На главную / Философия и психология / Эрик Берн. Игры, в которые играют люди

Эрик Берн. Игры, в которые играют люди

| Печать |


4. А почему бы вам не... Да, но...

Тезис. Игра «А почему бы вам не... Да, но...» занимает особое место в анализе игр, поскольку она послужила первоначальным стимулом, приведшим к понятию игры. Это была первая игра, выделенная из ее общественного контекста: тем самым, это старейший объект анализа игр, и потому одна из наиболее изученных. Эта игра чаще всего разыгрывается на приемах и во всевозможных группах, в том числе психотерапевтических. Характер ее виден из следующего примера:

Миссис Уайт: «Мой муж всегда хочет сам сделать ремонт, но у него никогда не получается как следует».

Блэк: «А почему бы ему не поучиться плотницкому делу?»

Миссис Уайт: «Да, но ведь ему некогда».

Блю: «А почему бы вам не купить ему хорошие инструменты?»

Миссис Уайт: «Да, но ведь он не умеет ими пользоваться».

Ред: «А почему бы вам не нанять плотника?»

Миссис Уайт: «Да, но ведь это слишком дорого обойдется».

Браун: «А почему бы вам тогда не махнуть рукой – пусть делает, как может?»

Миссис Уайт: «Да, но ведь все может обрушиться.»

За таким обменом мнениями, как правило, следует молчание. Его может прервать миссис Грин, которая скажет что-нибудь вроде: «Вот вам мужчины, всегда они стараются себя показать».

ПБВНДН может разыгрываться любым числом участников. Действующий предлагает задачу. Другие начинают предлагать решения, каждое из которых начинается словами: «А почему бы вам не...» На каждое из них миссис Уайт отвечает возражением: «Да, но...» Хороший игрок может противостоять другим сколь угодно долго, пока они не сдадутся, и тогда миссис Уайт выигрывает. В некоторых случаях ей приходится разделаться с дюжиной или больше решений, чтобы подготовить унылую тишину, означающую ее победу. После этого поле остается свободным для следующей игры того же образца, причем миссис Грин переключается на «ПТА» типа «Порочный муж».

Поскольку решения, за редким исключением, отвергаются, очевидно, что игра эта должна служить какой-то скрытой цели. ПБВНДН разыгрывается не ради номинальной цели (Взрослый ищет информацию или решение), а для утешения и удовлетворения Ребенка. Сам текст может выглядеть Взрослым, но в живой ткани разговора можно заметить, что миссис Уайт предстает в виде Ребенка, неспособного справиться с ситуацией; другие же превращаются в мудрых Родителей, стремящихся использовать свои познания для ее блага.

Это показано на рис. 8. Игра может продолжаться, потому что на общественном уровне и стимул, и ответ – Взрослые, а на психологическом они также дополнительны, причем стимул, идущий от Родителя к Ребенку («А почему бы вам не...») вызывает ответ Ребенка Родителю («Да, но...»). Психологический уровень обычно остается неосознанным обеими сторонами, но сдвиги состояний эго (переход миссис Уайт из взрослого состояния в состояние «неспособного» Ребенка, переход других из Взрослого состояния в состояние «мудрых» Родителей) часто могут быть обнаружены чутким наблюдателем по изменениям позы, мышечного тонуса, голоса и лексики.

Чтобы проиллюстрировать выводы, полезно добавить к приведенному выше примеру продолжение:

Терапевт: «Предложил ли вам кто-нибудь что-то новое, о чем вы сами еще не подумали?»

Миссис Уайт: «Нет, ведь я уже испробовала почти все, что они предлагали. Я купила мужу инструменты, и он уже учился плотницкому делу».

Здесь миссис Уайт демонстрирует две причины, по которым все предыдущее не стоит принимать за чистую монету. Во-первых, в большинстве случаев миссис Уайт не глупее других членов компании, и очень маловероятно, чтобы другие предложили новое для нее решение. Если кто-нибудь все же даст оригинальный совет, то миссис Уайт, если она играет честно, примет его с благодарностью; тем самым ее «неприспособленный» Ребенок отступит, если чья-нибудь идея окажется достаточно интересной, чтобы стимулировать ее Взрослого. Но завзятые игроки в ПБВНДН, такие, как миссис Уайт из приведенного разговора, редко играют честно. С другой стороны, чрезмерная готовность принимать предложения вызывает вопрос, не служит ли ПБВНДН маскировкой лежащей глубже игры в «Дурачка».

Приведенный выше пример особенно драматичен, поскольку он отчетливо иллюстрирует второй пункт. Даже если миссис Уайт испробовала некоторые из предлагаемых решений, она все равно будет против них возражать. Ведь цель игры не в том, чтобы получать советы, а в том, чтобы отвергать их.

Поскольку эта игра позволяет легко структурировать время, почти все играют в нее при надлежащих обстоятельствах; но внимательное изучение индивидов с особым предпочтением к этой игре обнаруживает у них ряд интересных особенностей. Во-первых, характерно, что они играют с одинаковой легкостью на любой стороне. Такая переключаемость ролей наблюдается во всех играх. Игроки могут по привычке предпочитать ту или иную роль, но они способны менять их и охотно переходят на другую роль в той же игре, если это почему-либо желательно. (Сравните, например, переключение с роли Пьяницы на роль Избавителя в игре «Алкоголик»).

