На главную / Биографии и мемуары / А. А. Титлянова. История одной сибирской семьи

А. А. Титлянова. История одной сибирской семьи

| Печать |


Глава 4. Польская легенда и судьбы поляков

4.1. Семейное предание

Город Ковно (ныне г. Каунас) после третьего раздела Польши находился в Российской империи, в Виленской губернии. В 1842 г. была основана Ковенская губерния со столицей в Ковно, где в большом количестве проживала польская шляхта.

В городе и его уездах жил разветвленный род Пиотровских. Род имел свой герб, где повторяющимся элементом был ворон, держащий в клюве кольцо.

В Вилькомарском уезде Ковенской губернии в обычном для Польши небогатом поместье проживала семья Пиотровских. Наверное, у них был не очень большой дом, похожий на дворянский дом в Железовой Воле на Мазовщине. Польские друзья, знающие разные дворы Польши, говорили мне, что такое здание с портиком и двумя-четырьмя колоннами – было типичным усадебным домом шляхетской семьи среднего достатка. Дом, вероятно, был окружен парком. В парке по утрам гуляли пани, наверно, похожие на эту очаровательную женщину.

Легенда гласит, что семья была большой – родители, три сестры и три брата. Нам известно имя лишь одного из братьев – самого младшего – Константин, год его рождения   1848 – и предположительно имя его отца – Бронислав. Вот он Константин Пиотровский, молодой шляхтич и есть мой прадед по отцовской линии.

Как жило семейство мы не знаем. Легенда говорит, что сестры были красивы, а братья – отважны. Двое из них (предположительно имя одного – Викентий) принимали участие в восстании 1863-64 гг. и после разгрома восстания были сосланы в Сибирь в цепях.

Именно в Ковенской губернии вооруженная борьба была самой острой и продолжительной. На ее территории произошло 117 стычек и сражений или около 50% от их общего числа в пределах всего литовско-белорусского региона. Среди репрессированных литовско-белорусских губерний уроженцы Ковенской губернии составляют большинство – 38% от всех участников вооруженной борьбы. В Виленской губернии, например, было репессировано 17,5% от всех участников.

Военные суды судили повстанцев «За участие в восстании», разделяя их при этом на две группы: «За участие в вооруженной борьбе» и «За содействие и сочувствие». Ясно, что второй пункт был очень расплывчатым и хлеб, вынесенный проходящим через усадьбу повстанцам, уже был «содействием». В Ковенской губернии за участие в восстание было осуждено 2 978 человек. Из этого количества 54% составляла шляхта. За участие в вооруженной борьбе осудили 1 206 человек; из них – 47% принадлежали к шляхте. За содействие и сочувствие было отправлено в Сибирь 1 686 человек. Сочувствующих было больше, чем воюющих, и их основная масса состояла также из шляхты.

Среди репрессированных Ковенской губернии (2 978 чел.) 445 человек – уроженцы Вилькомарского уезда, из них осужденных за «Участие в вооруженной борьбе» – 176 человек. И где-то среди этих 176 осужденных были два брата Пиотровских, а может быть и все три брата, включая Константина. Не имеет значения, что ему было 16 лет. Восстание 1863 г. – это восстание молодых. На территории Литвы и Белоруссии за «участие в вооруженной борьбе» было осуждено 3 306 человек, из них 35% были юношами от 15 до 20 лет; люди, свыше 30 лет, составляли лишь 18% от участников вооруженной борьбы. Воистину, восстание 1863 г. – это восстание сыновей, большинство из которых (58%) входило в шляхетское сословие [Зайцев, 1973].

А, может быть, Константин был в группе осужденных «за содействие и сочувствие восстанию», включавшей 269 человек из Вилькомарского уезда.

Приговоренных к каторге отправляли в Сибирь в цепях.

«Пыльной дорогой телега несется,

В ней по бокам два жандарма сидят.

Юный изгнанник в телеге той мчится,

Скованы руки, как плети, висят».

/Из польской песни/

Видимо так и везли братьев Пиотровских в Сибирь, но по преданию, в Сибири цепи были заменены на тонкие цепочки. Мы не знаем, были ли братья отправлены на каторгу или на поселение, какова их судьба, выжили ли они, остались на поселении в Сибири или все-таки вернулись, в конце концов, на родину. Легенда говорит, что младший брат Константин добровольно поехал в Сибирь, оставаясь свободным человеком и дворянином. Его шляхетство подтверждается документом о браке его дочери Александры, где она обозначена как дочь дворянина.

Что побудило Константина уехать в Сибирь? В семейных преданиях сказано, что его отъезд в Сибирь был вынужденным, только на этих условиях поместье Пиотровских оставалось собственностью семьи – то есть дочерей, как их приданное. В противном случае поместье конфисковывалось и уходило в русскую казну. Правда ли это – мне узнать не удалось. Скорее всего, Константин был сослан в Сибирь.

За «участие в вооруженной борьбе» статьи приговоров включали такие формулировки: «за вступление в ряды мятежников со званием начальника …… лишен всех прав состояния и сослан в каторжную работу в рудниках на двенадцать лет»; «за бытность в шайке мятежников …. лишен всех прав и сослан в каторжную работу в рудниках на двенадцать лет» [Волков, 2003].

Если старшие братья – участники восстания шли, вероятно, по статье «за участие» и были приговорены к каторге, то их шестнадцатилетний брат вполне мог быть сослан в Сибирь с формулировкой обвинения «за сочувствие к мятежу без лишения прав».   Главным местом отбывания каторги были Нерчинские заводы – Александровский завод, Акатуевский, Кадаинский и Алгачинские рудники. После окончания каторги, многим было определено местом пребывания на поселении тот же Нерчинский завод или близлежащие деревни Нерчинского округа [Клер, Шостакович, 1987]. Константин же поселился в Акше. Акша не входила в число поселков и городов, куда обычно переводили отбывших срок каторги. Но не была она и запретным пунктом для поселения. В Акше несколько лет проживал декабрист Кюхельбекер. Поляк Константин Савичевский, приговоренный к каторжным работам, отбыл каторгу и осенью 1840 г. поселился в Акше. Здесь у него установились дружеские связи с Кюхельбекером. Пробыл Савичевский в Акше недолго, в июне 1841 г. уехал из Акши и поселился в Кяхте.

