На главную / История и социология / Эрнст Нольте. Фашизм в его эпохе. Часть 2

Эрнст Нольте. Фашизм в его эпохе. Часть 2

| Печать |


Аксьон Франсэз до основания газеты

Когда Морраса называют основателем Аксьон Франсэз, это в буквальном смысле неверно. Конечно, статья об Анри изменила и обострила кризис вокруг дела Дрейфуса, который, казалось, уже должен был разрешиться. Если до этого дрейфусары были для их противников членами некоего синдиката заговорщиков, то теперь они обвинялись в преступном покушении, угрожающем государству, обществу и даже самой Франции. С другой стороны, сторонники пересмотра выражали теперь яростное возмущение людьми, осмеливающимися оправдывать подлог. Борющиеся партии из противников стали врагами, не дающими и не ждущими пощады. Что надо было теперь делать, видел не только Моррас.

Линии фронта установились. Все, что примыкало к армии и церкви, вся мощная группировка консервативной буржуазии была решительно против Дрейфуса. Вся антиклеринально настроенная часть населения, прежде всего массы рабочих-социалистов, собрались в противоположном лагере. Произошли поразительные изменения. В 1894 году Жорес нападал в палате депутатов на правительство за его классовое правосудие, не осудившее на смерть богатого капитана Дрейфуса; защитник «дела» генерал Мерсье был антиклеринальный республиканец; «политика объединения» Льва XIII разделила католиков на две группы, прогрессивную и реакционную. Но теперь более тонкие различия исчезли: общество разбилось на два враждебных блока, обвиняющих друг друга в преступных покушениях. Решение должно было зависеть от «духовной» стороны, от столь важной во Франции интеллигенции. По-видимому, она все более примыкала к сторонникам Дрейфуса. Профессора высших школ и учителя народных школ почти единодушно были за Дрейфуса, enseignement secodaire * Среднее образование (фр.) еще колебалось. Клемансо вместе с Рейнаком основал Ligue pour la défense des droits de lhomme * Лигу защиты прав человека (фр.) и опубликовал Manifeste des intellectuels * Манифест интеллигенции (фр.) . Само по себе заступничество за Дрейфуса казалось интеллектуальным по самой своей природе: это было сопротивление мыслящего индивида бессердечному государственному интересу и слепому заблуждению масс. Когда это впечатление пробило себе дорогу, дело противников Дрейфуса было проиграно.

Таким образом, необходимо было объединить антидрейфусарскую интеллигенцию, и Моррас сыграл в этом важную роль. 31 декабря 1898 года появилась Ligue de la patrie française * Лига французского отечества (фр.) . Она имела потрясающий успех. К ней примкнула почти вся Académie française * Французская академия (фр.) , и в кратчайшее время в нее вступило 100.000 человек. И, разумеется, французское духовенство не стало на сторону предателя против отечества!

Но декларация лиги была весьма осторожной, она состояла из бессодержательных общих мест и отражала различные опасения и противоположные взгляды.

Совсем иначе прозвучал Манифест, опубликованный несколькими днями раньше (19 декабря 1898 года) в газете Эклер молодым писателем Морисом Пюжо, от имени нескольких друзей. Он носил название “Action Française” * «Французское действие» (фр.)  и решительно выступал против «considerations humanitaires»  * «Гуманитарных соображений» (фр.) , «анархистов», абстракции droits de lhomme * Прав человека (фр.) , парламентаризма и индивидуализма. Манифест завершался требованием внутренне «организовать» Францию, сделать ее столь же сильной во внешних отношениях, как она была при Ancien régime, причем, конечно, не следовало возвращаться к «формам прошлого».

Таким образом, параллельно друг другу развивались два антидрейфусарских направления: одно академическое, неоднородное, но успешное; другое – руководимое неизвестными молодыми людьми, радикальное и энергичное.