Во-вторых, как видно из клинической практики, люди, предпочитающие ПБВНДН, принадлежат к той категории пациентов, которые при любой возможности требуют гипноза или инъекции какого-нибудь наркотика в качестве средства ускорить лечение. Когда они играют в свою игру, их цель – доказать, что никто не в силах предложить им приемлемое решение, то есть что они никогда не сдадутся; напротив, у терапевта они требуют процедуры, которая должна вынудить их полностью сдаться. Ясно, таким образом, что ПБВНДН представляет общественное решение конфликта, связанного со «сдачей позиций».

Можно указать более точный признак: эта игра распространена среди людей, которые боятся покраснеть, как показывает следующая терапевтическая беседа:

Терапевт: «Почему же вы играете в игру «А почему бы вам не... Да, но...», если вы знаете, что это надувательство?»

Миссис Уайт: «Когда я с кем-нибудь говорю, мне приходится все время думать, что сказать. Если мне нечего сказать, я краснею. Кроме как в темноте. Не выношу перерывов. Я это знаю, и мой муж тоже. Он всегда мне это говорит».

Терапевт: «Вы хотите сказать, что когда ваш Взрослый не занят, то ваш Ребенок пользуется случаем выскочить и привести вас в замешательство?»

Миссис Уайт: «Так и есть. Если я занята тем, что даю кому-нибудь советы или получаю их от кого-нибудь, тогда все в порядке, я в безопасности. Пока мне удастся сохранять власть в руках Взрослого, я могу отодвинуть замешательство».

Здесь миссис Уайт ясно указывает, что она боится бесструктурного времени. Ее Ребенок не может заявить о себе до тех пор, пока ее Взрослый находит себе занятие в некоторой общественной ситуации, и игра доставляет подходящую структуру для функционирования Взрослого. Но для того, чтобы игра сохраняла интерес, она должна иметь надлежащую мотивировку. Миссис Уайт выбрала ПБВНДН, руководствуясь принципом экономии: эта игра доставляет наибольшие внешнее и внутреннее преимущества по поводу конфликтов ее Ребенка, связанных с физической пассивностью. Она может с одинаковым рвением разыгрывать хитрого Ребенка, над которым невозможно доминировать, или мудрого Родителя, который пытается доминировать над Ребенком какого-нибудь другого человека, но терпит неудачу. Поскольку основное правило ПБВНДН гласит, что никакой совет никогда не принимается, Родитель никогда не имеет успеха. Девиз игры: «Не поддавайся панике, ведь Родитель никогда не добивается своего».

Резюмируем: хотя каждый ход сам по себе представляется миссис Уайт в некотором смысле занимательным и доставляет ей некоторое удовольствие благодаря отклонению совета, действительным вознаграждением является молчание или замаскированное молчание, наступающее, когда все другие истощили свои мозги и устали придумывать решения. Это означает для миссис Уайт и для остальных, что она выиграла, доказав, что несостоятельны они, а не она. Если молчание не маскируется, оно может продлиться несколько минут. В приведенном примере миссис Грин умаляет триумф миссис Уайт, потому что стремится начать свою собственную игру; именно это удерживало ее от участия в игре миссис Уайт. Позже в том же разговоре миссис Уайт выказала свою обиду на миссис Грин, сократившую ее наслаждение победой.

Другая любопытная черта ПБВНДН состоит в том, что внешняя и внутренняя игры разыгрываются в точности одинаково, но с переменой ролей. Во внешней форме, которая и наблюдается клинически, Ребенок миссис Уайт появляется, чтобы играть роль просящего помощи неприспособленного, в ситуации со многими участниками. Во внутренней, более интимной форме с двумя участниками, разыгрываемой дома с мужем, появляется в качестве мудрого, дельного советчика ее Родитель. Обычно, впрочем, такая обращенная игра носит вторичный характер: во время ухаживания она разыгрывает перед женихом роль беспомощного Ребенка, и лишь по окончании медового месяца начинает проступать наружу ее властный и деловитый Родитель. С приближением свадьбы у нее иногда случаются промахи, но жених обычно их не замечает, стремясь к согласию со своей тщательно выбранной невестой. Если же он их заметит, то обручение может быть под каким-нибудь благовидным предлогом расторгнуто, и невеста, огорченная, но не умудренная опытом, вновь примется искать себе подходящего партнера.