Нет сведений, почему Константин оказался в Акше. Может быть, какой-либо из его родственников – бывший наполеоновский солдат – был сослан в Забайкалье и приписан к казачьему полку, стоявшему близ Акши. Ссылка поляков – наполеоновских солдат – в Забайкалье и назначение их в казачьи войска – исторический факт. Не исключено, что кто-то из забайкальских казаков   тоже был Пиотровским (в Забайкалье, конечно, сразу же стал Петровским), и к его детям или родственникам приехал молодой Константин (между 1815 и 1865 гг. прошли 50 лет). Прибыл он свободным человеком.

В воспоминаниях моей мамы [Лебедева, 1994] говорится, что ехал К. Пиотровский из Польши на лошадях, вез много имущества, даже пианино. Про приезд в Сибирь Константин Пиотровский рассказывал своим детям.   Моя бабушка, будучи маленькой девочкой, слушала из соседней комнаты, как отец играет на пианино. Это воспоминание было для нее очень дорогим.

Многие ссыльные женились на сибирячках – женщинах другой крови и веры. Такие браки среди ссыльных не одобрялись – это было как бы преданием их католической веры, вероятной утраты национального облика рождавшихся детей и потерей польских традиций. Но жизнь есть жизнь. Поляки женились на казачках, бурятках, тунгусках [Пилсудский, 2002]. При женитьбе на сибирячках ссыльные поляки принимали православие и дети их становились православными.

Итак, Константин Пиотровский поселился в Акше, здесь и женился в 1870 г. Выбрал себе в жены молоденькую казачку смешанных кровей – дочку упрямой монголки и забайкальского казака. Семья Константина была большая, росло в ней по бабушкиным рассказам одиннадцать детей. Может быть, трое умерли в детстве, известны имена лишь восьмерых: трое братьев – Николай, Иосиф, Гавриил и пять сестер (по старшинству) – Клавдия, Мария, Глафира, Евдокия и самая младшая Александра. Жили Пиотровские зажиточно. У них были большие стада коров, табуны лошадей. Управляла всем хозяйством мать моей бабушки. Она торговала скотом, нанимала чабанов, да и сама иногда чабанила. Процветание семьи закончилось, когда моя бабушка была еще очень молоденькой девушкой. В один год выпал глубокий снег, из-под которого животные не могли добыть себе корм (сухую степную траву) и начался падеж скота от бескормицы. Если в Забайкалье потерян скот, то потеряно благополучие семьи.

К счастью дочери, кроме двух младших, были уже выданы замуж. Старшая дочь Клавдия Константиновна вышла замуж за казачьего офицера, который в дальнейшем стал полковым атаманом. Жили они в Чите очень зажиточно, имели большой дом, но вот детей у них не было.

Средняя дочь Евдокия была выдана за казака в казачью станицу Мангут, жила с мужем хорошо, занималась сельским хозяйством.

Семья же Пиотровских переехала в Читу, там учились сыновья Николай, Иосиф и Гавриил, там же была выдана замуж самая младшая из сестер, уже бесприданница, Александра Пиотровская – моя бабушка.

4.2. Шляхта

Польский поток в Сибирь – один из потоков, формировавших «Сибирский этнос». Как говорил мой отец: «Сибиряки – не нация, но порода». В этой породе наравне с русской, монгольской, бурятской течет и польская кровь. Исторически важно то, что прибывшие в Сибирь в цепях польские повстанцы были образованными людьми, в основном шляхетского происхождения. Отбыв на каторге определенный срок и оставшись на поселение, они часто занимали должности, требующие грамотности и умения в общении с другими людьми – казаками, монголами, китайцами. Торговля, образование, изучение Сибири и даже политика – везде поляки оставили свой след.

Чисто польских семей в Сибири немного. Поляки часто женились на местных девушках – русских, украинках, бурятках. Смешанность кровей, культур, обычаев в сибирских семьях, как уже говорилось, – это совершенно обычное дело. Мой прадед – шляхтич – играл на фортепьяно и занимался счетами семьи, а его жена и моя прабабка – полуказачка-полумонголка – держала стада лошадей и овец, торговала скотом, иногда чабанила и подолгу жила в степи в юрте.

Пытаясь воссоздать историю семьи, я старалась понять, а что же это такое – шляхтич, шляхта, и хоть немного ознакомиться с историей Польши на стыке с Россией.

Откуда в Польше появилась шляхта? Я всегда думала, что она возникла внутри страны при образовании различных социальных слоев. Однако, существует «теория наезда», выводящая шляхту от иноземцев, которые будто бы еще до XI столетия напали на славянские племена, осевшие по Варте и Висле, подчинили их, основали свое государство и образовали из себя привилегированный класс. По мнению одних ученых шляхта ведет свое происхождение от нормандской дружины, другие находят в шляхте славянские корни, третьи считают шляхту потомками кавказского племени лезгов [Грабеньский, 2006].

Согласно Грабеньскому шляхта возникла из рыцарства (постоянные военные дружины). Когда были окончены завоевательные войны (XII-XIII век) князья распустили рыцарство, наделив его землей. Рыцарь владел полученной землей по праву собственности   – мог ее продать, передать наследникам; он имел также верховную власть над подданными, приписанными к этой земле. Десятину (налог) шляхтич уплачивал любому костелу по своему выбору. Со временем шляхтичи получили свои родовые знаки – кличи и гербы. Однако еще в XIII веке шляхта не играла никакой политической роли, шляхтич зависел от милости князей, баронов и прелатов, т.к. подлежал их суду, и должен был исполнять постановления съездов (коллоквиев), в которых шляхта не участвовала. Но гонорная шляхта рвалась вверх и в 1373 г. на съезде в Кошицах был принят договор, включающий постановление о привилегиях шляхты. Шляхта теперь допускалась к вопросу о престолонаследии, что давало ей возможность извлечь выгоду в ходе торга из-за короны * о престолонаследии .

