На главную / История и социология / Эрнст Нольте. Фашизм в его эпохе. Часть 2

Эрнст Нольте. Фашизм в его эпохе. Часть 2

| Печать |


Организация Аксьон Франсэз

Маленькая группа, основанная Вожуа и Пюжо, уже своим именем заявила, что она решилась на политическую деятельность, а вовсе не хочет остаться простым интеллигентским кружком. Уже была речь об этом скромном начале и о роли Морраса, а также о первых успехах: об основании Ligue dAction Française * Лиги Аксьон Франсэз (фр.) , об учреждении Institut dAction Française * Института Аксьон Франсэз (фр.) об основании ежедневной газеты и о первых действиях Camelots du Roi * Королевских молодчиков (фр.). Сamelot первоначально означало «разносчик» . Для развития организации перед войной характерна тесная связь между ее основными частями и быстрое расширение этих частей.

Газета с самого начала полностью служила политическим организациям: в рубрике Ligue dAction Française * Лига Аксьон Франсэз (фр.) сообщалось о всех намеченных мероприятиях, на доске почета именовались раненые и арестованные, обширное место отводилось лекциям в Institut dAction Française * Институте Аксьон Франсэз (фр.) . И обратно, Лигу можно было считать чем-то вроде организации для продажи газеты, а Camelots du Roi * Королевские молодчики (фр.) свидетельствовали о своем назначении даже своим именем.

Филиалами Лиги были не только Camelots * Молодчики (фр.) но также Étudiants dAction Française * Студенты Аксьон Франсэз (фр.) , Dames royalistes * Дамы-роялистки (фр.) и Jeunes Filles royalistes * Девушки-роялистки (фр.) .

Наряду с газетой, Аксьон Франсэз обзавелась вскоре и другими средствами публикации. В издательстве Nouvelle Librairie Nationale * Новое Национальное Издательство (фр.) , находившейся с 1912 года под руководством Жоржа Валуа, выходили многочисленные книги этой школы, а также журнал Revue critique des idées et des livres * Критическое обозрение идей и книг (фр.) , составлявший в то же время философское и беллетристическое приложение к газете.

Но были и другие каналы, по которым распространялось влияние Аксьон Франсэз. Так, перед войной группа сочувствующих выкупила известный католический журнал Lunivers * Вселенная (фр.) и придала ему другое направление. Один из злейших противников Морраса писал в 1928 году: «После войны Моррас и его школа захватили в свои руки все прямо или косвенно связанное с французским католицизмом – они дирижировали этим, как хотели»; и если даже здесь было преувеличение, то, во всяком случае, в этом было ядро истины. И уже в течение нескольких лет перед 1914 годом Аксьон Франсэз проделала работу по расширению своей организации и распространению своих взглядов, не сравнимую ни с чем другим в аналогичных условиях.

Она не пыталась, однако, создать собственные профсоюзы, никогда не выходя за рамки некоторого флирта с синдикализмом. Cercle Proudhon * Кружок Прудона (фр.) остался – больше всех остальных организаций Аксьон Франсэз – всего лишь кружком интеллигентов без всякого практического значения.

Из всех упомянутых учреждений три заслуживают особого рассмотрения: Institut dAction Française * Институт Аксьон Франсэз (фр.) – первая высшая партийная школа правых; Camelots du Roi * Королевские молодчики (фр.) – первый «штурмовой отряд»; и Nouvelle Librairie Nationale * Новое Национальное Издательство (фр.) – первое партийное издательство.

В отличие от позднейших высших партийных школ, Iinstitut dActtion Française * Институт Аксьон Франсэз (фр.)  не имел ни собственного здания, ни преподавателей на постоянной службе. Все его мероприятия проводились в нанятых помещениях здания Sociétés Savantes * Ученых обществ (фр.) ; главами ее «кафедр», названных, как правило, именами предшественников, были важнейшие сотрудники Аксьон Франсэз. Но вряд ли какой-нибудь институт такого рода имел столь высокий интеллектуальный уровень.

«Кафедру Сент-Бева» возглавлял сам Моррас; на «Кафедре Ривароля» читал лекции Луи Димье, впоследствии опубликовавший их в своей книге «Учители контрреволюции в 19 столетии»; кафедру, названную именем Огюста Конта и посвященную изучению «реакционного в позитивизме», возглавлял Леон де Монтескью. На «Кафедре Мориса Барреса» Люсьен Моро излагал свою «философию французского национализма», а «Кафедра силлабуса», всегда занимаемая духовными лицами, служила установлению надлежащих отношений между государством, церковью и политикой. Наконец, «Кафедру Амуретти» занимал самый блестящий из преподавателей, Жак Бенвиль.

