Задача партийной организации – правильно сформулировать свое отношение к этому делу. Товарищей надо осудить, но не увольнять из института. Надо показать, в чем они не правы. Они не мальчики, это способные молодые ученые, преданные делу советской власти. Они выступили от имени общественности, не имея на это полномочий. Они действовали политически не верно. Перед партийной организацией стоит задача улучшения воспитательной работы. Нужно улучшить партийную информацию. Я предлагаю:

1. Осудить неправильные действия сотрудников института Захарова, Андреева, Заславского, Фридмана и других, подписавших от имени «широкой общественности» письмо политического содержания, не имея на то никаких полномочий общественных организаций.  Политическая близорукость подписавших этот документ привела к тому, что он был использован враждебной пропагандой в антисоветских целях, что нанесло ущерб как нашей стране и партии, так и, в частности,  Академгородку и коллективу нашего института.

2. Усилить воспитательную работу среди всех сотрудников научных подразделений путем бесед на политические темы, проводимых членами партийного бюро, ученого совета. В этой работе большую помощь может оказать оперативная партийная информация, об улучшении которой собрание не раз ставило вопрос перед Советским райкомом КПСС.

Солоухин Р. И. У нас идет идеологическая борьба с Америкой. Надо повседневно проводить воспитательную работу. Наши сотрудники не пришли советоваться в партийную организацию.  Это говорит  о том,   что они не видят действенности партийной организации. Коммунисты ослабили звучание слова «коммунист».  Сегодня во многих институтах идут собрания. Была совершена политическая акция, наши товарищи допустили политическую близорукость. Надо осудить наших товарищей.

Нежевенко А. А. Это очень сложный вопрос. Мне хотелось бы высказать мое отношение к этому  делу. Я считаю, что форма осуждения, принятая на ученом совете, очень правильная. При решении нельзя впадать в крайности. Нельзя приравнивать их действия к преступлению,  но нельзя и прощать.  «Голос Америки» готов использовать любой  повод против нас. Они надеялись,  что ученые будут посажены. Товарищи, написав коллективное письмо, совершили политическую акцию, хотя я думаю, что они не допускали мысли о возможности попадания за границу. Мы должны повседневно проводить воспитательную работу.

Можин В. П. Я думаю, что вы поступили правильно, собрав закрытое партийное собрание. Надо выработать единую точку зрения, прежде чем идти в коллектив. Коммунисты не только единомышленники, но и действия их должны быть едины. Наш Академгородок на переднем крае идеологической борьбы. Городок известен во всем мире. Врагам выгодно втянуть ученых в политическую историю, вырвать их из рядов работающих. Городок – открытый город. В нем бывает много иностранцев, среди них попадаются и нечестные люди. Пора сбросить благодушие. Люди из разных институтов подписали письмо – это организованная нелегальная акция. Писание таких писем – политическая работа, один из методов работы наших врагов. Люди, подписавшие это письмо, попали на удочку. Письмо очень противоречивое – с одной стороны, требуют информации, но с другой стороны, не имея ее, требуют пересмотра дела Гинзбурга и других. Письмо, независимо от формы, ошибочно и не верно. Среди подписавших письмо – 5 членов КПСС. Четыре получили строгое партийное взыскание, один исключен из партии за неискреннее поведение. Как попало письмо за границу – не ясно. При рассмотрении этого дела надо подходить дифференцированно – ряд людей подписало письмо по глупости, другие – сознательно. Информацию нужно улучшать. Письмо – это  серьезный политический урок. Наиболее активные товарищи – Захаров и Андреев, к ним надо присмотреться.

Минченков Г. Б. Я вношу предложение в мае месяце провести институтское партийное собрание об идеологической работе в институте.

Ерастов Е. В. Справка к Шехтману, – почему Шехтман назвал его выступление провокационным?

Шехтман И. А. Я не называл это выступление провокационным. Я сказал: «Если мы попадемся на эту провокацию…» (имелось в виду сообщение «Голоса Америки»).

Собрание решило прекратить эти препирательства.

