На главную / История и социология / И. С. Кузнецов. Новосибирский Академгородок в 1968 году: «Письмо сорока шести» Часть 2

И. С. Кузнецов. Новосибирский Академгородок в 1968 году: «Письмо сорока шести» Часть 2

| Печать |


ИНСТИТУТ  МАТЕМАТИКИ

№ 1

Из протокола  заседания партийного бюро, 4 апреля 1968 г.

Присутствовали Ширшов, Терсенов, Бокуть,  Литвинов, Сычев, Рубинов, Полищук

Приглашенные: Журавлев, Бицадзе, Загоруйко, Гнатюк, Рубинштейн и преставитель Советского райкома КПСС Баринова.

ПОВЕСТКА ДНЯ:

1. О письме сорока шести сотрудников СО АН

СЛУШАЛИ: По первому вопросу информацию сделал секретарь партбюро Терсенов С. А. Он сказал, что сотрудники СО АН СССР обратились с коллективным письмом в Верховный суд  СССР, Верховный Совет СССР и Генеральному прокуратуру, в котором выразили протест по поводу, якобы, имевшего место нарушения процессуальных норм при судебном разбирательстве дела по обвинению советских граждан Гинзбурга, Галанскова, Добровольского и Лашковой и потребовали немедленного отклонения приговора по их обвинению. Двадцать шестого марта радиостанция «Голос  Америки» передала текст письма со своим комментарием, это же письмо было помещено в буржуазной американской газете «Нью Йорк таймс». В числе сорока шести подписавших письмо значатся наши сотрудники Борисов Н. Ф., Акилов Г. П. , Гладкий А. В. , Фет А. И.  1 В данном и последующих документах обсуждений в Институте математики фигурируют четыре «подписанта», пятый их них И. Ф. Гинзбург, ни разу не упоминался. Причины этого нигде не объясняются, – возможно, это объясняется тем, что названные сотрудники имели наиболее высокий научный рейтинг, что и требовало более жесткой официальной реакции Третьего апреля с указанными товарищами директором института академиком Соболевым и заместителем директора членом-корреспондентом Ширшовым была проведена беседа, в результате которой установлено, что все они действительно подписали письмо и выражают солидарность по существу его требования. Кроме этого, как выразился Фет, если бы подобное письмо дали ему вторично, то он подписал бы его снова, т. к. считает, что осужденные  антисоветчики привлечены к уголовной ответственности неправильно, а что оно передано по «Голосу Америки» – это не его дело. Назвать же первоисточники  они отказались, а в беседе с одним Акиловым он сказал, что может рассказать, кто собирал  подписи только органам, если это будет нужно. Все названные  сотрудники – беспартийные,  имеющие ученые степени доктора наук и звание профессора. Их титулы переданы по американскому радио, а Борисов назван председателем местного комитета института. Надо полагать, что Борисов возмутился тем, что его фамилия прозвучала в эфире «Голоса Америки», и, как он утверждает, направил туда протестующее письмо, но критиковать капиталистов бесполезно и это будет им только на руку.

Вопрос Сычева Н. Ф. Известно ли было райкому КПСС, что собираются подписи среди сотрудников Академгородка?

Ответ Бариновой Л. К. Райкому партии стало об этом известно позже, но не широкому кругу работников райкома.

Вопрос Рубинштейна Г.Ш. Есть ли на письме подпись с титулами лиц, подписавших его?

Ответ Бариновой Л. К. Об этом ничего не известно.

