На главную / Философия и психология / Эрик Берн. Игры, в которые играют люди

Эрик Берн. Игры, в которые играют люди

| Печать |


Глава 4

 

Развлечения

Развлечения встречаются в общественных и временных матрицах различной степени сложности; в зависимости от этого меняется и их сложность. Однако, если использовать взаимодействие как единицу общения, то можно выделить из соответствующих ситуаций понятие простого развлечения. Его можно определить как ряд полуритуальных простых дополнительных действий, группирующихся вокруг единого материала и имеющих главной целью структурирование некоторого интервала времени. Начало и конец такого интервала, как правило, отмечаются процедурами или ритуалами. Действия программируются адаптивно, таким образом, чтобы каждый участник получил в течение интервала максимальную выгоду или преимущество. Чем лучше он адаптируется, тем больше он получит.

Как правило, развлечения разыгрываются на приемах («общественные собрания») или в период ожидания, предшествующий «началу» формального собрания группы; такие периоды ожидания начала собрания имеют ту же структуру и динамику, что и «приемы». Развлечения могут принять вид так называемой «болтовни», но могут стать и более серьезными, например, превратиться в дискуссию. Большой прием (коктейль-парти) часто выполняет роль некой галереи для развлечений. В одном углу комнаты несколько человек играют в «ПТА» (Ассоциация родителей и учителей), другой угол становится форумом «Психиатрии», в третьем исполняется «Были ли вы...» или «Что с ним сталось?», в четвертом обосновалась «Дженерал Моторс», а буфет резервирован для женщин, желающих играть в «Кухню» или «Гардероб». Все это происходит почти одинаково на каждом из дюжины аналогичных приемов, одновременно устраиваемых в одной местности, меняются лишь имена и названия. На другой дюжине приемов, в ином социальном слое, в ходу другой ассортимент развлечений.

Развлечения можно классифицировать по-разному. Они зависят от внешних детерминантов (пол, возраст, брачное состояние, культура, раса, экономическое положение). «Дженерал Моторс» (сравнение автомобилей) и «Кто выиграл?» (спорт) – это «мужской разговор»; «Покупки», «Кухня», «Гардероб» – «женский разговор» (или, как говорят в Полинезии, «Мэри-разговор»). «Кто с кем» (обнимается) – развлечение подростков, в то время как для среднего возраста характерно появление «Бюджета». Другие разновидности того же класса, представляющие вариации «Легкого разговора»: «Как это делается?» – наполнитель для коротких воздушных рейсов; «Что почем?» – излюбленная тема баров для нижней прослойки среднего класса; «Были ли вы» (воспоминание о месте, вызывающем ностальгию) – игра среднего класса, например, пожилых торговцев; «Знакомы ли вы» (с таким-то) – для одиноких; «Что с ним сталось» (со стариной Джо) – развлечение, часто разыгрываемое счастливчиками и неудачниками в экономических делах; «А наутро» (ну и похмелье) и «Мартини» (я знаю, как лучше) – типичные развлечения честолюбивых молодых людей известного типа.

Структурная классификация на языке взаимодействий имеет более личный характер. Так, «ПТА» может разыгрываться на трех уровнях. На уровне Ребенок – Ребенок она принимает вид «Как обращаться с упрямыми родителями»; форма Взрослый – Взрослый или «ПТА» в собственном смысле характерна для начитанных молодых матерей; наконец, у пожилых людей «ПТА» принимает догматическую форму Родитель – Родитель, известную под именем «Малолетние преступники». Некоторые супружеские пары разыгрывают «Скажи им, милый», где жена занимает позицию Родителя, а муж ведет себя как не по летам развитый Ребенок. Точно так же «Вот как я умею»: развлечение вида Ребенок – Взрослый, подходящее для людей любого возраста, иногда с застенчивым видоизменением – «Ничего особенного».