РЕШЕНИЕ СОБРАНИЯ:

1. Осудить неправильные действия Андреева, Захарова, Заславского, Фридмана, Вячеславова и других, которые приняли участие в политической акции, минуя партийную и общественные организации, дирекцию и ученый совет Института. Политическая близорукость участников этой акции привела к тому, что подписанное ими коллективное  письмо было использовано нашими идеологическими противниками для антисоветской пропаганды.

2. Еще раз обратить внимание всех коммунистов, партгрупоргов и партбюро научных подразделений на недостаточность идейно-воспитательной работы в коллективах и обязать их вести разъяснительную и пропагандистскую работу, широко используя для этого собрания с выступлениями руководителей лабораторий и отделов, а также индивидуальные беседы по вопросам внутренней жизни института, страны и за рубежом.

3. Обратиться в партком с предложением провести в мае месяце общее партийное собрание с обсуждением идеологической работы.

За данное решение проголосовало 92 человека. Воздержалось – 2, против – нет.

Председатель собрания А. Г. Хабахпашев

Секретарь В. Г. Баркова

ГАНО. Ф. П-5420. Оп. 1. Д. 22. Л. 9–26

№ 4

Протокол закрытого партийного собрания института,

6 мая 1968 г.

Состоит на учете членов КПСС 307 человек. Присутствует на собрании  (членов и кандидатов) – 240. Отсутствуют по уважительной причине 35 человек.

ПОВЕСТКА ДНЯ:

Об итогах апрельского пленума ЦК КПСС.

Докл. Яновский Р. Г. – секретарь Советского райкома КПСС.

ВЫСТУПИЛИ:

Димов Г. И. Апрельский пленум очень своевременно рассмотрел вопросы улучшения идеологической работы, призвал к непримиримой борьбе с враждебной идеологией, к решительному разоблачению происков империализма. В Академгородке, в том числе в нашем институте нашлись люди, которые подписались под коллективным письмом в защиту лиц, осужденных советским судом за антисоветские действия. В коллективах института было проведено обсуждение по поводу этих «писак», где они были осуждены и не нашли поддержки среди сотрудников института. Этот вопрос рассматривался на расширенном заседании парткома, и лица, подписавшие письмо, признали свою близорукость. Кроме воспитательной работы к этим сотрудникам приняты административные  меры. Эти сотрудники лишены премиальных за первый квартал и отменены командировки за границу. Намечаются и проводятся в жизнь мероприятия по улучшению идеологической работы. Особенно необходимо улучшение работы с молодежью.

Ерастов Е. В. Судя по выступлению, т. Димов не понял серьезности положения, создавшегося с письмом. Мое выступление на собрании партийной организации научных подразделений кое-кому не понравилось. Я подавал записку в президиум партактива, в которой ставил вопрос, что общего партсобрания в Институте ядерной физики не было. Если бы мы провели общее собрание, было бы единое мнение. Вы не обрисовали, как прошли собрания в лабораториях. Это письмо – вред всему коллективу, и должна быть дана политическая оценка. Вы не слышали тех разговоров, которые ведутся в институте, или стремитесь не слышать. Разве это наказание – лишение премии, не оплачивается командировка. А у меня другое мнение и я его не меняю. Стоит поговорить об их работе в институте.

Иванов В. Б. Из материалов апрельского пленума вытекает три положения: 1. Международная обстановка обостряется. 2. Ожидать ослабления международной обстановки в ближайшее время не приходится. 3. Империалистический лагерь ищет обходные пути. Все это накладывает ответственность на всю обстановку. Нужна монолитность партии и всего народа. Нужно очень серьезно обратить внимание на идеологическую работу в институте. Очень внимательно отнестись к окончанию учебного года в политической сети и к тематике будущего года. Умело согласовать с международной обстановкой тематику политсети. Семинары пропагандистов очень много дали товарищам. То, что среди нас оказались люди из числа сорока шести, объясняется слабой идеологической воспитательной работой. Нужно, чтобы все наши коммунисты умели отвечать и объяснять линию партии беспартийным товарищам.