ВЫСТУПЛЕНИЯ:

Бицадзе А. В. Я считаю, что опубликование письма за границей и выход его в свет вообще по инициативе научных работников Академгородка есть политическая пощечина не только нам, но и нашей идеологии вообще. Это результат того, что мы очень плохо воспитываем наших работников, что у нас низкая трудовая дисциплина и неправильный подбор кадров. Факт очень нехороший и ему надо придать  политическое значение со всеми вытекающими отсюда последствиями. В числе подписавших письмо есть фамилия Гладкий. Как мне известно, он недавно бросил семью и является одним из организаторов беспорядков среди студентов. Разве может такой человек воспитывать молодежь?  Я предлагаю принять самые острые меры, особенно к Фету и Гладкому. Какие вы примите административные меры, я не знаю, но заявляю, что в НГУ они работать не будут. Считаю также явно несовместимым пребывание на посту председателя профсоюзной организации Борисова и пребывание Акилова в составе местного комитета.

Загоруйко Н. Г. Сам факт выхода в свет этого письма – это далеко идущие цели, которые преследуют наши противники, и, как ни странно, наши работники, подписавшие его, не поняли этого. Нас упрекают в том, что были нарушены правильные нормы судебного разбирательства, но на  самом деле в суд не  пустили только представителей иностранной прессы. Почему это было сделано, надо полагать, каждому из нас ясно. Та наука, которой учит студентов Гладкий, – «большой китайский скачок», ибо применения в настоящее время она еще не находит, и выпущенные университетом студенты вынуждены переквалифицироваться, поэтому  не будет никакой утраты в науке, если Гладкий прекратит работать в НГУ. В отношении Фета я также поддерживаю предложение Бицадзе.

Сычев Н. Ф. Я также считаю, что обсуждаемый на заседании вопрос носит политический характер и его надо рассматривать только с этих позиций. Я также считаю, что в вопросах идеологического воспитания у нас имеются серьезные недостатки, – это явилось следствием того, что люди с учеными степенями и званиями, наши сотрудники, подписали документ провокационного содержания. Философские семинары у нас по существу проводятся регулярно, но весь разговор на них сводится к чисто случайным и производственным делам. Что касается Фета и Гладкого, ничего сказать не могу, а вот Борисов и Акилов, мне кажется, втянуты в эту авантюру. Я поддерживаю предложение  предыдущих ораторов и считаю, что Гладкий и Фет не могут воспитывать нашу молодежь.

Рубинштейн Г. Ш. Как мы должны рассматривать случившийся факт, предыдущие товарищи уже указали. Меня возмущает, как могли люди, казалось бы грамотные, подписать такое письмо. Если человек с чем-либо не согласен, то он может писать в любые инстанции. Я предлагаю обсудить поступок наших работников, подписавших письмо, среди широкой аудитории, но для этого надо хорошо подготовиться. Что касается высказанных предложений по обсуждаемому вопросу, мерам взыскания, то я с ними полностью согласен.

Ширшов А. И. Во время беседы, которая проходила с участием С. Л. Соболева, нельзя сказать, чтобы Фет, Гладкий, Борисов и Акилов раскаялись в своем поступке, а наоборот Фет в полной уверенности в правоте случившегося заявил, что он готов и сейчас подписать подобное письмо. Я предлагаю: 1). Осудить поступок Гладкого, Борисова, Акилова и Фета. 2). Выразить им политическое недоверие и считать недопустимым дальнейшую педагогическую работу с молодежью. 3). Считать невозможным дальнейшее  пребывание Борисова и Акилова в местном комитете.

Журавлев Ю. И. Я полностью согласен с внесенными предложениями предыдущих товарищей.

Бокуть Л. Я разделяю точку зрения со всеми выступавшими. Идеологическая работа среди коммунистов у нас проводится, а вот остальных членов нашего коллектива мы видим только во время торжественных собраний, да и то не всех. Необходимо повысить значение философских семинаров и придать им форму идеологического воспитания.

Полищук Н. С. Я полностью согласен с выступавшими и предлагаю выступить с этим вопросом на общем собрании.

Баринова Л. К. Я считаю, что нет необходимости собирать конференцию, а просто собрать местный комитет и Борисова и Акилова вывести из состава местного комитета.

ПОСТАНОВИЛИ: За проявленную политическую незрелость, выразившуюся в подписании письма провокационного характера:

1. Осудить поступок Гладкого, Борисова, Фета и Акилова.