На этих лекциях можно было видеть множество студентов и представителей высшего общества, вплоть до кардинала. Там встречались также некоторые служащие и рабочие, иногда принадлежавшие к Сamelots du Roi. Это не были массовые собрания, но они оказывали заметное влияние на образованный слой нации, а тем самым – через множество промежуточных истанций – на «réveil de l’orgueil français» * «Пробуждение французской гордости» (фр.) .

Начало Camelots du Roi было анонимным и крайне убогим. Молодой человек (Анри де Лион) завербовал нескольких друзей, продававших у церковных дверей роялистские газеты, причем этого не заметило руководство Аксьон Франсэз. Через некоторое время молодой студент (Максим Реаль дель Сарт) прервал заседание Верховного Суда, выкрикивая ругательства по поводу якобы незаконной реабилитации Дрейфуса. В последовавшей затем свалке некоторое число студентов приняло его сторону. Обе эти группы слились затем при посредничестве Морриса Пюжо, который в качестве члена “comités directeurs de l’Action Française” * Правления Аксьон Франсэз (фр.) принял на себя политическое руководство, тогда как Сарт и Лион стали, соответственно, президентом и генеральным секретарем, формально возглавив группу. Возникшая таким образом организация впервые отличилась в «деле Таламаса» и внесла своим упорством, дисциплиной и четким планированием, а также бесцеремонностью и грубостью новую тональность в мятежную среду Quartier Latin * Латинского квартала (фр.) . Схватки завершались тюремным заключением на небольшие сроки, которые тщательно учитывались и триумфально публиковались в Аксьон Франсэз. Еще до возникновения Camelots в Аксьон Франсэз было уже преклонение перед героями, с соответствующей магией крови: так, с некоторого времени в одной из комнат редакции хранился как драгоценная реликвия окровавленный носовой платок студента, раненного в драке с социалистами. Но Camelots устроили себе целое собрание трофеев, и впоследствии украсили целый зал в новом здании Аксьон Франсэз с захваченными флагами и эмблемами своих противников, вместе с другими сувенирами. После победы приступили к решительной реорганизации, официально присоединив Camelots du Roi к Ligue и удалив из них посредством «epuration» * Чистки (фр.) недостойных членов. Был устроен первый регулярный комитет из девяти членов, и были установлены строгие правила приема, так что, по словам Мориса Пюжо, из Camelots, «студентов, мелких служащих, рабочих, соединившихся в своей великой задаче, возникло братство рыцарей без страха и упрека».

Таким образом, Camelots рассматривали себя как некий орден, бесклассовый по происхождению, иерархический в поведении и солдатский по своей установке. Они составляли ядро насильственных действий так называемой «священной войны», которую Аксьон Франсэз вела против республики: война эта состояла в срыве театральных спектаклей, разрушении статуй, нападениях на министерство юстиции Бриана. Конечно, в идиллические предвоенные времена эта война не лишена была юмористических и забавных эпизодов; с обеих сторон еще не было жертв. И все же нет оснований оспаривать вывод Димье: «В то время Camelots du Roi внушали большой страх, одно имя их вызывало испуг». Уже в 1911 году их слава дошла до итальянской провинции, и марксистское сердце молодого Муссолини наполнилось возмущением и презрением.

В наши дни самым ясным выражением духа Camelots являются их давно забытые песни. Camelots возникли вследствие их возмущения правосудием; они росли перед барьерами судебных залов, встречая свистом и воплями судебные приговоры. Поэтому они пели:

Vivent les Camelots du Roi, ma mère

Vivent les Camelots du Roi!

Ce sont les gens qui se fichent des lois,

Vivent les Camelots du Roi! * Да здравствуют королевские молодчики, мама, / Да здравствуют королевские молодчики! / Это люди, которым плевать на законы, / Да здравствуют королевские молодчики! (фр.)

В христианско-консервативной Европе того времени столь принципиальное отвержение закона могло встретиться разве у анархистов. Но ни в какой песне социалистов или анархистов нельзя было бы найти такую дикую, бешеную ненависть к установленной форме правления, как в рефрене:

Et vive le Roi, à bas la République

et vive le Roi, la Gueuse on la pendra. * Да здравствует король, долой республику / да здравствует король, а негодяйку (республику) повесят (фр.)

В серьезной, рассудительной довоенной Европе нигде не встречалась столь личная ненависть к политическому противнику, как в представлении, что парламент будет утоплен в Сене:

Briand nag’ra comme il a la manière

Et Jaurès boira

son ventre s’amplira.

Et les députés

S’en aller comme des chiens crevés. * Бриан пусть плавает на свой лад, / А Жорос напьется / и его брюхо наполнится. / И депутаты / уберутся прочь, как дохлые собаки (фр.)

Впрочем, было бы неправильно считать Camelots безусловными врагами государства. В случае необходимости они могла отлично ладить с некоторыми республиканцами – с консервативными националистами.