Семеряко П. Г. Империализм в 1941–1945 гг. пытался любой силой сломить  советскую власть, но в этом сражении потерпел крах. В настоящее время империалисты стараются везде, где это возможно, вклиниться «идеологическим фронтом». В нашей среде нашлись «отщепенцы», которые подписали фактически жалобу Джонсону на нашу партию и правительство. В  газете «За науку в Сибири» были напечатаны неверные данные о проведенной работе в институте по поводу подписавшихся под письмом. Директор института обязан не только руководить научной работой и хозяйственной деятельностью, но и заниматься идеологической работой среди сотрудников института. О том, что в институте ставились подписи под этим письмом, т. Будкер знал раньше, но он не принял мер для предупреждения этого. Я думаю, об этом знал и Димов, но мер не принял. Своевременно также не было обсуждено это дело и на общем собрании в коллективе, а перенесено на октябрь месяц. Кому нужна эта работа задним числом? Необходимо идеологическую работу в институте поставить на высоком уровне.

Сорокин П. П. Современная международная обстановка представляется довольно сложной и напряженной. События, развивающиеся на мировой арене, по существу, представляют собой проявления острой классовой борьбы. Испытывая серьезные потрясения и сталкиваясь с серьезными провалами во внутренней и внешней политике, как указывается в постановлении пленума ЦК КПСС,  империализм <…> все больше усилий направляет на подрывную политику и идеологическую борьбу. <…> В этом учебном году уровень учебы в политическом образовании Управления несколько возрос, коммунисты активнее стали выступать при собеседованиях. Хуже обстоит дело с лекционной пропагандой. Лекции, которые организуются по линии парткома,  по времени не удобны для коммунистов Управления, т. к. рабочий день заканчивается на час раньше. Кроме названных лекций ничего больше не проводится. Можно было бы организовать встречи с депутатами, с деятелями культуры, с руководящими работниками района. Некоторая часть сотрудников любит послушать  передачи заграничного радио. Не полезнее ли было бы послушать выступления товарищей, которые бывают за границей и видят буржуазную действительность своими глазами, глазами советского человека <...>

Недавно широко отмечались в нашей стране и за рубежом даты 98-летие со дня рождения В. И. Ленина и 150-летие рождения К. Маркса. Как эти даты были  отмечены нашей парторганизацией и коммунистами института? Никак, совершенно никак,  если не считать, что в первомайском номере стенной  газеты был помещен портрет Ленина и юбилейная статья. А о  К. Марксе ни одной строки. Зато 50-летию Будкера было отведено полгазеты. Комментарии здесь, как говорится, излишни… Много разговоров велось и ведется вокруг письма за подписью сорока шести. Уж очень неудачно здесь само название «46». Оно находится в созвучии  с известным в истории партии оппозиционным «заявлением сорока шести».

Я не думаю проводить параллель между этими заявлениями, это видимо, просто совпадение. Однако это письмо по форме и по содержанию   заслуживает серьезного обсуждения. Приходиться удивляться, что среди нашей интеллигенции нашлись люди, которые  решили выступить в защиту тех, кто встал на путь измены и предательства, став орудием иностранной разведки. Среди подписавших письмо оказались сотрудники  нашего института, которые, взяв под сомнение действия Московского городского суда, выступили с требованием пересмотреть дело. Непонятно, почему наши сотрудники проявили такое  большое участие в судьбе Гинзбурга, Галанскова и др. Ведь эта группа осужденных не является никакими  писателями, никакими не творцами, – это группа отщепенцев, захребетников народа, никакой полезной деятельностью она не занималась и вела сомнительный образ жизни, став впоследствии ценной находкой иностранной разведки. Коммунисты Управления на своем собрании осудили наших сотрудников за проявление политической близорукости. Они заслуживают серьезного общественного порицания и осуждения.

Хабахпашев А. Г. Идеологическая работа является очень сложной областью партийной работы и ей надлежит уделять много внимания и времени. Письмо начиналось жалобой на недемократичность печати, а кончалось требованием  о пересмотре дела. Но  надо подумать трезво и не искажать факты. Я согласен, что собрания подразделений – группки, а не парторганизации. Неверна была информация на партактиве, что не было собраний парторганизаций, а групп. То, что мы считаем правильным, надо делать, участвуя в событиях не забывать, что что-то не сделано. Я не защищаю лиц, подписавших письмо и не  согласен, что их надо уволить, что они враги.  Они обратились с письмом в советские органы и считать их предателями неверно. Это не даст улучшения в идеологической работе.  Для улучшения работы необходимо вносить предложения и принимать меры, но предложения должны быть дельные, чтобы не нанести вред делу, которое мы делаем.