Именно договоры о наследовании престола стали важнейшим источником свободы шляхты и ее политического значения в будущем. Не только торг из-за короны, но и ограничение короля в деньгах способствовали возвышению шляхты. Если королю, который к тому времени уже не имел права на подать, требовались деньги, например, на содержание войска, то он был вынужден просить помощи у шляхты. Для достижения соглашения король созывал съезды, на которых шляхта научилась обсуждать общественные дела и всегда находила новые поводы к торгу с королем из-за привилегий. Шляхта взяла на себя бесплатную воинскую службу, что дало ей возможность, собираясь в лагерях, составлять политические программы и достигать коллективного соглашения. Если же король не давал новых привилегий, то шляхта угрожала ему отказом от повиновения.

В конце XIV века при короле Ягелло права шляхты были расширены. В обычай вошли шляхетские съезды (сеймики), на которых шляхта или вместе с королем или даже без него принимала решения о податях королю и мерах, которые должны были обезопасить шляхту от эксплуатации ее духовенством. Пресс духовенства на шляхту и простой народ всегда был очень силен в Польше. С той поры становится популярным лозунг: «Шляхетство ведет свое начало от свободы, а свобода – от шляхетства». Главным завоеванием шляхты было получение права личной неприкосновенности. Теперь король без предварительного судебного приговора не мог арестовать шляхтича землевладельца за исключением разбойников, поджигателей, убийц и воров, пойманных на месте преступления.

Со временем шляхта получила доступ и к законодательной власти. Из малых сеймиков возник Польский сейм, на котором шляхта и король совместно обсуждали государственные проблемы. Сановники составляли королевский совет, который со временем стал называться Сенатом. Шляхетские уполномоченные образовали «посольскую избу». В 1504 г. при короле Александре был принят закон Nihil novi (ничего нового), который установил структуру законодательной власти. Законодательным органом стал Всеобщий сейм, состоящий из короля, сената и посольской избы. Король хотел создать постоянное войско, потому что шляхта скомпрометировала себя недисциплинированностью и склонностью к собраниям (сеймики), что было ей гораздо интереснее, чем война с неприятелем.   Однако шляхта упорствовала и проваливала королевские предложения. Шляхта стояла за личную воинскую службу в «Посполитом рушении». Посполитое рушение – это всепольская мобилизация шляхты – довольно аморфная структура. Однако, именно Посполитое рушение давало возможность шляхте свободно общаться и организовываться в громадную силу. Шляхта боялась регулярного войска, т.к. это приводило к усилению власти короля*13.

Конституция, обосновавшая также правила элекции, – очередная победа шляхты. Теперь шляхта ломала аристократию и навязывала королям свои условия. Наконец, на Варшавском сейме, когда король Стефан Баторий хотел побудить шляхту к расходам на войну с Иваном Грозным, а шляхта в свою очередь хотела освободиться от королевского аппеляционного судопроизводства, было достигнуто соглашение. По этому соглашению были установлены трибуналы, которые состояли из избранных шляхтой депутатов. Тируналы заменили прежнюю королевскую юрисдикцию. Наконец, шляхта отвоевала последнее звено в цепи свобод. Это была победа, и шляхта отблагодарила короля повышением подати с земли, которой она владела. Итак, к концу XVI века шляхта стала привилегированным сословием.   Она пользовалась исключительным правом земельной собственности, права распространились не только на поверхность земли, но и на ее недра. Любые минералы и источники, находящиеся во владениях шляхтича, принадлежали лично ему. Шляхта имела доступ к высшему духовному сану и ко всем светским должностям.   Шляхта платила только те подати, что сама на себя наложила, была свободной от всех повинностей, кроме военной. У нее был собственный суд. Шляхтич избирал короля и мог быть кандидатом на престол. Шляхетство было наследственным, зависело от рождения. Шляхтичем был каждый, чей отец принадлежал к шляхетству.

Плебейское происхождение матери не лишало детей шляхетства. Вся шляхта была равна между собой по рождению, графские и княжеские титулы не нарушали шляхетского равенства. В знак равенства шляхта без различия положения называлась «братия». Если же шляхтич начинал заниматься мещанскими делами (торговлей), то он терял шляхетство.

4.3. Речь Посполитая

В конце XIV века великий князь литовский Ягелло после многосторонних переговоров женился на юной польской королеве Ядвиге и занял польский престол.

Всесильный бог любви

Ягайлов и Ядвиг –             /Пастернак/

В составе земель короля Ягелло была Литва (в собственном значении этого слова), Белая и Черная Русь, Полесье, Украина и Волынь.   В 1569 г. на Люблинском сейме было решено формально соединить Литву и Польшу в одну Речь Посполитую (Rzecz pospolita). Король будет избираем сообща, один будет и сейм во всей Речи Посполитой, гражданам была гарантирована свобода поселений в обеих странах без всяких правовых препятствий. В конце XVI века внутреннее устройство Польши установилось и просуществовало без коренных изменений свыше полутора столетий, т. е. до 1750 г. Установилось и название Речь Посполитая. Название отражает не форму правления, а союз Литвы с Польской короной. Образ правления был шляхетско-парламентарный. Во главе Речи Посполитой стоял монарх – король, который избирался по обычаю, а не по писаному закону.

Для выборов короля во время «бескоролевья» съезжались сенаторы и шляхта с послами, выбранными на сеймиках. Процесс был отлажен и сложен. Самый старый сенатор предлагал своим землякам по воеводству (административная единица) кандидата, которого шляхта или отвергала или принимала возгласом «Vivat!». Собрав голоса воеводств, послы (от шляхты) и сенаторы подсчитывали голоса. После этого примас объезжал построившуюся в круг шляхту и трижды спрашивал все ли согласны на одном короле. После возгласов   «Vivat!» и отсутствия возражений примас объявлял короля. Король присягал в верности, ему передавали грамоту «элекции» с подписями и печатями сенаторов и шляхты. Затем была коронация в Кракове.