Антитезис. Очевидно, те, кто отвечает на первый ход миссис Уайт, излагающей свою «проблему», разыгрывают некоторый вид игры «Я только стараюсь вам помочь» (ЯТСВП). В действительности ПБВНДН – игра, обратная по отношению к ЯТСВП. В ЯТСВП один врач и много клиентов; в ПБВНДН – один клиент и много «врачей». Клинический антитезис к ПБВНДН сводится, таким образом, к тому, чтобы не играть в ЯТСВП. Если начинают с вопроса: «Что бы вы сделали, если бы...», то рекомендуемый ответ таков: «Это сложная задача. А вы что собираетесь делать?» Если начинают с заявления: «X не справляется со своим делом», ответ должен звучать: «Как это плохо». Оба ответа достаточно вежливы, чтобы вызвать у миссис Уайт ощущение проигрыша или, по крайней мере, заставить ее начать перекрестное взаимодействие, так что ее фрустрация становится очевидной и может быть исследована. В терапевтической группе следует рекомендовать чувствительным пациентам воздерживаться от игры в ЯТСВП, если их к этому приглашают. Тогда не только миссис Уайт, но и другие члены группы смогут извлечь пользу из анти-ПБВНДН, которая является лишь другой формой анти-ЯТСВП.

В общественных условиях нет причины отказываться от участия в игре, если только она дружелюбна и безобидна. Если это попытка эксплуатировать профессиональные знания, то может потребоваться применение антитезисного хода; но в таких ситуациях он может вызвать обиду, выставив напоказ Ребенка миссис Уайт. Лучшая политика в таких обстоятельствах – уклониться от первого хода и попытаться затеять стимулирующую игру – в первую степень «Изнасилования».

Родственные игры. «А почему бы вам не... Да, но...» следует отличать от дополнительной к ней игры «А почему же вы... Но ведь...» (ПЖВНВ), в которой побеждает Родитель, а защищающийся Ребенок в конечном счете в замешательстве отступает; хотя и в этом случае буквальный текст может выглядеть как деловой, рациональный разговор Взрослых. ПЖВНВ тесно связана с игрой «К тому же».

Игра, противоположная ПБВНДН, вначале напоминает «Деревенскую бабушку». В этой игре миссис Уайт соблазняет врача давать ей советы, но не отвергает их, а немедленно принимает. Лишь после того как он глубоко втягивается в игру, он замечает, что миссис Уайт обратила игру против него. То, что казалось «Деревенской бабушкой», оканчивается интеллектуальной формой игры в «Изнасилование». Классическим вариантом игры является переключение с позитивного перенесения на негативное в ходе ортодоксального психоанализа.

ПБВНДН может разыгрываться также в жесткой форме второй степени, под названием «Помоги же мне». Пациентка, например, отказывается от домашней работы, и игра ПБВНДН повторяется каждый вечер, когда муж возвращается со службы. Что бы он ни говорил, она угрюмо отказывается изменить свое поведение. В некоторых случаях эта угрюмость оказывается злокачественной и требует тщательного психиатрического исследования. Однако не следует упускать из виду также игровой аспект ситуации, так как из него возникает вопрос, почему этот муж выбрал себе именно такую супругу, и каким образом он содействует поддержанию игры.

Анализ.

Тезис: Попробуйте предложить решение, в котором я не нашла бы ошибки.

Цель: Самоутешение.

Роли: Беспомощная личность, советчики.

Динамика: Конфликт, связанный с капитуляцией (оральный).

Примеры: (1). Да, но я не могу сейчас готовить уроки, потому что... (2). Беспомощная жена.

Общественный образец: Взрослый – Взрослый.

Взрослый: «Что делать, если...»

Взрослый: «А почему бы вам не...»

Взрослый: «Да, но...»

Психологический образец: Родитель – Ребенок.

Родитель: «Я могу вынудить у тебя благодарность за мою помощь».

Ребенок: «А ну попробуй».

Ходы: (1). Задача – решение. (2). Возражение – решение. (3). Возражение – замешательство.

Преимущества: (1). Внутреннее психологическое – самоутешение. (2). Внешнее психологическое – не сдаться. (3). Внутреннее общественное – ПБВНДН, Родительская роль. (4). Внешнее общественное – ПБВНДН, роль Ребенка. (5). Биологическое – разумное обсуждение. (6). Экзистенциальное – все хотят меня подавить.

Библиография

1. Von Chamisso A. Peter Schlemihls w under same Geschichte. (Фон Шамиссо А. Удивительная история Петера Шлемиля).

2. Dc Kock P. (Де Кок П.). Одно из самых популярных сочинений этого либреттиста и романиста девятнадцатого века – «Добряк», о человеке, слишком легко уступавшем.

 


Страница 27 из 48 Все страницы

< Предыдущая Следующая >
 

Комментарии 

# ирина   26.02.2015 15:09
не всё я поняла конечно.но по моему не правильно ставить вопрос-почему нам.....на него мы не найдём ответа.следует спросить-зачкм мне так не везёт или что то другое.и каждый раз будут появляться новые ответы.
# Петр   12.06.2015 23:30
Спасибо за полный, без купюр перевод. Засел за чтение...)
# Вячеслав   03.05.2016 17:28
Действительно, полный перевод значительно отличается от той книги которую я читал 20 лет назад. Огромное СПАСИБО авторам!!!
# Денис   09.03.2017 21:00
Спасибо за работу, но всё-таки «дополняющее взаимодействие» лучше подходит по смыслу, чем «дополнительное ...»
наверх^