Когда вторая группа окончательно сформировалась в середине 1899 года под названием Аксьон Франсэз, это произошло вследствие основательного убеждения, что большая Лига французского отечества не способна справиться со своей задачей. Моррас был связан с этой группой уже с января, но он всегда без колебаний признавал заслугу ее основания за Морисом Пюжо, и особенно Анри Вожуа.

Вожуа был профессор философии лицея в Куломье; как и Пюжо, он вышел из радикального либерализма. Оба они были членами Union pour lAction morale,    * Союза морального действия (фр.) стоявшего в центре кантианского и протестантского мышления и, естественно, очень скоро принявшего сторону дрейфусаров. Вожуа и Пюжо взбунтовались, но их «левое» происхождение заметно было еще долго.

Побуждением Вожуа было стремление примирить процесс и инерцию, правду монархии и правду республики в чем-то более высоком третьем. У него заметна некоторая симпатия к революционному социализму, и все же он открывает первую тетрадь маленького серого журнала Аксьон Франсэз статьей под названием: «Réaction d’abord» * «Сначала реакция» (фр.) .

Но в течение двух лет Моррасу удалось убедить его, что монархия – предпосылка и увенчание необходимой реакции, и что лишь принципиальная борьба против принципа республики может устранить смертельные опасности, проявившиеся в дрейфусизме. Не он один поддался неутомимым и фанатическим внушениям Морраса: в 1899 году Моррас был, пожалуй, единственным монархистом в этой группе, а в 1903 году вся Аксьон Франсэз была монархической. В этом смысле Моррас имел полное право считать себя ее основателем.

Аксьон Франсэз сформировалась, почти день в день, одновременно с правительством Вальдека-Руссо, то есть с политическим триумфом дрейфусаров. Этот триумф усиливается и укрепляется из года в год: в 1906 году Клемансо становится премьер-министром, а Пикар – военным министром. Вначале Аксьон Франсэз – только небольшая, лишенная всякого влияния группа молодых интеллигентов, имеющих маленький журнал и собирающихся для долгих дискуссий в Кафе де Флор; группа состоит из людей различного духовного происхождения: позитивисты, спинозисты, один протестант и очень немного верующих католиков. Но они фанатически убеждены в том, что их назначение – основать новую политическую доктрину, от чего зависит спасение государства. Они и в самом деле стояли на распутье направлений мышления и политического действия.

Дело Дрейфуса имело прежде всего то значение, что в ходе его вещи, ранее связанные между собой, разделились, а вещи, ранее отдельные, связались между собой. Понятия «нация» и «отечество», с момента своего появления в начале Французской революции, были тесно связаны с понятиями «человечество» и «права человека». Но в деле Дрейфуса Лига французского отечества и Лига защиты прав человека заняли враждебные стороны, выступив друг против друга. Конечно, на практике это противоречие смягчалось, поскольку ни Клемансо не перестал быть патриотом, ни Баррес не отрекся от своей связи с Революцией. Но в смысле идеологии расхождение стало теперь актуальным, тем более что социалисты давно уже выбрали свое собственное направление. Очевидно, новый национализм мог стать завершенным, или «интегральным», лишь полностью отделившись от идей Французской Революции. Но во Франции после казни Людовика XVI естественной противоположностью Революции была монархия (а не империя, рассматриваемая как плебисцитарная демократия). Таким образом, интегральным, то есть контрреволюционным, мог быть только монархический национализм, а значит не консервативный национализм в обычном смысле.

Напротив, убеждения, направления и партии, ранее чуждые или враждебные друг другу, объединились в ходе «дела»: атеисты и ассумпционисты * Члены католических конгрегаций, от лат. assumptio – вознесение (Иисуса) или успение (Марии) с одной стороны, буржуазные радикалы и социалисты – с другой. Нельзя отрицать, что молодые люди из Аксьон Франсэз с успехом и талантом выполнили свою задачу – продумали, обосновали и радикализировали опыт «дела», создав тем самым для правых связную, приспособленную к современным требованиям идеологию. Они ничего не изобрели, но проанализировали всю систему «контрреволюционных» доктрин, и в ряде случаев произвели новый и важный для будущего синтез их элементов. Высказывалось справедливое мнение, что в довоенной политике нигде не было интеллектуального генерального штаба столь высокого уровня, как в молодой Аксьон Франсэз.