Государство Речи Посполитой объединялось лишь общим для Польши и Литвы органом законодательной власти – вальным * Вальный – walny = свободный сеймом. Вальный сейм состоял из трех сословий: короля, сенаторов и послов шляхты. Сенаторское сословие формировалось из духовно-католических санов и высоких светских чиновников. Во главе католической церкви стоял примас, далее следовали архиепископ и епископы. Церковь пользовалась огромным влиянием на власть и сама была властью.         В период правления сословий Речь Посполитая испытала огромное поражение: она уменьшилась в территории, утратила свое политическое значение и попала под влияние иностранных держав. За счет Речи Посполитой усиливались Москва, Швеция, Турция.

Избирательность королей разбивала людей на партии,   создавала угрозу междоусобных войн. Малые сеймики разделили Речь Посполитую на отдельные колесики, которые крутились независимо друг от друга, без внимания к общему интересу. Децентрализация разбила единство государственных сил, лишило Речь Посполитую энергичного правительства.

Во главе общества стояли священники, в основном, монахи, число которых в   XVII столетии страшно возросло (600 монастырей!). Общество погрузилось в религиозную обрядность и ханжество. «Народ опускался в пропасть без осознания причин зла и средств спасения» [Грабеньский, 2006, стр. 340]. Ну, а что шляхта? Шляхта погрузилась в сословный эгоизм и помрачнение разума. Недостатки своих учреждений шляхетство считало зеницей свобод и политическим лозунгом выбрала фразу: «Польша стоит безнарядьем» * Мои друзья поляки не нашли в русском языке слова, отвечающие польскому слову «безнарядье». Ближе всего оно к понятию «беспорядок». (Polska stoi bezrzadem).

Умственное движение в Польше пробудилось около середины XVIII века. Лучшие люди Польши принялись за дело подъема отчизны. Распространяется западноевропейская наука, развиваются опытные и точные науки, престижным становится светское образование. Идеи Коперника и Ньютона уже интересны обществу. Проясняется прошлое народа, в несчастьях и унижении Польши винят слабость королевской власти и выборность королей. Однако, несмотря на все усилия князей Чарторыских и Понятовских, проводивших реформы, им не удалось создать в Речи Посполитой монархию, и последним королем Польши стал Станислав Август Понятовский – любимец и любовник Екатерины II. Однако при всем его таланте, образовании, остроумии он быстро склонялся перед волей Москвы, и сама Екатерина II называла его «восковой куклой». В царствование Екатерины Россия обращалась с Польшей как с завоеванной страной.   Во время русско-турецкой и Семилетней войн русская армия проходила через Польшу, как через свою территорию.

4.4. Польша и Россия

Было время, когда огромные области России принадлежали Речи Посполитой. Вплоть до царствования Ивана Грозного княжество Владимирское, Черниговское, Тверское, Смоленское входили в состав Великого Княжества Литовского.

Иван Грозный после покорения Казанского и Астраханского татарских царств решил отобрать русские земли у Литвы и начал войну   с литовскими рыцарями. В 1559 г. он дошел до Курляндии, ворвался в Ливонию (Латвию), но получил отпор от польскогокороля Стефана Батория и отступил. Война обеспечила Польше преобладание над Москвой. В смутные времена поляки едва не сели на русский престол*14.

Россию нужно было отстоять, и народ под предводительством служивого человека Прокопия Ляпунова, князя Пожарского и посадского Минина Россию отстоял. Русские поднялись против польского нашествия и польский гарнизон в Москве сдался. На русский престол народом был возведен Михаил Федорович Романов – сын митрополита Филарета. Между Россией и Польшей было заключено перемирие на 16 лет, но Польше отошла пограничная полоса со Смоленском, Новгородом-Северским и Черниговом.

В 1656 г. начались мирные переговоры между Москвой и Речью Посполитой. Переговоры привели к решению – русские уходят из Литвы после двадцати лет, но удерживают Белоруссию и Приднепровские земли. К России отошла довольно широкая полоса земли с Великими Луками, Смоленском, Брянском, Черниговом, Киевом, Полтавой и земли под Полтавой, занимаемые запорожскими казаками.

4.5. Раздел Речи Посполитой

Бесконечные войны различных групп шляхетства между собой, борьба религиозных конфессий, непримиримые противоречия между высшей аристократией и шляхетством, между шляхтой и королем обескровили Речь Посполитую. Достаточно было любого предлога, чтобы Россия, Пруссия и Австрия активно вмешались в польские дела. Такой предлог нашелся – арест короля конфедератами, которые сражались как с русскими войсками, так и войсками короля.

В 1772 г. в Петербурге были подписаны три трактата о разделе Речи Посполитой между Россией и Пруссией, Россией и Австрией, Пруссией и Австрией. Поводом для раздела была выставлена анархия в Польше, а так же необходимость создать в Польше такой политический строй, который соответствовал бы интересам соседних с Польшей государств. Россия при разделе забрала воеводства Ливонское, Полоцкое, Витебское, Мстиславское и часть Минского (всего 1692 кв. мили), к Австрии отошла территория в 1580 кв. мили и к Пруссии – 1580 кв. мили. Из своего пространства в 13300 кв. мили Речь Посполитая потеряла 3860 кв. мили и 4 миллиона населения.

Оккупация польских земель не встретила никакого сопротивления. Польский народ был обескровлен четырнадцатилетней внутренней борьбой, он находился в состоянии материальной нищеты и полного падения духа. Польше навязали конституцию, которая сохраняла старые недуги и усиливала зависимость от России. Русский посол Штакельберг (имел в распоряжении русский военный гарнизон), фактически забрал власть в Речи Посполитой в свои руки. Власти у него было больше, чем у короля. В 1773 г. делегация от Польши подписала, и в том же году король Станислав Август ратифицировал трактаты о разделе Польши.