Фурманюк В. В. Все мы знаем, что партия – это часть народа. Но я хочу спросить у секретаря парткома т. Димова, а насколько выросла наша парторганизация? При разговоре с сотрудниками по вовлечению в партию они отвечают: «А что хорошего проводится в парторганизации?» Слабо ощущается влияние парторганизации на коллектив. Слабо поставлена в институте идеологическая работа.

Апыхтин В. Г. У нас в автомастерских проходило партийное собрание с подобной повесткой дня. Коммунисты резко осудили лиц, подписавших письмо. С молодыми сотрудниками плохо ведется идеологическая работа. Молодежь предоставлена сама себе. А молодежь стремится ко всему новому и не всегда сознает, что хорошо, а что плохо. Парткому нужно направлять действия молодежи. Комсомольская организация должна работать под руководством парторганизации. Комсомольская организация решила провести вечер, посвященный 8 марта. Все было задумано хорошо, но вечер не состоялся, не помогли старшие товарищи. На районной партийной конференции нашу организацию критиковали за  слабую партийную работу, но она не улучшилась. Сегодняшнее собрание надо было проводить месяц назад, и подписавших письмо надо было разбирать на общем собрании. На Фоминского поступил сигнал, что он ведет неправильные разговоры, – как разобрался с ним партком? Есть вопрос к райкому партии, можно ли организовать кафе со свободным доступом, чтобы рабочие могли хорошо отдохнуть после работы?

Лазаренко Б. А. В нашей группе на собрании обсуждали лиц, подписавших письмо. Народ заинтересован процессом и кто это такие. Об этом было мало написано в газетах. Нам сказали, что подписавшие письмо политически близоруки. А как мы можем судить о близорукости товарищей, ничего подробно не зная о самом процессе? Лишить премии не имело смысла, т. к. они не совершили поступка, наказуемого административно.

Нежевенко А. А. Многие выступавшие говорили об улучшении идеологической работы. Но кто ей будет заниматься? Мы все должны заниматься идеологической работой.  Один только партком это сделать не сможет. Необходимо к улучшению идеологической и воспитательной работы подключиться нам всем.  И повсеместно давать отпор незрелым и чуждым суждениям. Многие слушают передачи из-за границы, но не все могут правильно оценить эту империалистическую пропаганду, которая направлена для подрыва изнутри. Я как член парткома должен признать, что  и со стороны парткома имеются недоработки, но работа тогда будет полноценной, когда мы все подключимся к этой работе. На заседание ученого совета были приглашены сотрудники института, подписавшие это письмо, где они были резко осуждены. Они признали свою вину. На этом ученом совете присутствовали члены парткома. Кроме того, они обсуждались на заседании парткома и в коллективах института (были проведены открытые партсобрания по подразделениям), где выступило около 40 человек.

Титов В. И. Я не буду повторяться. На партийном собрании электромастерских было много дебатов по этому вопросу. Как можно называть человека близоруким, который кончил институт, повседневно находится среди ученых. Как он может быть близоруким?  Надо было разобрать этот случай на общем собрании.  Хотел бы я на них посмотреть. Их надо было наказать, заставить поработать с лопатой, вот тогда бы они поняли, как надо себя вести. Я согласен, что увольнять их не надо, не надо давать западной пропаганде использовать это и кричать, что к ним применены репрессии. Согласен с т. Нежевенко, что каждый коммунист обязан заниматься повседневной идеологической работой. Предлагаю собрать открытое партийное собрание и спросить с них. Их не следует называть политически близорукими. Они имеют достаточное образование, чтобы правильно оценивать свои поступки.

Шехтман И. А. Сегодня  очень сложная обстановка в мире, и близоруким может быть и крупный ученый и любой другой. Сложно строить коммунизм, сложнее чем делать открытия в науке. Поэтому ЦК всегда после очередного Пленума обращается к нам – правильное ли решение? Не будут верить человеку, который врет. А как верить т. Ерастову, который зная, что наша парторганизация 140 человек, говорит секретарю обкома, что собрания были в группах? Наши идеологические враги ведут умную пропаганду. Они работают там, где нам трудно. У нас есть трудности, и враги на этом играют. В Израиле война, а в СССР много евреев. Враги и на этом стараются играть. О Фоминском. Как же коммунисты терпели его до сих пор? Я предлагаю взять план из решения собрания для дальнейшего улучшения идеологической работы: 1. Подобрать хороших политинформаторов. 2. Чтобы контакт был со слушателями.