2. Выразить им политическое недоверие.

3. Считать невозможным пребывание Борисова и Акилова в составе местного комитета.

4. Провести партийное собрание, на котором широко осудить поступок вышеуказанных сотрудников.

5. Считать невозможной дальнейшую педагогическую работу с молодежью 2 Последний  пункт вписан в машинописный текст от руки .

ГАНО. Ф. П-5423. Оп. 1. Д. 8. Л. 59–63

№ 2

Протокол закрытого партийного собрания, 11 апреля 1968 г.

Присутствовали 66 членов и кандидатов в члены КПСС,  секретарь райкома КПСС Р. Г. Яновский

ПОВЕСТКА ДНЯ:

1. Информация о письме, опубликованном в газете «Нью Йорк Таймс» и переданном радиостанцией «Голос Америки».

2. Организационный вопрос.

СЛУШАЛИ: Терсенов С. А. зачитал информацию секретаря партийной организации Института математики о письме. Он сказал, что 46 ученых Академгородка подписали заявление, в котором выражается протест против осуждения за контрреволюционную антисоветскую деятельность на территории страны Гинзбурга, Лашковой и их соучастников. Они требуют отмены приговора и немедленного освобождения осужденных по, якобы, необоснованным обвинениям. Это письмо с соответствующими комментариями было опубликовано в буржуазной газете «Нью Йорк Таймс» и передано по радиостанции «Голос Америки». Подобные убеждения сложились у них по информации зарубежной прессы и радио, а также и потому, что наша печать этому процессу вообще не уделяла должного внимания. В числе подписавших есть ученые нашего института: Гладкий, Борисов, Акилов и  Фет.

По данному факту партбюро института после обсуждения вынесло следующее решение: за проявленную политическую незрелость: 1. Осудить поступок Гладкого, Фета, Акилова и Борисова. 2. Выразить им политическое недоверие. 3. Считать невозможным их дальнейшую преподавательскую работу в НГУ. 4. Считать невозможным дальнейшее пребывание Борисова и Акилова в составе местного комитета.

Данное решение выносится на обсуждение и утверждение настоящего партийного собрания.

ВОПРОСЫ:

Вопрос Лунева Д. Е. Какие титулы давали при подписании?

Ответ Терсенова С. А. Звания и должности.

Вопрос Лунева Д. Е. Были ли среди подписавших письмо коммунисты?

Ответ Яновского Р. Г. Среди подписавших были коммунистов 6 человек, в основном это – молодые  коммунисты.

Вопрос Рубинштейна Г. Ш. Есть ли у них уведомления об отправке этих писем?

Ответ Яновского Р. Г. Из числа опрошенных, подписавших заявление, многие считали, что оно пойдет в правительственные органы. Были также слухи о том, что оно действительно отправлено, однако  никто не предъявил оправдательных документов на отправку. По наведенным справкам, подобное письмо есть только у Генерального прокурора, но без подписей.

Вопрос Прилепко А. И. Есть ли среди подписавших такие, которые сейчас отказались от подписи?

Ответ Яновского Р. Г. Таких пока нет.

ВЫСТУПИЛИ:

Козлов В. Н. Тов. Терсенов при чтении резолюции предыдущего собрания говорил, что партийные собрания необходимо лучше готовить, а сейчас получается – мы собрались обсуждать о лицах, подписавших письмо, а вопрос не ясен, кто в какой мере виновен. Я думаю, что нужно разбирать после того, когда разберутся соответствующие органы.

Рубинштейн Г. Ш. Сегодня мы обсуждаем не преступление, а тот факт, как могли наши сотрудники допустить неосторожность и подписать провокационное письмо, и говорим о том, что нам известно.