Как бы ни был не справедлив раздел, в Польше наступил мирный период. Правительсто Речи Посполитой пеклось об интересах всего государства. Увеличилась земледельческая продукция, улучшилось материальное положение народа, развивалась промышленность, оживилась торговля, укрепилось светское образование, расширились научные изыскания. Прогресс в умственном, нравственном и материальном положении народа был несомненен.

Менялось политическое состояние Речи Посполитой в связи с ослаблением нажима со стороны России, на которую в 1787 г. напала Турция. Политические силы в Польше умело воспользовались возникшей ситуацией*15.

В мае 1791 г. была принята «Правительственная конституция», которая установила основные законы Речи Посполитой. В течение года весь народ восхищался конституцией, мало-помалу возводилось здание нового государственного строя. За границей хвалили новую конституцию, и лишь Россия молчала. Петербургский двор ожидал только окончания Русско-Турецкой войны, чтобы начать действия против Польши (которая за 20 лет поднялась и укрепила свою мощь). Вмешательству русских помогли польские магнаты, выступавшие против реформ. Они заключили договор с представителем России. Главным в плане консерваторов было ниспровержение новой конституции. Императрица Российская воспользовалась этим договором для будущего нового раздела Польши. В 1792 г. русская армия, численностью 64 тыс. человек, вступила в пределы Речи Посполитой.   Конституция была ниспровергнута, и русские вошли в Варшаву.

Начались переговоры между Австрией, Пруссией и Россией о новом разделе Речи Посполитой. Конвенция о разделе была подписана в 1793 г. Россия при разделе забрала огромную площадь — 4550 кв. миль, включающую земли, прилегающие к ее границам. Территория, оставшаяся Речи Посполитой, представляла собой клин, втиснутый между Пруссией и Россией, всего в 3830 кв. миль с населением около 4 млн. человек.

Под угрозой русских штыков последний Сейм в 1793 г. утвердил раздел. Конституция была отменена и новой не было.

Ясно, что польские патриоты мечтали о восстановлении своего государства. Генерал Тадеуш Костюшко был приглашен возглавить восстание. Костюшко согласился стать главным начальником вооруженных сил. Он принял присягу, что вверенную ему военную силу употребит только для обороны целостности Государства, возвращения ему независимости и укрепления всеобщей свободы. Восстание началось в марте 1794 г. Войско польское присягнуло на верность Костюшко.

К войску присоединились мещане и крестьяне. 4 апреля 1794 г. Костюшко выиграл сражение с русской армией у деревни Рацлавицы. Борьба расширялась, вспыхнуло восстание в Варшаве и русские войска ее покинули. В апреле поднялось восстание в Вильно. Однако соединенные армии Пруссии и России были намного сильнее и по численности и по вооружению, они теснили армию Костюшко. В Сандомирском воеводстве у деревни Мацеёвицы в октябре войско Костюшко было разгромлено. К вечеру сражение было закончено, и казаки принесли на пиках в замок, где находились русские военноначальники, залитого кровью Тадеуша Костюшко, находящегося в беспамятстве.

После мацеёвской битвы положение поляков было отчаянным –   восстание терпело поражение. Между тем из России сам Суворов был послан на подавление восстания. Суворов выступил из Брест-Литовска и направился к Варшаве. На защиту города явилось 18 тыс. человек, остальная часть польского войска должна была стоять на левом берегу Вислы, чтобы отразить прусскую армию. Четвертого ноября Суворов начал штурм Варшавы, 8 тыс. защитников пало с оружием в руках. Русские войска, ворвавшись в предместье Варшавы – Прагу, предались грабежу и насилию, не щадя ни женщин, ни детей. Павших в бою, убитых и утонувших в Висле насчитывалось вместе с пленниками 23 тыс. человек. Варшава в страхе решила капитулировать. Король отказался от престола и сдался на милость императрицы. В январе 1795 г. Россия и Австрия, а в октябре того же года Россия и Пруссия подписали трактат о полном разделе Речи Посполитой.

После третьего раздела в Пруссии и Австрии началось «онемечивание» польского народа. В землях, отошедших к России, во время правления Екатерины II, шла русификация и внедрение православия.

Император Павел, ненавидящий мать, придя к власти, отказался от политики преследования поляков   и религиозного притеснения. Он освободил из крепости Костюшко и торжественно возвратил ему шпагу. Однако царь не обещал полякам вернуть им независимость, хотя ввел элементы польского самоуправления.

Народ Польши сохранял надежду на восстановление независимости, и шляхта связывала эту надежду с Францией и Наполеоном. Между Россией и Францией шла война, но в 1807 г. между Александром первым и Наполеоном был заключен Тильзитский мир. В соответствии с договором было образовано Варшавское княжество площадью 1860 кв. миль и населением 2,4 млн. человек. Наполеон обманул надежды поляков на независимость, но даровал княжеству довольно прогрессивную Конституционную хартию. Законодательная власть передавалась Сейму. Была создана армия в 30 тыс. человек, в школах был введен родной язык, полякам открывался доступ к государственной службе и общественной деятельности.

Александр I тоже не хотел восстановления Польши, и два монарха пообещали друг другу, что Польша никогда не будет восстановлена и Варшавское княжество не будет увеличено.

Однако поляки нужны были Наполеону в его армии. В результате в войсках Наполеона 80 тыс. поляков прошли с Бонапартом всю русскую кампанию. Поляки воевали с Россией, надеясь, что в благодарность после победы французов независимость Польши будет восстановлена и народ, разделенный по трем государствам, наконец, соединится.

Во главе польского войска стоял храбрый Понятовский, произведенный Наполеоном в маршалы. Понятовский погиб под Лейпцигом в сражении народов (1813), а от польского войска осталось всего 9 тыс. человек. Это были смелые воины и Александр I разрешил им вернуться на родину с оружием в руках. Объединенные державы победили, Венский Конгресс в 1815 г. решал судьбы народов.