Шлюбченко А. С. При разборе на собрании в лабораториях сотрудников, подписавших письмо, видно, что они поняли свою ошибку. Я считаю, что вполне достаточно тех мероприятий, что уже проведены.

Сорокин Н.Т. Я уважаю А. Г. Хабахпашева, но меня поразило его сегодняшнее выступление. Он не внес конкретных предложений, а только критиковал выступавших. Хорошо сказал Титов. Тов. Шехтману надо осторожнее выступать. Вы сказали, а у Вас там (пропуск. – И.К.)… В этом чувствуется разделение между рабочими и интеллигенцией. Я член партбюро электромастерских. Когда обсуждали вопрос о подписавших письмо, у нас присутствовал Солоухин и согласился со всеми претензиями, которые были высказаны на собраниях в мастерских.

Бененсон А. А. Много говорить не буду. В личном общении мы чувствуем, что среди нас есть отщепенцы. Никто не защищает тех, кто подписал письмо, но письмо они написали в ЦК и никто из них не хотел, чтобы оно попало за границу. Этим воспользовались как раз идеологические враги. Вот здесь говорили, что мало уделили внимания  в печати Ленину и Марксу, а вот Будкеру отвели полгазеты. Я скажу, что А. М. Будкера чествовали плохо и скромно. Что особенного, если бы ему посвятили всю газету. Вот говорили, что был посвящен специальный семинар. Был просто юбилейный семинар, он доложил свою научную работу и поздравил его один Лаврентьев. Много говорили об усилении идеологической работы. Нет смысла собираться и изучать статьи в газетах. Никто из вас не считает себя идейно неподготовленным. Вот говорят о Галиче. Ничего в этом плохого нет, что он выступил. Можно послушать его и дать правильную оценку этим выступлениям.

Постановили:  Проект постановления принят единогласно.

СПРАВКИ:

Сорокин П. П. По словам Хабахпашева, я назвал подписавших письмо шпионами или предателями. В тексте у меня этого нет.

Волосов В. И. В выступлении Семеряко на партийном собрании в электромастерских было сказано, что подписали письмо все сотрудники лаборатории. Это неверно.

Апыхтин В. Г. В своем выступлении т. Шехтман обвинил общее собрание электромастерских в неправильном решении при рассмотрении дела «сорока шести». Как будто в электромастерских разбор проводился без фактов со ссылкой на другие источники. Это неправильно, это клевета на парторганизацию электромастерских.

Семеряко П. Г. Кто давал заметку в «За науку в Сибири», надо выяснить. В газете написано, что вопрос о подписавших обсуждался на общем собрании Института ядерной физики, а фактически этого не было. Общего собрания с этим вопросом не было.

Ерастов Е. В. На прошлом собрании тов. Шехтман обозвал меня провокатором, а сейчас он обвинил меня во вранье, что я написал ложную записку на партактиве. Я прошу разобрать нас на данном собрании. Я написал, что не было общего собрания в институте, а были проведены собрания в группах.  Это правильно.

Нежевенко А. А. Предложил этот вопрос сейчас не обсуждать, а предложил разобраться парткому и доложить на следующем собрании.

Лапташ М. В. Предлагаю осудить выступление тов. Шехтмана по отношению к Ерастову.

Минченков Г. Б. Мы уже стали называть друг друга на «ты»: Шехтман, Ерастов, Будкер. Это, вероятно,  результат того, что мы редко собираемся вместе и разучились выступать.

Шехтман И. А. Если я обидел Ерастова, то приношу извинения. Это вопрос очень  серьезный. Есть различие между группой и партийным собранием первичной парторганизации. Я считаю, что это было сделано преднамеренно и кроме вреда нашей организации ничего не принесла эта записка.