Соболев С. Л. Я с Ширшовым и Терсеновым приглашал Фета, Борисова и Акилова и вел с ними беседу, притом беседа была в отдельности с каждым в разное время. С первым разговор был с Фетом. В начале Фет отстаивал свою позицию, но когда  я дал ему прочитать вторую часть письма, замолчал. Борисов же был возмущен, Акилов больше молчал. Мы должны осудить их  безответственный, легкомысленный поступок. Во время сбора подписей на них делали наскоки, что ты трус, если не подпишешь, и некоторые отказывались. Возможно, что среди подписавшихся есть антисоветские элементы.

Ширшов А. И. Мы имеем дело не с комсомольцами в возрасте до 20 лет, а  с профессорами и докторами в возрасте до 50 лет, и подозревать их в легкомыслии и безответственности, извините, нельзя. Когда я спросил Фета, известен ли тебе Гинзбург как писатель, он ответил, что я его не читал и литературу вообще не читаю.  В отношении Борисова, то он переживает и сожалеет о том, что письмо попало за границу, где передано по радио и опубликовано в газете. Но с текстом заявления согласен.

Вопрос Сенницкого к Ширшову. Интересовались ли Вы, кто является организатором в сборе подписей и написании самого письма?

Ответ Ширшова А. И. При разговоре с Акиловым он сказал, что может сказать соответствующим органам, если его спросят. Фет и Борисов ничего не сказали об этом, а с Гладким вообще разговора не было, т. к. он в командировке.

Бокуть Л. А. Я очень долго разговаривал с Акиловым по поводу обсуждаемого случая. Акилов очень переживает и согласен со мной, что этот, казалось бы, безобидный факт в конечном итоге имеет политическое значение, но он согласен с тем, что у нас в стране очень плохо  обстоит дело с своевременной информацией по вопросам внутренней и международной жизни.  В конечном итоге Акилов согласился выступить публично и раскаяться перед коллективом в совершенном поступке, это же самое он готов сделать и через печать.

Сребный А. К. За тридцать лет нахождения в КПСС мне приходится впервые встречаться с таким явлением. Весь мир восхищается достижениями нашего народа. Капиталисты в бешеной злобе стараются изо всех сил опорочить  наши завоевания, используя всякую возможность. Они создали огромную армию, опоясали наше государство базами, накапливают термоядерное оружие, совершенствуют его и т. д. Этим самым хотели нас напугать, но мы не из пугливых. Тогда они перешли к идеологической борьбе, но, как правило, и это им не удается. И вот среди нас нашлись пособники в лице ученых – четырех человек из коллектива нашего института. Это чудовищно, обращаться в такой критический момент к вероятному противнику за помощью отменить «несправедливый» приговор и наказать «виновных», а нашему правительству – анонимное письмо без подписей. Это «обращение» было написано с явно провокационной целью, газеты и радио мирового жандарма с удовольствием уцепились за это и стали трезвонить на весь мир, им стали вторить их союзники. Какой позор, какое кощунство, и это плата за то, что погибло 20 миллионов советских людей, это глумление над памятью погибших. Советское правительство не жалеет ни сил, ни средств для развития нашей  науки, построило ряд замечательных академических городков, где есть всякая возможность трудиться, творить на благо нашей родины. Благодаря достижениям наших ученых наука наша стала передовой советской наукой. Трудящиеся нашей родины с уважением относятся к ученым. И вот среди них, а их единицы, решили опозорить наших замечательных ученых, их успехи, но это им не удастся. Позор им, гнилым душам! Фет, Борисов, Акилов и Гладкий – все четверо преподают в университете, воспитывают научную молодежь. Ну какие же они воспитатели!? Ведь студенты в любе время могут  задать вопрос как по прочитанной теме и по актуальным вопросам политики нашей партии. Что они смогут ответить, если у них свое мнение, идущее вразрез с политикой нашей партии. С такой идеологией их близко не надо подпускать к университету, ни в коем случае нельзя преподавать в университете, а молодежь – это будущее нашей родины. Тут достаточно было сказано, я вполне поддерживаю решение партбюро.