По решению Конгресса из Княжества Варшавского было выделено княжество Познаньское. Оставшаяся территория была названа Царство (Королевство) Польское и включена в государство Российское. Королем Польши стал русский царь. Притом, что Польша опять территориально пострадала, был некоторый шаг вперед — Венский Конгресс ввел в политическую систему официальное название Польша * Карта любезно предоставлена нам д-ром Янушем Ухмански.).

В 1815 г. Александр I приехал в Польшу и подписал Конституционный устав. Несмотря на то, что Королевство Польское навсегда было соединено с Россией, Устав, подписанный Александром, был достаточно либеральным. Согласно уставу во всех государственных делах должен был употребляться польский язык, все государственные должности предоставлялись только полякам, вновь создавалось войско польское. Однако со временем Александр I поддался реакционному влиянию. Начались притеснения поляков. Николай I еще усилил неправедный нажим на Польшу, которая постепенно теряла свои конституционные права. Восстания против России зрели.

4.6. Польское королевство в составе Российской империи

По моей просьбе пан Януш написал краткий исторический очерк (д-р Януш Ухмански – директор Центра экологических исследований, Варшава, Польша).

В 1815 году кончились все надежды   поляков, связанные с Наполеоном. Для тысячей молодых польских дворян вступление в наполеоновскую армию было предварительным условием восстановления польского государства. В начале надежды были большие, но со временем уступали они нарастающему разочарованию. Наполеон не восстановил польского государства. Варшавское княжество было только карикатурой надежд тех, кто пошел служить в наполеоновские армии. Смысл этих кампаний не для всех поляков был понятен.   Все надежды окончательно рухнули во время отступления из России и потом в 1813 году под Лейпцигом, когда погиб князь Понятовский, маршал Франции и племянник последнего польского короля.

Между 1813 и 1815 гг. тысячи поляков возвратились к своей дворянской жизни. Не всегда было к чему возвращаться – несколько военных кампаний прошло через польские земли. На войну уходили юноши, а возвращались, спустя 15 лет, зрелые, опытные мужчины. Это были самые активные люди – элита дворянского общества. Что же им было делать после романтических, но и ужасных лет в наполеоновской армии, которые забрали почти всю их жизнь.

И вдруг состоялось чудо. Царь Александр воскресил Польское королевство, которое хотя и относилось к Российской   империи, но имело большую автономию и свои собственные юридические законы. Это было гораздо больше того, что обещал и чем обманывал поляков Наполеон. А самое главное – не надо было платить за это кровью в различных войнах. В Европе стало мирно. В разных странах возврат к старым порядкам после падения Наполеона происходил по-разному, но на польских землях вдруг открылись несуществующие до сих пор возможности. Можно было закопать оружие и начать просто работать.

Когда царь Александр въезжал в Варшаву на коронацию, как польский король, он был принят народом с энтузиазмом. Стоящая до сих пор на площади Трех Крестов церковь святого Александра была построена в память этого события. Многие бывшие наполеоновские солдаты и офицеры вступили в польскую армию. Но самое главное это то, что другие бывшие наполеоновские солдаты и офицеры стали заниматься работой.

Благодаря торговле с огромной Российской империей в Польше развивались все новые институты современного капиталистического государства. При помощи князя Ксаверема Любецкого-Друцкого, блестящей персоне хозяйственной жизни Польского королевства, был основан Банк Польши и современная банковская система страны с Кредитным Обществом во главе. Развивалась промышленность. Благодаря торговле с Россией строились новые коммуникационные системы. Развивались наука и образование, был основан Варшавский университет и Варшавское общество друзей науки – предок Академии наук. Все это сделали бывшие офицеры наполеоновской армии в условиях, которые сам Наполеон никогда бы не создал.

В мирное время рождаются дети. У бывших наполеоновских солдат и офицеров, живших мирной жизнью и работавших на благо Польши, родились сыновья. Трагедией поколения наполеоновских солдат и офицеров стало то, что их дети не признавали достижений отцов в создании новой Польши (Королевства Польского). Новое поколение обратилось против предыдущего. Правда, первоначальные свободы в Польском королевстве   постепенно ограничивались царской властью. Произошли трагические восстания 1830 и 1861 гг. Царь не понимал причин восстания 1830 г., ведь у поляков была такая хорошая жизнь по сравнению с остальной частью России. Князь Любецки-Друцки уехал в эмиграцию в Петербург, протестуя против ноябрьского восстания 1831 года. Вновь пришли годы репрессий и конспирации. Опять война царствовала на польских землях. Конец XIX века это и конец дворянства в Польше в том смысле, в каком оно существовало многие столетия. Появились новые политические силы – социалисты и рабочее движение (на этом очерк пана Януша кончается).

4.7. Восстания против России

Одна Польша шла на Запад, спасая удалением Родину, другая    Польша    шла в   цепях в Сибирь, спасая ее мученичеством.

/Герцен/

С 1830 г. начинается серия восстаний и бунтов против России. Это были удивительные восстания. Всегда плохо подготовленные, часто неожиданные, неорганизованные они были обречены на неудачу. Ведь против восставших стояло Российское государство с его мощной машиной подавления. Участники восстания, в большинстве молодые шляхтичи, проявляли высокое достоинство и отчаянную храбрость, сознательно шли на пытки и виселицы. И в то же время другие участники заговоров и восстаний вносили в борьбу ненависть и недоверие к своим же, что разрушало единство. Были и предатели, были и трусливые клевреты русских. Все эти восстания – не организованные и спланированные действия, а какая-то отчаянная свободолюбивая лихорадка.

Восстание 1831 г. Восстание задумали совсем молодые военные — подхорунжие. Они решили убить главнокомандующего польскими войсками цесаревича Константина Павловича и разоружить русский гарнизон в Варшаве, насчитывавший 7 тыс. человек. Начали восстание восемнадцать гражданских заговорщиков, задачей которых было напасть на дворец Бельведер и убить Константина. Не убили его по чистой случайности. В это же время 160 подхорунжих напали на русскую конную гвардию, состоящую из трех полков. Атака подхорунжих была отбита, и они направились на захват арсенала.