ПОСТАНОВИЛИ:

1. Собрание считает, что выступление т. Шехтмана по отношению к Ерастову недопустимо.

2. Впредь в своих выступлениях выбирать выражения.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОБРАНИЯ:

Партийное собрание целиком и полностью одобряет политическую линию и практическую деятельность Политбюро ЦК КПСС в области в области международной политики и в мировом коммунистическом движении, направленные на укрепление внешнеполитической позиции нашей страны в борьбе против агрессивной политики империализма, на тесное сотрудничество с братскими партиями в обеспечении сплоченности международного коммунистического движения в борьбе за мир и социализм.

Партийное собрание  считает необходимым в условиях резкого обострения идеологической борьбы решительно разоблачать происки враждебной идеологии, усилить всю идеологическую работу партийной организации института с тем, чтобы укреплять в людях коммунистическую убежденность, воспитывать чувства пролетарского интернационализма и советского патриотизма.

Политическая задача каждого коммуниста и партийный долг каждого беспартийного сотрудника состоит в том, чтобы  давать решительный отпор высказываниям и действиям отдельных политически незрелых людей, которые, попав под влияние враждебной пропаганды, безуспешно пытаются разрушить доверие народа к нашим партийным и советским организациям, подорвать морально-политическое единство рабочего класса и интеллигенции, дружбу народов нашей страны.

Партийное собрание считает необходимым обратить внимание коммунистов на необходимость строгого соблюдения партийной дисциплины, всемерного укрепления идейного и организационного единства членов партии. Активность и сплоченность партийной организации  подразумевают единство действий ее членов в осуществлении принятых решений. Всякое нарушение этого принципа, а также разглашение прений на закрытых партийных собраниях и одностороннее освещение их в беспартийном коллективе влечет за собой нарушение Устава партии и ставит коммуниста вне ее рядов.

Партийное собрание постановляет:

1. Обязать партийный комитет института на основе предложений и критических замечаний коммунистов, высказанных на собрании, разработать конкретный план усиления идеологической работы в институте. Просить Советский райком КПСС рассмотреть и учесть высказанные на собрании замечания коммунистов по улучшению идеологической работы в масштабе Академгородка.

2. Партийному комитету института и партийным бюро подразделений усилить работу по укреплению партийной дисциплины и строгому соблюдению Устава КПСС.

3. Собрание единодушно заверяет ЦК КПСС, областной и районный комитеты партии, что коммунисты и все сотрудники нашего института еще теснее сплотят свои ряды вокруг ЦК КПСС, умножат свои усилия в борьбе за осуществление решений XXIII съезда КПСС и встретят 100-летие со дня рождения Ленина новыми успехами в научно-производственной деятельности, активизацией всей идеологической работе.

ГАНО. Ф. П-5428. Оп. 1. Д. 14. Л. 7–19

№ 5

Из справки Советского райкома КПСС «Роль парткома Института ядерной физики СО АН в идеологическом воспитании коллектива»,

не ранее 18 мая 1972 г. 1 Документ не датирован, дата определена примерно по содержанию соседних документов. Справка подписана первым секретарем райкома Р. С. Васильевским

<…> В коллективе института имелись факты проявления чуждой нам идеологии. В 1968 г. группа сотрудников института (Захаров, Заславский, Фридман, Хриплович, Соколов, Комин, Цельник, Вассерман, Вячеславов) подписали письмо в защиту Гинзбурга 2 Далее отмечаются меры парткома по пресечению ряда последующих негативных действий, в частности, научного сотрудника М. Д. Малеева (январь 1970 г.) и лаборанта Я. Б. Язловицкого (апрель 1972 г.). Первый из них «ставил под сомнение политику нашей партии и правительства в чехословацких событиях». У второго на рабочем месте «была изъята антисоветская, сионистская литература». В решении по поводу названного инцидента, принятом партбюро научных подразделений 10 мая 1972 г., отмечалось, что среди изъятых материалов имелся в том числе  «перечень так называемых “пострадавших” после подписания письма сорока шести в Академгородке.» ГАНО. Ф. П-5420. Оп. 1. Д. 29. Л. 31. .

