На главную / Философия и психология / Конрад Лоренц. Оборотная сторона зеркала. Главы 8-15

Конрад Лоренц. Оборотная сторона зеркала. Главы 8-15

| Печать |


Глава 15

Оборотная сторона зеркала

1. Ретроспективный взгляд

В этой книге я предпринял, может быть, слишком смелую попытку дать обзор когнитивных механизмов человека. Настоящее право на это могло бы дать только всестороннее знание, на которое я никоим образом не могу претендовать. В свое оправдание могу лишь сказать, что до сих пор этого не сделал никто другой, и сверх того, что продуманный общий обзор познавательных функций человека настоятельно необходим: каждая из них может нарушаться, и особенно часто возникают нарушения процессов приобретения и хранения культурного знания. Физиологическое изучение* всегда является предпосылкой понимания патологических процессов, а также любых попыток терапевтического воздействия на них. Впрочем, очень часто происходит и обратное: патология дает нам ключ к пониманию нормального, здорового процесса.

Читатель заметил, конечно, что в последних главах было особенно много ссылок на следующий том. В таких случаях я часто выдвигал гипотезы о физиологической природе той или иной познавательной функции, основанные на знании ее патологических нарушений. Избежать такого забегания вперед было невозможно.

Многие расстройства социального поведения, как врожденного, так и определяемого нормами культуры – и даже большинство этих расстройств, – вызывают у каждого человека с нормальными задатками резко отрицательные ценностные ощущения. Говорить о них я в этой книге сознательно избегал – точно так же, как временно «выносил за скобки» патологические явления. То и другое удалось сделать лишь несколько насильственным и искусственным способом, но мне казалось разумным ограничиться вначале познавательными функциями человека.

Как уже говорилось в "Пролегоменах", мой способ рассмотрения познавательных функций и вообще всех процессов жизни основывается на гносеологической установке, которую я, следуя Дональду Кэмпбеллу, называю гипотетическим реализмом. Как я полагаю, гипотеза, лежащая в основе этого реализма, поддерживается тем, что на протяжении всего хода мыслей, проведенного в этой книге, я ни разу не столкнулся с противоречием.

2. Значение естественной науки, изучающей познавательные функции

Когда мы, этологи, говорим, что социальное поведение человека содержит инстинктивную составляющую, которую невозможно изменить путем культурных воздействий, это часто истолковывают как крайний пессимизм в отношении культуры. Такое толкование совершенно неправомерно. Если кто-то указывает на угрожающие опасности, это как раз доказывает, что он вовсе не фаталист, считающий надвигающееся бедствие неизбежным.

Говоря о процессах развития и упадка культуры, я ради простоты придерживался фикции, что об этих процессах большинство людей не знает или, по меньшей мере, что знание их природы не оказывает и не может оказать обратного воздействия на будущий ход истории человечества. Поэтому могло показаться, будто я считаю себя единственным, кто осознает необходимость естественнонаучного изучения человеческого аппарата познания, который я называю "оборотной стороной зеркала". Но я очень далек от такого самомнения. Более того, меня глубоко радует тот факт, что число мыслителей, разделяющих изложенные здесь гносеологические и этические взгляды, быстро возрастает. Бывают такие открытия, которые в определенный момент "носятся в воздухе".

Как я полагаю, уже можно разглядеть верные признаки того, что начинает пробуждаться самосознание культурного человечества, основанное на естественнонаучных знаниях. Если – что вполне возможно – это самосознание расцветет и принесет плоды, то тем самым культурное духовное стремление человечества поднимется на высшую ступень точно так же, как в глубокой древности фульгурация мышления подняла на новую, высшую ступень познавательную способность отдельного человека. До сих пор на нашей планете никогда не было разумного самоисследования человеческой культуры - точно так же, как до времен Галилея не было объективного в нашем смысле естествознания.

Задача естественнонаучного исследования системы взаимодействий, образуемой человеческим обществом и его духовной жизнью, необозримо велика. Человеческое общество – самая сложная из всех живых систем на нашей Земле. Наше научное познание едва коснулось поверхности этого сложного целого; чтобы выразить отношение нашего знания о нем к нашему незнанию, потребовались бы астрономические числа. И все же я полагаю, что человек как вид находится сейчас у поворота времен, что именно сейчас потенциально открывается возможность невиданно высокого развития человечества.

Конечно, человечество теперь в более опасном положении, чем когда-либо в прошлом. Но потенциально мышление, обретенное нашей культурой благодаря ее естествознанию, дает ей возможность избежать гибели, постигшей все высокие культуры прошлого. Такая возможность возникла впервые в мировой истории.

 


Страница 8 из 10 Все страницы

< Предыдущая Следующая >
 

Вы можете прокомментировать эту статью.


Защитный код
Обновить

наверх^