На главную / Философия и психология / Эрик Берн. Игры, в которые играют люди

Эрик Берн. Игры, в которые играют люди

| Печать |


Глава 10

Игры преступного мира

Ввиду проникновения в суды и исправительные учреждения «оказывающих помощь» профессий и углубления подготовки криминологов и полицейского персонала, заинтересованные лица должны быть знакомы с наиболее распространенными играми, преобладающими в преступном мире, как в тюрьме, так и вне ее. В их число входят «Полицейские и разбойники», «Как отсюда выбраться» и «Давай надуем Джоуи».

1. Полицейские и разбойники

Тезис. Поскольку многие преступники ненавидят полицейских, они получают особое удовлетворение от того, что надувают полицию, − не меньшее, а часто большее, чем от добычи. На уровне Взрослого их преступления – игра, разыгрываемая ради материальной выгоды; но на уровне Ребенка главное – трепет, с которым уходят от погони, и успокоение после нее.

Любопытно, что детский вариант «Полицейских и разбойников» − вовсе не детская игра с тем же названием, а игра в прятки, существенным элементом которой является досада при поимке. Дети младшего возраста откровенно выдают это. Если отец находит их слишком легко, в их досаде не чувствуется особенного удовольствия. Но отец, если он хороший игрок, знает, что делать: он затягивает поиск, и тогда мальчик подает ему знак – голосом, шумом или уронив какой-нибудь предмет. Тем самым он вынуждает отца найти его, но все же выражает досаду; на этот раз, вследствие задержки, он получает больше удовольствия. Если отец сдается, мальчик обычно испытывает разочарование, а не триумф. Поскольку он уже доставил себе развлечение тем, что хорошо спрятался, дело здесь, очевидно, в другом. В действительности он раздосадован тем, что его не поймали. Когда приходит очередь прятаться отцу, он знает, что не должен хитрить с мальчиком сверх меры: тот должен искать его не очень долго, а лишь достаточно для того, чтобы получить удовольствие; и он достаточно хитер, чтобы разыграть досаду при поимке. Как нетрудно понять, необходимый выигрыш состоит в том, чтобы быть пойманным.

Таким образом, прятки – не просто развлечение, а подлинная игра. На общественном уровне это борьба умов, которая считается наиболее удовлетворительной, если Взрослый каждого игрока делает всё, что в его силах; однако на психологическом уровне это азартная игра с предрешенным исходом: Взрослый Уайта должен проиграть, чтобы его Ребенок выиграл. Не быть пойманным – это в действительности антитезис игры. Среди детей постарше считается неспортивным, когда кто-нибудь прячется в совершенно неприступном месте, потому что это портит игру. Кто это сделал, исключает из игры Детский элемент, превратив все занятие во Взрослую процедуру. Он больше не играет ради удовольствия. Он поставил себя в один ряд с владельцами казино или теми из профессиональных преступников, кто в действительности заинтересован не в спорте, а в деньгах.

По-видимому, среди преступников-рецидивистов можно различить два типа: тех, кто занимается преступной деятельностью преимущественно ради выгоды, и тех, кто это делает преимущественно ради игры; сверх того, между ними есть многочисленная прослойка таких, которые могут руководствоваться то одним, то другим мотивом. «Обязательно выигрывающий», крупный денежный делец, Ребенок которого действительно не хочет быть пойманным, и в самом деле редко попадается, как это видно из уголовной хроники; он недосягаем, козыри всегда у него в руках. С другой стороны, «обязательно проигрывающий», который играет в «Полицейских и разбойников» (ПИР), редко преуспевает в финансовом смысле. Если и бывают исключения, то чаще благодаря везению, а не ловкости; впрочем, и такие счастливчики с течением времени обычно кончают сокрушительным провалом, как того требует их Ребенок.

Игрок в ПИР, о котором здесь идет речь, в некоторых отношениях напоминает Алкоголика. Он способен сменить роль Разбойника на Полицейского и обратно. В некоторых случаях он разыгрывает днем роль Родителя-Полицейского, а ночью – Ребенка-Разбойника. Во многих разбойниках сидит Полицейский, а во многих Полицейских – Разбойник. Если преступник «исправляется», он может играть роль Избавителя, став социальным работником или миссионером; но в этой игре роль Избавителя значительно менее важна, чем в «Алкоголике». Впрочем, обычно игроку суждено остаться в своей роли Разбойника, со своим собственным modus operandi [Образ действий для достижения некоторой цели (лат.). (Прим. перев.)] быть пойманным. От него зависит, насколько серьезной будет задача Полицейских.

Аналогично обстоит дело с игроками в азартные игры. На общественном или социологическом уровне «профессиональный» игрок – это человек, главный интерес жизни которого заключается в азарте. Но на психологическом уровне профессиональными игроками бывают люди двух разных типов. Среди них есть такие любители азарта, то есть игры с судьбой, у которых желание Взрослого выиграть уступает лишь более сильной потребности Ребенка проиграть. Но есть и другие, которые содержат игорные дома и зарабатывают себе на жизнь, обычно даже очень неплохо, доставляя любителям азарта возможность играть; сами же они не играют и стараются избежать игры, хотя при некоторых обстоятельствах и доставляют себе удовольствие, точно так же, как преступник корыстного типа при случае не прочь разыграть ПИР.

Это позволяет понять, почему социологические и психологические исследования о преступниках оказывались, как правило, запутанными и бесплодными: они касаются людей двух разных типов, которые не могут быть надлежащим образом разграничены при обычных теоретических и эмпирических методах подхода. То же относится к исследованиям об азартных игроках. Анализ взаимодействий и игр приводит к немедленному решению этой проблемы. Он устраняет путаницу, поскольку позволяет установить на уровне взаимодействий, ниже общественного уровня, различие между «игроками» и «корыстными профессионалами».

