На главную / Философия и психология / Эрик Берн. Игры, в которые играют люди

Эрик Берн. Игры, в которые играют люди

| Печать |


 

4. Функции игры

Поскольку повседневная жизнь оставляет очень мало места для близости, причем некоторые виды близости (особенно глубокой близости) для большинства людей психологически невозможны, оказывается, что в серьезной общественной жизни большая часть времени посвящается разыгрыванию игр. Тем самым игры и необходимы, и желательны; единственная проблема состоит в том, доставляют ли индивиду разыгрываемые им игры наилучшую для него выручку. В этой связи следует напомнить, что самой существенной особенностью игры является ее кульминация, или вознаграждение. Главная функция предварительных ходов состоит в создании ситуации, в которой можно получить вознаграждение. Но, сверх того, ходы планируются таким образом, чтобы получить в качестве побочного продукта также максимально возможное удовлетворение на каждом шагу. Так, в игре «Шлемиль» (что-нибудь испортить и потом извиниться) вознаграждение и тем самым цель состоит в том, чтобы получить прощение, вынуждаемое извинением; пролитые рюмки и прожженные сигарой дыры представляют собой лишь шаги, ведущие к этой цели, но каждое отдельное прегрешение доставляет и свое удовольствие. Само по себе удовольствие от прожигания дыр не делает еще это занятие игрой. Критическим стимулом является извинение, ведущее к развязке. В противном случае прожигание дыр оказалось бы просто разрушительной процедурой, проступком – может быть, доставляющим удовольствие.

Так же обстоит дело в игре «Алкоголик». Каково бы ни было физиологическое происхождение потребности выпить (если оно вообще есть), с точки зрения анализа игр опьянение – лишь ход в игре, разыгрываемой с окружающими. Выпивка может доставлять удовольствие и сама по себе, но не в ней суть игры. Это доказывается вариантом «Сухой алкоголик», состоящим из тех же ходов и ведущим к той же выручке, но разыгрываемым вовсе без бутылки.

Кроме общественной функции структурирования времени, некоторые игры крайне необходимы определенным индивидам для поддержания здоровья. У этих людей психическое равновесие столь шатко, а позиции их поддерживаются с таким трудом, что лишение их излюбленных игр может погрузить их в необратимое отчаяние, даже в психоз. Такие люди будут яростно бороться с любыми антитезисными ходами. Это часто наблюдается в супружеских ситуациях, когда психиатрическое улучшение у одного из супругов (то есть прекращение им разрушительных игр) приводит к быстрому ухудшению у другого, для которого игры имели решающее значение в сохранении равновесия. Поэтому анализ игр следует проводить с осторожностью.

К счастью, свободная от игр близость, которая является – или должна быть – наиболее совершенной формой человеческой жизни, вознаграждается столь щедро, что даже личности с неустойчивым равновесием могут безопасно и радостно расстаться со своими играми, если удается найти подходящего партнера для лучших отношений.

В более широком масштабе игры представляют собой неотъемлемые динамические компоненты бессознательного плана жизни или сценария каждого индивида; они заполняют время, в течение которого он ждет окончательного свершения, вместе с тем ускоряя действие. Поскольку последний акт сценария предполагает либо чудо, либо катастрофу, в зависимости от того, является ли сценарий конструктивным или деструктивным, то соответствующие игры также являются либо конструктивными, либо деструктивными. Проще говоря, с индивидом, сценарий которого ориентирован на «ожидание Деда-Мороза», можно приятно играть в игры наподобие «Какой вы чудесный человек, мистер Мергатройд» [По-видимому, персонаж американской пьесы или телевизионной программы; в настоящее время забыт. (Прим. перев.)]; другой же, с трагическим сценарием, ориентированным на «ожидание rigor mortis» [Смертного часа (букв, «окоченения смерти») (лат.). (Прим. перев.)], будет скорее играть в такие неприятные игры, как «Попался, сукин сын».

Следует заметить, что просторечные обороты вроде только что употребленных являются неотделимой частью анализа игр и постоянно используются в психотерапевтических группах по анализу взаимодействий и в семинарах. Выражение «ожидание смертного часа (rigor mortis)» ведет свое происхождение от сна одной пациентки, в котором она решила кое-чего добиться до наступления этого часа. Один пациент из группы повышенного типа отметил нечто упущенное из виду терапевтом: на практике ожидание Деда-Мороза и ожидание смертного часа – синонимы. Поскольку просторечные обороты имеют решающее значение в анализе игр, они подробно рассматриваются ниже.

 


Страница 11 из 48 Все страницы

< Предыдущая Следующая >
 

Комментарии 

# ирина   26.02.2015 15:09
не всё я поняла конечно.но по моему не правильно ставить вопрос-почему нам.....на него мы не найдём ответа.следует спросить-зачкм мне так не везёт или что то другое.и каждый раз будут появляться новые ответы.
# Петр   12.06.2015 23:30
Спасибо за полный, без купюр перевод. Засел за чтение...)
# Вячеслав   03.05.2016 17:28
Действительно, полный перевод значительно отличается от той книги которую я читал 20 лет назад. Огромное СПАСИБО авторам!!!
# Денис   09.03.2017 21:00
Спасибо за работу, но всё-таки «дополняющее взаимодействие» лучше подходит по смыслу, чем «дополнительное ...»
наверх^