Когда Барту предложил парламенту проект трехлетней военной службы, Camelots храбро участвовали в уличных схватках, и даже приписывали себе честь проведения этого закона. Во всяком случае, Пюжо стал теперь гордо именовать своих людей « Gendormes supplémentaires» * Вспомогательными жандармами» (фр.) . Изображение этих презиравших законы людей как вспомогательной полиции было в самом деле своеобразной связью: ей суждено было немалое будущее!

Неудивительно поэтому, что в официальной «Боевой песне Camelots du Roi» враждебность к государству и властям весьма отчетливо уступает место безопасному и привлекательному антисемитизму. Моррас сам сочинил эту песню (вместе с Пюжо), и вряд ли когда-нибудь столь значительный поэт унизился, из политической страсти, до такой стряпни:

Le Juif ayant tout pris

Tout raflé dans Paris,

Dit à la France:

Tu n’appartiens qu’à nous:

Obéissance

Tout le monde á genoux!

Refrain:

Non,non, la France bouge

Et voit rouge,

Non, non!

Asser de trahison. * Еврей все захватил / Все разграбил в Париже, / Говорит Франции: / Ты принадлежишь нам одним: / Повиновение / Все на колени! Рефрен: Нет, нет, Франция поднимается / И вскипает, / Нет, нет! Довольно измены.

Juif insolent, tais-toi!

Voici venir le Roi!

Et notre race

Court au-devant de lui:

Juif, à ta place!

Notre roi nous conduit.

Refrain:

Un, deux, la France bouge

et voit rouge,

Un, deux

Les Français sont chez eux.

Demain, sur nos tombeaux

Les blés seront plus beaux.

Formons nos lignes!

Nous avons cet été

Du vin aux vignes,

Avec la royauté.

Refrain:

Un, deux, la France bouge

et voit rouge,

Un, deux

Les Français sont chez eux. * Наглый еврей, замолчи! / Вот идет король! / И наша раса / Бежит впереди него: / Еврей, на место! / Наш король нас ведет. Рефрен: Раз , два, Франция поднимается / И вскипела, / Раз, два / Французы у себя дома. / Завтра на наших могилах / Вырастут более прекрасные хлеба. / Стройтесь в ряды! / В это лето у нас есть / Вино в виноградниках, / С королевской властью. Рефрен: (повторение предыдущего рефрена) (фр,)

***

Издательство Nouvelle Librairie Nationale * Новое Национальное Издательство (фр.) , руководимое с 1912 года Жоржем Валуа, в строгом смысле не было предприятием Аксьон Франсэз. Оно не имело монопольного права на всех авторов Аксьон Франсэз и не получало от нее финансовой поддержки в трудные времена. И все же, есть основания называть его «центральным издательством». В самом деле, в отличие от издательств Фламмарион и Грассе, также публиковавших книги Морраса и его друзей, программа Nouvelle Librairie Nationale была полностью ориентирована на Аксьон Франсэз. В этом издательстве вышла основная книга новой школы – Enquête sur la Monarchie * Исследование о монархии (фр.) . Вокруг него сформировалась программа публикаций, монументальная в своей односторонности, и в то же время поражающая богатством и разнообразием содержания. Наряду со стандартным трудом де Латур дю Пэна Vers un ordre social chrétien * На пути к христианскому обществу (фр.) мы находим здесь книгу Бенвиля Bismarck et la France * Бисмарк и Франция (фр.) (1909), наряду с Précis de laffaire Dreyfus * Очерком дела Дрейфуса (фр.) – исследование Валуа о монархии и рабочем классе; здесь выходили серии работ об истории французской революции, о военных вопросах и о проблемах национализма, написанные и специалистами, и менее известными авторами. Региональным писателям была предоставлена серия Les pays de France * Области Франции (фр.) , и даже романы самой своей тематикой выдавали свою идеологическую позицию. Здесь публиковались лекции Института, и очень скоро начали тщательно культивировать историю Аксьон Франсэз и издавать относящиеся к ней документы (Les étapes de lActiоn Française * Этапы Аксьон Франсэз (фр.) ).

После войны Валуа проявил чрезвычайную деловую ловкость, расширяя свою издательскую империю вокруг Nouvelle Librairie Nationale впечатляющими собраниями изданий (Les Ecrivains de la Renaissance française * Писатели Французского Возрождения (фр.) ) и новыми многообещающими предприятиями (La maison du livre français * Дом Французской книги (фр.) ). Это развитие прекратилось в 1925 году, когда он порвал с Аксьон Франсэз. Но его успех не остался без последствий. Он продемонстрировал большие возможности таких издательских предприятий в 20 веке. И все основы его деятельности были заложены уже до 1914 года.

 


Страница 15 из 25 Все страницы

< Предыдущая Следующая >
 

Вы можете прокомментировать эту статью.


Защитный код
Обновить

наверх^