Перейдем теперь от этого общего утверждения к частным примерам. Некоторые грабители выполняют свою работу без лишних жестов. Грабитель же, играющий в «Полицейских и разбойников», оставляет свою визитную карточку в виде бесцельных актов вандализма – например, портит одежду экскрементами. Корыстный банковский грабитель, по имеющимся данным, принимает все меры предосторожности, чтобы избежать насилия; банковский грабитель, играющий в ПИР, ищет лишь предлога излить свою ярость. Как и всякий профессионал, корыстный преступник любит делать свое дело настолько чисто, как это позволяют обстоятельства. Напротив, преступник, играющий в ПИР, в ходе работы испытывает потребность проявить свою удаль. Как говорят, настоящий профессионал никогда не принимается за операцию, пока все не подготовлено до последней мелочи; игрок же готов схватиться с законом голыми руками. Корыстные профессионалы на свой лад хорошо осведомлены об игре в ПИР. Если член банды проявляет чрезмерный интерес к игре, так что все предприятие оказывается под угрозой, и, в частности, начинает проявлять потребность быть пойманным, профессионалы принимают самые жесткие меры, чтобы предотвратить повторение подобных вещей. Может быть, именно потому, что корыстные профессионалы не играют в ПИР, они так редко попадаются, а вследствие этого редко подвергаются социологическому, психологическому и психиатрическому исследованию; то же относится к азартным игрокам. Таким образом, большая часть наших клинических знаний о преступниках и любителях азарта относится не к корыстным профессионалам, а к игрокам.

Клептоманы (в отличие от профессиональных магазинных воров) служат примером того, насколько широко распространены повседневные виды ПИР. Представляется вероятным, что очень большой процент людей западной культуры разыгрывает ПИР хотя бы в воображении; это и позволяет продавать газеты в нашей половине мира. Часто эта фантазия проявляется в виде мечты о «совершенном убийстве» – что значит разыграть самую трудную игру и полностью одурачить полицейских.

Разновидностями ПИР являются: «Ревизоры и разбойники» – игра растратчиков, с теми же правилами и тем же вознаграждением; «Таможенники и разбойники» – игра контрабандистов, и т. д. Особый интерес представляет преступный вариант «Судебной камеры». Несмотря на все предосторожности, профессионал иногда может быть арестован и попадает под суд. Для него «Судебная камера» – это процедура, которую он проводит по указаниям своих адвокатов. Для самих же адвокатов, если они принадлежат к типу «обязательно выигрывающих», «Судебная камера» есть, по существу, игра, другим партнером которой является суд, цель же состоит в том, чтобы выиграть дело, а не проиграть его; значительная часть общества считает такую игру конструктивной.

Антитезис. Это скорее дело компетентных криминологов, чем психиатров. Полиция и судебный аппарат не осуществляют антитезиса, а разыгрывают в игре свои роли по правилам, установленным обществом.

Одно обстоятельство следует псе же подчеркнуть. Исследователи в области криминологии могут говорить в шутку, что некоторые преступники ведут себя так, как будто получают удовольствие от преследования и стремятся быть пойманными; они могут, прочтя об этом, из вежливости согласиться. Но они мало расположены придавать столь «академическому» фактору решающее значение в своей «серьезной» работе. Дело в том, что этот элемент не может быть обнаружен стандартными методами психологии. Поэтому исследователь упускает из виду ключевую идею, выходящую за рамки его методов, если только он не желает изменить эти методы. Бесспорно, что старые методы не привели к решению ни одной из проблем криминологии. Поэтому для исследователя может оказаться полезнее вообще от них отказаться и приняться за вопрос заново. Пока ПИР рассматривается лишь как любопытная аномалия, а не как самое существо дела в значительном проценте случаев, многие исследования в области криминологии будут по-прежнему сводиться к тривиальностям, доктринам, побочным соображениям и мелочам [1].

Анализ

Тезис: Попробуй поймай меня. Цель: Самоутешение. Роли: Разбойник, Полицейский (Судья).

Динамика: Фаллическое вторжение, например, (1) игра в прятки или салки, (2) преступление.

Общественный образец: Родитель – Ребенок.

Ребенок: «Попробуй поймай меня».

Родитель: «Я этим займусь».

Психологический образец: Родитель- Ребенок.

Ребенок: «Ты должен меня поймать».

Родитель: «Вот ты и попался».

Ходы: (1) А: Вызов. Б: Негодование. (2) А: Бегство. Б: Фрустрация. (3) А: Провокация. Б: Победа.

Преимущества: (1). Внутреннее психологическое – материальная компенсация старой обиды. (2). Внешнее психологическое – преодоление фобии. (3). Внутреннее общественное – Попробуй поймай меня. (4). Внешнее общественное – Я чуть не удрал. (Развлечение: Они чуть не удрали.). (5). Биологическое – известность. (6). Экзистенциальное – Мне всегда не везет.

 


Страница 32 из 48 Все страницы

< Предыдущая Следующая >
 

Комментарии 

# ирина   26.02.2015 15:09
не всё я поняла конечно.но по моему не правильно ставить вопрос-почему нам.....на него мы не найдём ответа.следует спросить-зачкм мне так не везёт или что то другое.и каждый раз будут появляться новые ответы.
# Петр   12.06.2015 23:30
Спасибо за полный, без купюр перевод. Засел за чтение...)
# Вячеслав   03.05.2016 17:28
Действительно, полный перевод значительно отличается от той книги которую я читал 20 лет назад. Огромное СПАСИБО авторам!!!
# Денис   09.03.2017 21:00
Спасибо за работу, но всё-таки «дополняющее взаимодействие» лучше подходит по смыслу, чем «дополнительное ...»
наверх^