<…> Все эти факты разбирались на парткоме и партийных собраниях, были подвергнуты в коллективе института резкому и принципиальному осуждению <…>

ГАНО. Ф. П-269. Оп. 10. Д. 149. Л. 18

ДАННЫЕ О ВЫСТУПАВШИХ:

Абрамян Е. А. зав. лаб. № 4, канд., позднее д-р физ.-мат. наук.

Апыхтин В. Г. – мастер.

Баклаков Н. И. – нач. производственного участка.

Бененсон А. А. – инженер, сотр. конструкторского бюро.

Будкер Г. И. (1918–1977) – директор ИЯФа, академик (1964).

Волосов В. И. – зав. лаб., канд., позднее д-р физ.-мат. наук (1972).

Димов Г. И. – зав. лаб., д-р физ.-мат наук, позднее чл.-корр. (1981).

Ерастов Е. В. – лаборант.

Жаров В. Ф. – инженер.

Иванов В. Б. – гл. инженер.

Кузнецов Н. А. – инженер, сотрудник конструкторского бюро, позднее главный конструктор.

Кулаков А. В. – слесарь-механик.

Кутовенко А. В. – механик.

Лазаренко Б. А.   – ст. науч. сотр., канд., позднее д-р физ.-мат. наук.

Лапташ М. В.   – рабочий.

Минченков Г. Б. – ст. науч. сотр., канд. физ.-мат. наук (1969).

Нежевенко А. А. – зам. директора института, известный хозяйственный руководитель, ранее директор Новосибирского турбогенераторного завода, член обкома КПСС.

Родионов С. Н. – ст. науч. сотр., канд. физ.-мат. наук, ученый секретарь института.

Семеряко П. Г. – инженер, старейший член КПСС, участник Гражданской и Отечественной войн, ранее был начальником атомного полигона.

Солоухин Р. И. (1930–1988) – зам. директора института, чл.-корр. АН СССР (1968), проректор (1962–1967) и и. о. ректора НГУ (1965), директор Института теоретической и прикладной механики СО АН (1971–1976), лауреат Ленинской премии (1965).

Сорокин Н. Т. – начальник I отдела.

Сорокин П. П. –

Титов В. И. – рабочий электромастерских.

Федулов А. Ф. – лаборант.

Фурманюк В. В. – механик.

Хабахпашев А. Г. (1920–2006) – зав. лаб., зам.  директ. института по научной работе (с 1966), канд., позднее д-р физ.-мат. наук (1971).

Шалатонов А. И. – инженер.

Шапкин В. А. – лаборант.

Шехтман И. А. – ст. науч. сотр., канд. техн. наук, секретарь партбюро научных подразделений.

Шлюбченко А. С. – механик экспериментально-стендовых установок.

Ядров И. А. – начальник отдела кадров.

 


Страница 10 из 14 Все страницы

< Предыдущая Следующая >
 

Комментарии 

# савиных м.и.   30.04.2012 17:19
Я имел весьма косвенное отношение к этим людям в 70-е годы. По версиям шизоидов-гэбистов был там видным деятелем диссидентского движения. Всю жизнь переломали (см.в Сети Сухоложские записки)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# bragjun   25.06.2012 16:51
У меня дружок В.М. Карасев, попав в компанию Под интегралом, рванул через финскую границу самоходом, прострелили ляжку, посадили на пару лет. Отсидел и сидел под колпаком до 86 года.
В рассказах поминал Гришу Яблонского, Револьта Пименова, Юлия Кима.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Terese   04.05.2017 11:48
Great write-up, I'm normal visitor of one's blog, maintain up
the nice operate, and It is going to be a regular visitor for a lengthy time.



My web page - Адрес страницы: http://geschenkefuermaenner.info
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Marsha   16.05.2017 04:42
You could definitely see your enthusiasm in the work you write.
The arena hopes for even more passionate writers like you who aren't afraid to mention how they believe.
Always follow your heart.

Feel free to visit my webpage toe surgeries immediately (evasiveroutine 68.exteen.com: http://evasiveroutine68.exteen.com/)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Ismael   16.05.2017 04:43
Thanks for finally talking about >И. С. Кузнецов.
Новосибирский Академгородок в 1968 году: «Письмо сорока шести» Часть 2
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Вы можете прокомментировать эту статью.


Защитный код
Обновить

наверх^