Рубинштейн Г. Ш. Я хочу остановиться в своем выступлении на личности Акилова. Я его знаю очень давно еще со студенческой скамьи, затем учился у него в аспирантуре и теперь вместе работаем в институте. Я считаю, что он очень хороший и порядочный человек, хотя по многим вопросам нашей действительности у него имеются отрицательные суждения 1 Возможно, суждения такого рода явились основанием для появления у некоторых участников событий версии о том, что Г. П. Акилов был автором «письма сорока шести». Такого рода мнение было высказано Ю. Ф. Борисовым во время беседы с ним в  апреле 2007 г , и, как ни странно, переубедить его в этом я не могу. По факту подписания письма он считает, что если бы знал, что оно попадет в Америку, он никогда  бы его не подписал. Хотя я член бюро и голосовал за объявленное здесь решение, все же считаю, что определяя меру наказания за этот поступок, нужно подходить дифференцированно, что Акилов может продолжать работу в университете.

Ширков Д. В. Перед нашим собранием я был на партсобрании в НГУ. Доклад по существу аналогичного вопроса делал т. Шерешевский. Он остановился на характеристике каждого, кто подписал письмо, и занял на доклад 40 минут. У нас подготовка собрания выглядит гораздо слабее.  Это может быть потому, что у нас нет членов партии среди подписавших. Ну, а если бы наши сотрудники вообще не подписали письма, нам бы все равно пришлось обсуждать этот случай. Поэтому собрание надо было готовить лучше и вообще по факту случившегося нашему партбюро надо много и упорно поработать. Я считаю, что  т. т. Фет, Гладкий, Борисов и Акилов должны публично выступить перед коллективом, и меру наказания к ним необходимо применить дифференцированно.

Загоруйко Н. Г. Мне кажется, письмо составил умный провокатор и обвел некоторых наших ученых вокруг пальца. Я лично считаю, что суд над Гинзбургом и его соучастниками проходил с  соблюдением всех норм и правил судебного разбирательства. И если кто-либо не согласен с его решением, можно было обратиться в любые инстанции, тогда этот документ не вызовет никакой провокации. Решение бюро по первому и третьему пунктам необходимо изменить.

Мартынович С. П. Я не согласен с тем, что наши ученые попали в эту историю случайно. Ведь как нам доложили товарищи, беседовавшие с ними, они целиком согласны с текстом письма. Вот поэтому до слез обидно, что наши советские ученые стали пособниками в проведении чуждой нам идеологии. Я полностью согласен с решением бюро.

Сычев Н. Ф. Если мы будем говорить о том, что эти люди легкомысленные и безответственные, то боюсь, не получилось бы так,  что мы сами окажемся в числе легкомысленных и безответственных. Нам, к сожалению, глубоко известны причины этого факта. У нас работа политсети и семинаров проходит чисто формально. Надо устранить этот недостаток.

Кошелев А. И. Предложил провести общее собрание по этому вопросу.

Елкина В. Н. Единственно, я не согласна с тем, что нужно было пригласить тех, о которых мы здесь говорим. Второе – это собрание мы действительно должны провести, но кроме этого нужно провести общее собрание. О преподавании в НГУ решать индивидуально.

Анисимов С. М. У нас партийная организация – высший орган, и вот подписавшие письмо ученые – политически отсталые, а мы, как коммунисты, слабо ведем разъяснительную работу.

Затем выступил секретарь Советского райкома КПСС  Яновский Р. Г.

Заслушав и обсудив информацию секретаря партбюро института т. Терсенова, партийное собрание постановляет:

1. Осудить Акилова, Гладкого, Борисова и Фета за политическую незрелость, безответственность и легкомыслие, выразившееся в подписании коллективного письма провокационного характера.

2. Обсудить с ректором НГУ вопрос о возможности  дальнейшей преподавательской работы Акилова, Фета, Борисова и Гладкого.