Еще более четка психологическая классификация развлечений. Например, «ПТА» и «Психиатрия» могут разыгрываться либо в проективной, либо в интроективной форме. Анализ проективного типа «ПТА» представлен на рис. 6,а. Этот тип построен по следующему образцу (Родитель – Родитель):

А: «Не было бы всей этой преступности, если бы не разбитые семьи».

Б: «Дело не только в этом. Теперь даже в хороших семьях детей не учат вести себя, как надо».

«ПТА» интроективного типа следует такому образцу (Взрослый − Взрослый):

В: «Мне как раз не хватает тех качеств, которые нужны матери».

Г: «Как бы вы ни старались, они всегда растут не так, как нам хочется, и вам невдомек, правильно ли вы это делали и какие допустили ошибки».

Вот «Психиатрия» проективного типа, форма Взрослый − Взрослый:

Д: «Думаю, он так поступает под влиянием какой-то бессознательной оральной фрустрации».

Е: «У вас, кажется, очень хорошо сублимирована агрессивность».

На рис. 6,б изображена «Психиатрия» интроективного типа – еще одно развлечение вида Взрослый − Взрослый:

Ж: «Все эти занятия живописью для меня просто мазня».

3: «Что до меня, то я это делаю в угоду отцу».

Развлечения служат не только для структурирования времени. Они не только доставляют участникам взаимно приемлемые поглаживания, они несут также функцию общественного отбора. В ходе развлечения Ребенок в каждом участнике внимательно оценивает возможности других игроков. К концу партии каждый выбирает тех, с которыми он хотел бы встречаться и дальше, тогда как другие оказываются отвергнутыми, как бы ловко и забавно ни проявили они себя в развлечении. Те, кого он выбрал, – это наиболее подходящие, как ему кажется, кандидаты для более сложных отношений, то есть для игр. Система сортировки, как бы она ни рационализировалась, в действительности по преимуществу бессознательна и интуитивна.

В отдельных случаях Взрослый в процессе отбора берет верх над Ребенком. Это особенно ярко видно в случае страхового агента, усердно учащегося разыгрывать светские развлечения. Во время развлечений его Взрослый подстерегает возможных будущих клиентов и выбирает их из числа игроков в качестве тех, кого он хотел бы видеть дальше. Их навыки в игре или симпатичность совершенно безразличны для его процесса отбора, основанного, как и в большинстве таких случаев, на сторонних факторах – в данном случае на финансовой готовности.

Весьма специфическим аспектом развлечений является их несовместимость. Например, «Мужской разговор» и «Женский разговор» не смешиваются. Люди, всерьез играющие в «Были ли вы» (там), раздражаются при вторжении индивида, желающего играть в «Что почем» (про авокадо) или «А наутро». Люди, играющие в проективную «ПТА», недовольны вторжением интроективной «ПТА», хотя и не так сильно, как в предыдущем случае.

Развлечения составляют основу для выбора знакомых; они могут привести к дружбе. Группа женщин, забегающих друг к другу на утренний кофе, чтобы разыграть «Порочного мужа», вряд ли будет в восторге от новой соседки, желающей играть в «Розовые очки». Раз они жалуются, какие скверные у них мужья, им будет очень уж неприятно слушать, как эта новенькая восхваляет своего чудесного, прямо-таки совершенного мужа; долго они этого не вынесут. Точно так же, если кто-нибудь во время приема хочет перейти из одного угла в другой, то он должен либо присоединиться к развлечению, разыгрываемому в новом месте, либо суметь перевести весь процесс в новое русло. Конечно, хорошая хозяйка сразу же овладевает положением и задает программу: «Мы ведь играли в проективную "ПТА", разве вы не заметили?», или: «Ладно, девушки, вы уже наигрались в "Гардероб". А вот мистер Дж., писатель (политик, врач). Ему наверняка хочется разыграть '"Вот как я умею". Не правда ли, мистер Дж.?»