В общем, заговорщики потерпели поражение — им не удалось ни убить цесаревича,   ни разоружить русское войско. Восстание уцелело только благодаря бездеятельности цесаревича, который считал, что мятеж начали поляки, и подавить его должны польские, а не русские войска. У восстания не   было вождя, не было руководящего центра. Заговорщики обратились к нескольким генералам с просьбой возглавить восстание, но те отказывались, за что некоторые и были убиты.

Административный совет Варшавы был против восстания и обратился к цесаревичу с просьбой «унять восстание».   Ответ был: «Начали мятеж поляки, пусть поляки своими силами и справляются». Начались всевозможные переговоры, восстание как бы замерло, и мятежники передали власть административному совету*16.

В ответ Николай I направил в Польшу армию в 150 тыс. человек с 400 пушками. Поляки тщетно рассчитывали на помощь заграницы. Началась война, где польское войско сражалось храбро, но в результате серии неудач часть армии сложила оружие. В самой Варшаве начались беспорядки с самосудом. Экстремисты подняли борьбу против Народного правительства и Сейма. Ясно, что русские войска взяли Варшаву, а 5-го декабря 1831 г. остатки польской армии – 20 тыс. человек – перешли прусскую границу и сложили оружие. Осенью 1833 г. Николай I отменил конституцию Королевства Польского и покарал весь польский народ за восстание. Начались аресты, судилища, пытки, расстрелы и ссылки в отдаленные места. По данным А.С. Нагаева [1985] численность высланных из Польши в отдаленные губернии России польских военнослужащих составляла 11653 человек, из которых основная масса нижних чинов (9346) была зачислена в состав русской армии.

Из Польши эмигрировали за границу все, кто успел покинуть страну, кто боялся мести и хотел продолжать борьбу за независимость своей родины. Ничего не зная о чаяниях своего народа, шляхта стремилась к очередному восстанию.

В 1833 г. несколько сот эмигрантов пробились через Германию в польские земли. Вскоре повстанцы убедились, что народ не имеет никакого желания нападать на русское войско. Небольших партизанских отрядов, перешедших в Польшу из Пруссии и Австрии, было довольно много. У них у всех судьба была трагичной: аресты, тюрьмы, казни, ссылка, Сибирь.

Эмиграция поняла, что польский крестьянин глух к демократическим лозунгам, и требуется большая подготовительная работа. Такой работой и занялись эмигрантские организации «Демократическое общество» и «Общество польского народа». Новое восстание было назначено на 1846 г. В феврале оно вспыхнуло в Кракове. Члены «Демократического общества» учредили Народное правительство, которое провозгласило независимость Польши. Настрой восставших был не просто демократическим, а социалистическим. Правительство запретило все титулы, декларировало, что все люди равны и утверждало, что пора истребить шляхту. Однако, народ поверил не повстанцам, а поверил австрийскому правительству, что повстанцы и есть шляхта и что они стремятся возродить прежнее рабство. Деревня обратилась против шляхты, которая готовилась к восстанию. Начались жесточайшие погромы, насилия, убийство помещиков и их семей.

Восстание было подавлено, и как после 1831 года началась расправа, но еще более жестокая — казни, обезглавливание, виселицы. Парижская революция 1848 г. явилась стимулом для восстания поляков в Австрии и Пруссии, но все это опять кончилось поражением. После всех неудач революционная энергия ослабла, чтобы снова вспыхнуть в 1863 г. (вот тут появляется наш польский предок!).

Еще в апреле 1861 г. в восточной части Польши началось крестьянское движение. Крестьяне требовали упразднения всех повинностей и передачу им в собственность обрабатываемых участков. В мае 1861 г. власти издали указ о замене барщины денежным откупом. Но крестьяне требовали земли и безвозмездной отмены барщины. В июне уже около 30 тыс. крестьян оказали неповиновение. Осенью 1861 г. оформилась повстанческая организация, взявшая курс на восстание, восстановление Польского государства с безусловным включением в нее Литовских, Белорусских и Украинских земель. Центральный комитет восстания сформулировал программу восстановления независимости Польши в границах 1772 г., переход земли, находившейся в пользовании крестьянства в его полную собственность, отмену сословных привилегий. Восстание было назначено на лето 1863 г.

А в октябре 1862 г., желая одним ударом покончить с заговорщиками, глава гражданского правительства Королевства Польского Великопольский разработал проект рекрутского набора. На службу, длившуюся 10 лет, решили забрать по набору не крестьян, а политически неблагонадежных молодых людей, в основном, из городов – кадры будущего восстания. Это заставило руководителей восстания ускорить начало выступлений, и восстание было назначено в ночь с 22 на 23 января, т. е. до рекрутского набора в провинциальных городах. От рекрутчины молодые горожане стали уходить в леса и готовы были присоединиться к повстанцам. Нехватка оружия не позволила принимать в отряды всех добровольцев. На четыре тысячи повстанцев под Варшавой было всего 300 ружий. Создать значительное повстанческое ядро не удалось. Отряды терпели поражение от регулярных войск. Повстанческие силы в районе Варшавы и ближайших поветов * Административная единица территории действовала регулярная армия в 126 тыс. человек со 176 орудиями. насчитывали 10−20 тыс. плохо вооруженных человек. Против них действовала регулярная армия в 126 тыс. человек со 176 орудиями.

В Петербурге долго не верили прилетавшим время от времени неясным слухам о польско-литовских беспорядках. Но в начале апреля 1863 г. было получено известие, что помещик Витебской губернии граф Платер напал на русский транспорт с оружием, тогда в Литву был послан целый гусарский полк [Берг, 1879].

Весной 1863 г. движение перебросилось в Литву и в Белоруссию [Шустер, 1955]. Наместник царя в Литве граф Берг пишет в своих воспоминаниях: «Несмотря на угрозу литовскому комитету от правительства восставших, сидеть спокойно, если восстание вспыхнет раньше ожидаемого срока. Литва поднялась и банды (т. е. отряды повстанцев. А.Т.) появились там на разных пунктах одновременно с бандами Царства». В Ковенской губернии * Я подробно останавливаюсь на восстании в Ковенской губернии в связи с тем, что наш предок К. Пиотровский и два его старших брата – участники восстания – проживали в Ковенской губернии. громче всех других раздалось имя тамошнего воеводы Сераковского, принявшего название Доленги (ловкий)*17.