3. Вывести из состава местного комитета Акилова и Борисова 2 Ю. Ф. Борисов возглавлял местный комитет с 18 декабря 1967 г. Двадцать четвертого апреля 1968 г. местный комитет Института математики в соответствии с рекомендацией партийного бюро избрал своим председателем канд. физ.-мат. наук А. Х. Гудиева (См.: НАСО. Ф. 36. Оп. 1. Д. 192. Л. 19). Видимо, решение об устранении ранее названных сотрудников из месткома имело чисто политический характер, поскольку деловых претензий к ним не было. Характерно, что 3 июня того же года партийное бюро рассмотрело вопрос о работе бытовой комиссии месткома. В связи с этим было отмечено, что в то время как «в работе бытовых комиссий прошлых составов (до 1967 г.) ) «имелись упущения», «велась ненормальная работа», «бытовая комиссия нынешнего состава провела определенную положительную работу: а) уточнены списки на дефицитные товары. б) запись на очередь и обмен очереди ведется согласно  имеющимся заявлениям сотрудников» (ГАНО. Ф. П-5423. Оп. 1. Д. 9. Л. 79–80).

4. Провести расширенное заседание местного комитета с приглашением: профоргов, партгрупоргов и комсоргов, на котором обсудить поступок Акилова, Борисова, Гладкого и Фета.

ГАНО.  Ф. П-5423. Оп. 1. Д. 9. Л. 150–155

№ 3

Из протокола заседания ученого совета, 6 мая 1968 г.

СЛУШАЛИ: Сообщение ученого секретаря о том, что у старшего научного сотрудника Фета А. И. истек срок пребывания в должности старшего научного сотрудника. Были заслушаны соответствующие документы: список научных трудов, характеристика научной деятельности А. И. Фета, подписанная заведующим отделом дифференциальной геометрии Ю. Г. Решетняком. С дополнением к характеристике выступил С. А. Терсенов. Он рассказал ученому совету о неблаговидном политическом поведении А. И. Фета, выразившемся в подписании клеветнического провокационного письма, направленного против СССР, и его некритическом отношении к этому поступку. С. А. Терсенов рассказал ученому совету о прошедшем партийном собрании сотрудников Института математики и оценке партийным собранием политического кредо А. И. Фета.

В обсуждении приняли участие А. Д. Александров и С. Л. Соболев.

РЕШИЛИ: Включить в список для тайного голосования кандидатуру А. И. Фета.

СЛУШАЛИ:  Сообщение счетной комиссии о результатах голосования по кандидатуре А. И. Фета. В соответствии с результатами тайного голосования считать не избранным на новый срок в связи с истечением срока полномочий в должности старшего научного сотрудника Фета А. И. (за – 9, против – 9, недействительных – 3 бюллетеня).

НАСО. Ф. 36. Оп. 1. Д. 217. Л. 65–67

№ 4

Из протокола партийного бюро, 16 мая 1968 г.

ПОВЕСТКА ДНЯ:

<…> 2. Утверждение характеристик для поездки за границу.

Заявлена характеристика на Фета А. И. для поездки в Румынию.

Постановили: Отклонить просьбу ввиду отсутствия надобности данной командировки <…>

ГАНО.  П-5423. Оп. 1. Д. 9. Л. 74

№ 5

Из протокола отчетно-выборного собрания партийной организации,

25 сентября 1968 г.

<…> Завьялов Ю. С. (председатель собрания). Часть наших студентов слушает радиостанцию Би-Би-Си, ее контрреволюционные передачи отрицательно действуют на сознание  молодых. <…> 46 человек сотрудников  СО АН подписало письмо. <…> Фактически, по их утверждению, дело не в Гинзбурге. <…> Наша интеллигенция не может еще в некоторой степени переварить в своем сознании культ личности Сталина и некоторые извращения в органах партии. У нас есть отдельные случаи неучастия в выборах в органы советской власти. В настоящее время необходимо усилить работу по борьбе с бюрократизмом, который в большинстве случаев и порождает недовольство отдельных лиц <…>

<…> Сребный А. К. (член партийного бюро, секретарь собрания). <…> Я хочу воспользоваться присутствием секретаря райкома КПСС т. Яновского, и у меня есть большое желание, чтобы  Вы передали и посодействовали в улучшении передач по радио и телевидению, которые свои передачи ведут по ранее разработанному шаблону <…>

ГАНО. Ф. П-5423. Оп. 1. Д. 6. Л. 7

ДАННЫЕ О ВЫСТУПАВШИХ:

Анисимов С. М. – механик.