Другое важное преимущество, получаемое от развлечений, это подтверждение роли и стабилизация позиции. Роль есть нечто вроде того, что Юнг называл «персоной», но только менее зависящее от обстоятельств и глубже укорененное в воображении индивида. Так, в проективной «ПТА» один из игроков может принять на себя роль сурового Родителя, второй – роль добродетельного Родителя, третий – снисходительного Родителя, а четвертый – заботливого Родителя. Все четверо переживают и изображают Родительское состояние эго, но каждый изображает себя по-своему. Любая из этих ролей подтверждается, если она одерживает верх, то есть если она не встречает сопротивления или усиливается от любого вызываемого ею противодействия, или же одобряется некоторыми людьми путем поглаживания.

Подтверждение роли индивида стабилизирует его позицию: такое преимущество, получаемое от развлечения, называется экзистенциальным. Позиция есть простое высказывание, оказывающее влияние на все действия индивида; в перспективе оно определяет его судьбу, а часто и судьбу его потомков. Позиция может быть более или менее абсолютной. Типичные позиции, с которых можно разыгрывать проективную «ПТА», таковы: «Все дети плохие!», «Все другие дети плохие!», «Всем детям плохо!», «Всех детей мучат!». Эти позиции могут привести соответственно к ролям сурового, добродетельного, снисходительного и заботливого Родителя. В действительности позиция сначала проявляется в психической установке, которую она вызывает, и уже с этой установкой индивид предпринимает действия, составляющие его роль.

Позиции принимаются и фиксируются поразительно рано, со второго или даже первого до седьмого года жизни, во всяком случае задолго до того, как индивид становится достаточно компетентным или опытным для такого рода выбора. Из позиции индивида, таким образом, легко вывести, какое детство у него было. Если никто или ничто не вмешивается, он посвящает остаток своей жизни стабилизации своей позиции и борьбе с ситуациями, угрожающими ей: он либо избегает их, либо отбрасывает некоторые их элементы, либо провокационно манипулирует ими, превращая эти ситуации из угрожающих в подтверждающие. Одна из причин, по которым развлечения так стереотипны, состоит в том, что они служат столь стереотипным целям. Но получаемый в них выигрыш объясняет, почему люди так ревностно их разыгрывают, и почему их так приятно разыгрывать с людьми, занимающими конструктивные или благожелательные позиции.

Развлечения не всегда легко отличить от деятельности; часто они встречаются в сочетаниях. Многие распространенные развлечения, как «Дженерал Моторс», состоят из того, что на языке психологии можно было бы назвать многократным выбором в обмене дополнительными высказываниями.

А: «Мне Форд (Шевроле, Плимут) нравится больше, чем..., потому что...»

Б: «Ну, а я скорее предпочел бы Форд (Шевроле, Плимут), а не..., потому что...»

Ясно, что в таких стереотипах может содержаться и полезная фактическая информация.

Стоит упомянуть еще несколько обычных развлечений. «У меня тоже» часто оказывается вариантом «Ну не ужасно ли?». «Куда они смотрят?» – любимое развлечение домохозяек, не желающих быть эмансипированными. «И тогда мы...» – развлечение типа Ребенок – Ребенок. «Поищем-ка» (чем бы заняться) – разыгрывается «отклоняющимися» юношами или взрослыми хулиганами.

 


Страница 7 из 48 Все страницы

< Предыдущая Следующая >
 

Комментарии 

# ирина   26.02.2015 15:09
не всё я поняла конечно.но по моему не правильно ставить вопрос-почему нам.....на него мы не найдём ответа.следует спросить-зачкм мне так не везёт или что то другое.и каждый раз будут появляться новые ответы.
# Петр   12.06.2015 23:30
Спасибо за полный, без купюр перевод. Засел за чтение...)
# Вячеслав   03.05.2016 17:28
Действительно, полный перевод значительно отличается от той книги которую я читал 20 лет назад. Огромное СПАСИБО авторам!!!
# Денис   09.03.2017 21:00
Спасибо за работу, но всё-таки «дополняющее взаимодействие» лучше подходит по смыслу, чем «дополнительное ...»
наверх^