К Моррасу, Вожуа и Пюжо примкнули Жак Бенвиль, интеллектуальный вундеркинд, и Леон Доде, сын знаменитого романиста, оратор и политик неистового темперамента; Луи Димье написал свою книгу Les Maitres de la contre-révolution au XIXe siècle * Учители контрреволюции в XIX веке (фр.) , где он пытается причислить даже Прудона к предшественникам Аксьон Франсэз. Пьер Ласерр продолжил исследования Морраса о романтизме и приобрел репутацию как выдающийся историк литературы. Но самым деятельным из всех был Моррас. Уже в 1899 году маленький серый журнал опубликовал его статью Les Monod peints par eux-même * Семья Моно, в изображении их самих (фр.) , где проследил историю протестантской семьи и выдвинул тезис, что либерализм – это идеологическое прикрытие воли к власти некоторых групп, которые никоим образом не либеральны сами по себе. Из этой статьи впоследствии выросла известная теория о «Quatre états confédérés: Juifs, protestants, franc-maçons, métèques» * Четырех союзных сословиях: евреях, протестантах, франкмасонах и метеках (фр.) (Метеки в Древней Греции – лишенные гражданских прав иностранцы) {end-tooltip} , разделяющая французов на две группы и отказывающая одной из них в праве быть французами. В 1900 году за ней последовало Enquête sur la Monarchie * Исследование о монархии (фр.) : в огромном нагромождении вопросов, ответов и комментариев в статье развивается и обосновывается «неороялистское» учение. В книжечке Les Amants de Venise, George Sand et Alfred de Musset * Венецианские любовники, Жорж Санд и Альфред де Мюссе (фр.) подвергается впечатляющей атаке романтизм, и особенно романтическая любовь. Книга LAvenir de lIntelligence * Будущее интеллигенции (фр.) ставит интеллигентов перед альтернативой: порабощение в союзе с абстрактной и космополитической властью денег, или освобождающее сотрудничество с аристократией крови. Затем начинается первая прямая политическая полемика, направленная против Марка Санье и зачатков христианской демократии, на которую Моррас безжалостно нападает, как на детище революционного духа, бесцеремонно требуя вмешательства церковных властей (Lе dilemme de Marc Sangnier * Дилемма Марка Санье (фр.) , 1906). В 1906 году маленькая группа предпринимает нечто, чего не делала еще ни одна партия: она основывает что-то вроде высшей партийной школы, LInstitut dAction Franaise * Институт Аксьон Франсэз (фр.) (одна из кафедр провокационно называется «Chaire de Syllabus» * «Кафедрой Силлабуса» (фр.) ). Таким образом, она подчеркивает свой интеллектуальный характер и свое притязание на собственную, новую доктрину. На год раньше была основана Ligue dAction Française * Лига Аксьон Франсэз (фр.) , массовая организация сторонников. Уже своим названием она отказывается от имени «партии» и присоединяется к традиции больших массовых и уличных движений, наподобие Лиги патриотов Деруледа. Члены лиги клянутся в своем вступительном слове способствовать делу монархии «par tous les moyens» * Всеми средствами (фр.) .

Хотя к началу 1908 года Аксьон Франсэз вряд ли является политической силой, она представляет собой значительный по своему воздействию духовный потенциал, влияние которого ощущается во всей Франции, а кое-где даже в Италии.

 


Страница 7 из 25 Все страницы

< Предыдущая Следующая >
 

Вы можете прокомментировать эту статью.


Защитный код
Обновить

наверх^