Бицадзе А. В. – чл.-корр. АН СССР, зав. каф. высшей математики НГУ.

Бокуть Л. А. – науч. сотр., канд., позднее д-р физ.-мат. наук (1969), проф. НГУ.

Гнатюк В. А. – нач. I отдела.

Елкина В. Н.   – мл. науч. сотр., канд. техн. наук.  Позднее ст. науч. сотр., ученый секр. Научного совета СО АН СССР «Автоматическое распознавание образов».

Журавлев Ю. И. – зам. директора института по научной работе (с 1966 г.), д-р физ.-мат. наук (с 1965 г.).  Род. 1935, окончил МГУ, ученик А. А. Ляпунова. В ИМ СО АН с 1959 по 1969. Лауреат Ленинской премии (1966), член.-корр. (1984), академик (1992). С 1997 работает в Москве.

Козлов В. Н. – зав. складом.

Кошелев А. И. – комендант.

Литвинов Н. И. – механик.

Лунев Д. Е. – ст. инженер.

Мартынович С. П. – техник.

Прилепко А. И. – мл. науч. сотр.

Полищук Н. С. – мл. науч. сотр.

Рубинов А. М. – мл. науч. сотр.

Рубинштейн Г. Ш. – зав. лаб., д-р наук, ученик и сотрудник Л. В. Канторовича, в настоящее время живет в США.

Сребный А. К. – нач. штаба гражданской обороны.

Сычев Н. Ф.   – ст. инженер.

Терсенов С. А. – ст. науч. сотр., д-р наук, проф.. в настоящее время проживает в Греции.

Ширков Д. В. – зав. отделом, чл.-корр. АН СССР (1960). С 1969 – в Объединенном ин-те ядерных исследований, академик (1994).

Ширшов А. И. (1921–1981) зам. директора (1960–1973), чл.-корр. АН СССР (1964).

 


Страница 7 из 14 Все страницы

< Предыдущая Следующая >
 

Комментарии 

# савиных м.и.   30.04.2012 17:19
Я имел весьма косвенное отношение к этим людям в 70-е годы. По версиям шизоидов-гэбистов был там видным деятелем диссидентского движения. Всю жизнь переломали (см.в Сети Сухоложские записки)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# bragjun   25.06.2012 16:51
У меня дружок В.М. Карасев, попав в компанию Под интегралом, рванул через финскую границу самоходом, прострелили ляжку, посадили на пару лет. Отсидел и сидел под колпаком до 86 года.
В рассказах поминал Гришу Яблонского, Револьта Пименова, Юлия Кима.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Terese   04.05.2017 11:48
Great write-up, I'm normal visitor of one's blog, maintain up
the nice operate, and It is going to be a regular visitor for a lengthy time.



My web page - Адрес страницы: http://geschenkefuermaenner.info
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Marsha   16.05.2017 04:42
You could definitely see your enthusiasm in the work you write.
The arena hopes for even more passionate writers like you who aren't afraid to mention how they believe.
Always follow your heart.

Feel free to visit my webpage toe surgeries immediately (evasiveroutine 68.exteen.com: http://evasiveroutine68.exteen.com/)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Ismael   16.05.2017 04:43
Thanks for finally talking about >И. С. Кузнецов.
Новосибирский Академгородок в 1968 году: «Письмо сорока шести» Часть 2
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Вы можете прокомментировать эту статью.


Защитный код
Обновить

наверх^