В марте 1863 г. Сераковский приехал в Вильно на заседание повстанческого центра, где он и принял пост командующего вооруженными силами Ковенской губернии. Соратники Сераковского были направлены по уездам в качестве командиров повстанческих отрядов. Сам Сераковский прибыл в Жемантию и здесь бывший офицер Генерального штаба России стал командующим восставшей Литвой, стал Доленгой. Отряд Доленги быстро рос – число повстанцев превышало 500 человек, но оружия не было. Доленга дал несколько удачных сражений и ушел в дремучие леса местечка Оникшты. Здесь собралось уже около 2 тыс. человек, которых Доленга организовал в мощные отряды. В леса Оникшты была двинута специальная карательная экспедиция и в районе Бирж произошла битва.

Даленга был тяжело ранен в спину. Сражение закончилось победой царских войск. Часть отряда ушла от противника в леса и воевала дальше, не щадя сил. Но Доленги уже с ними не было. Он был повешен 15 июня 1863 г. [Смирнов, 1964].

Восстание в Польше и Литве задыхалось. В середине октября 1863 г. руководство восстанием (диктатуру) принял Ромуальд Траугурт – бывший русский офицер. Траугурт планировал продержаться зиму и надеялся на вмешательство европейских государств. Тщетно! Россия, Пруссия и Австрия пришли к соглашению, направленному против Польши. В марте — апреле 1864 г. Траугурт был арестован и повешен. Восстание продержалось с января 1863 г. до весны 1864 г. и было жестоко подавлено.

Царь послал для подавления мятежа графа Берга в Царство Польское и Муравьева – вешателя – в Литву. Оба проявили неслыханную жестокость к повстанцам. Начались суды, но следственным комиссиям Муравьев отводил роль фигового листка. Он не считался с военно-полевым кодексом и часто приказывал вынести смертный приговор в три дня. По официальным данным Муравьев приговорил к смерти 128 человек. Но смертные казни производились не только по приговору Муравьева и число казненных было гораздо больше [Шустер, 1955].

4.8. Ссылка в Сибирь

Число сосланных в Сибирь составляло почти 20 тыс. человек. Из этого числа около четырех тысяч осудили на каторжные работы, на поселение с лишением прав около 2,5 тыс., столько же и на временное поселение. Около 10 тыс. были осуждены на поселение без лишения прав. Последняя категория пострадала более всего, ибо они были осуждены навечно, в то время, как отбывание каторги имело свой срок. По степени же виновности перед правительством эти, как их называли водворенцы, принадлежали к наименее виноватым. Они не принимали непосредственного участия в восстании, а только оказывали помощь повстанцам разными мелкими действиями [Волков, 2003]. В ссылку шли почти исключительно мужчины. Однако в Сибирь за своими мужьями и отцами поехало много полячек-жен и дочерей [Пилсудский, 2002].

Всего с 1863 по 1867 гг. в Иркутскую и Забайкальскую области прибыло 4424 польских повстанцев, из них 3883 были приговорены к каторжным работам, 404 были высланы на поселение, 100 на жительство и водворение, 127 прибыли добровольно [Митина, 1966]. Места, где должны были отбывать наказание, приговоренные к каторге, включало три пункта Нерчинского горно-заводского округа: Александровский завод, Кадаинский и Акатуевские рудники, пересыльная тюрьма Читы и расположенная в 30 км от Читы деревня Сиваково.

Высылаемые на жительство (с полным или частичным лишением прав и имущества, либо с сохранением их) могли быть поселены и в Забайкальской области. Приговоренные к каторге на Нерчинских рудниках употреблялись на различные рудничные и хозяйственные работы, наравне с уголовниками [Нерчинская каторга, 1933]. После окончания каторги многим было определено место пребывания на поселении тот же Нерчинский завод или близлежащие деревни. Так жестоко расправилось с участниками мятежа 1863 г. царское правительство.

После подавления восстания в Русском Захвате * Захват – земли, отошедшие к России, Пруссии или Австрии после раздела Польши. началась полная русификация Польши и Литвы, подавление самосознания народа, населяющего эти территории. Не лучше обстояло дело и в Пруссии (Познаньское княжество). В Австрийском Захвате (Галиция и Лодимерия с Великим княжеством Краковским) положение поляков было значительно лучше. В 1867 г. были изданы законы, которые гарантировали независимость судов, свободу слова и печати, свободу союзов, равноправие вероисповеданий, неприкосновенность жилища и проч. Лишь в 1918 г. польский народ соединился и начал свою новую историю.

 


Страница 5 из 12 Все страницы

< Предыдущая Следующая >

 

Комментарии 

# Людмила   29.08.2015 17:54
Замечательная книга! Огромный исследовательск ий труд. Жаль, что нет фотографий, жаль, что нет графического варианта Вашей родословной.
Десятки лет занимаюсь историей своей сибирской семьи. Мы из Енисейской губернии Канской волости, село Бородино. В 1858-59 годах предок в кандалах пришел на вечное поселение. Понимаете, как интересна для меня Ваша работа. Спасибо! С уважением. Людмила
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Людмила   30.08.2015 22:04
Благодаря Скайпу, видела Вашу книгу. Замечательное издание! Хорошо иллюстрирована, есть графический вариант родства. Спасибо Вам за огромную работу, за интерес к родословной! У меня будет Ваша книга, мои друзья москвичи имеют её в своей библиотеке. А я пока читаю с удовольствием вариант Интернета. Людмила
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Лилия Воропаева   03.06.2017 16:02
Здорово! с удовольствием прочитала Вашу книгу.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Вы можете прокомментировать эту статью.


Защитный код
Обновить

наверх^