На главную / Философия и психология / Эрик Берн. Игры, в которые играют люди

Эрик Берн. Игры, в которые играют люди

| Печать |


4. Загнанная женщина

Тезис. Эту игру разыгрывают загнанные домохозяйки. Положение такой женщины требует от нее, чтобы она управлялась с десятью или двенадцатью разными занятиями; или, иначе говоря, чтобы она приятным образом исполняла десять или двенадцать разных ролей. Время от времени в воскресных приложениях к газетам появляются полушуточные перечни этих занятий и ролей: возлюбленная, мать, няня, горничная и т. д. Поскольку эти роли противоречат друг другу и утомительны, совмещение их приводит с годами к состоянию, символически называемому «Коленом домохозяйки» (так как колени используются для укачивания, мытья полов, подъема тяжестей, управления машиной и т. д.); симптомы этой болезни кратко передаются жалобой: «Я устала».

Конечно, если домохозяйка способна установить свой собственный темп жизни и находит достаточное удовлетворение в любви к мужу и детям, она не будет просто чувствовать себя на службе, а будет радоваться своим двадцати пяти годам, и проводит своего младшего ребенка в колледж с острым чувством одиночества. Но если, с одной стороны, ее преследует внутренний Родитель, и она должна отчитываться перед критически настроенным мужем, которого она выбрала с этой целью, с другой же стороны, любовь к семье не доставляет ей достаточного удовлетворения, то она может становиться все более несчастной. Вначале она, быть может, попытается утешиться преимуществами игры «Все из-за тебя» или «Пятно» (в самом деле, в эти игры может удариться любая домохозяйка, когда ей приходится туго); но вскоре этого оказывается недостаточно, чтобы поддержать ее силы. Она ищет другого выхода и находит его в игре «Загнанная женщина».

Тезис этой игры прост. Она берет на себя все, что приходится, и даже ищет себе добавочную работу. Она соглашается с критикой мужа и выполняет все требования своих детей. Если ей приходится развлекать гостей за обедом, она считает своим долгом безупречно функционировать в качестве собеседницы, хозяйки дома и прислуги, декоратора интерьера, инспектора провизии, очаровательницы, воплощенной невинности и дипломата; более того, в это же утро она добровольно вызывается испечь пирог и свести детей к зубному врачу. Уже чувствуя себя измученной, она делает этот день еще более перегруженным. И вот, в середине вечера совершенно естественным образом ее покидают силы. Ничего больше не делается; она подводит мужа, детей и гостей, а затем еще усиливает бедствие, осыпая себя упреками. После двух-трех таких случаев ее брак оказывается под угрозой, дети в растерянности; она теряет в весе, ее волосы растрепаны, лицо вытянулось, туфли исцарапаны. Наконец, она является к психиатру, готовая к госпитализации.

Антитезис. Логически антитезис выглядит просто: миссис Уайт должна исполнять все свои роли последовательно в течение недели, отказываясь играть две или больше одновременно. Если, например, она устраивает коктейль-парти, то должна играть только роль поставщика провизии или только роль няни, но не ту и другую вместе. Если она попросту болеет «коленом домохозяйки», она должна позволить себе некоторое облегчение по этой части.

Но если она действительно разыгрывает игру «Загнанная женщина», ей будет очень трудно соблюдать эти правила. Дело в том, что в таком случае муж ее был тщательно выбран; это человек в других отношениях разумный, а жену он критикует, когда она, по его мнению, уступает в хозяйственных делах его матери. В действительности она вышла замуж за его образ матери, воплощенный в его Родителе и подобный ее собственному образу ее матери или бабушки. Найдя себе подходящего партнера, ее Ребенок может теперь принять роль беспокойства, необходимую для поддержания ее психического равновесия; отказаться от этой роли ей нелегко. Чем больше деловая занятость мужа, тем легче для них обоих подыскать Взрослые основания для сохранения нездоровых сторон их брака.

Когда ситуация становится невыносимой, часто вследствие официального представления школы по поводу их незадачливого отпрыска, зовут на помощь психиатра, чтобы превратить все это в игру с тремя участниками. В одних случаях муж требует, чтобы тот капитально отремонтировал жену, в других – жена ищет в нем союзника против мужа. Дальнейшее развитие событий зависит от опыта и бдительности психиатра. Первая фаза, облегчение депрессии жены, обычно проходит благополучно. Решающей является вторая фаза, в которой она должна, оставив «Загнанную женщину», переключиться на игру в «Психиатрию». Эта фаза обычно вызывает растущее сопротивление обоих супругов, иногда скрываемое, а затем проявляющееся в виде внезапного взрыва, который, впрочем, можно предвидеть. Если удается справиться с этой стадией, можно приступить к действительному применению анализа игр.

Надо сказать, что подлинным виновником является Родитель жены – ее мать или бабушка; муж, в некотором смысле, всего лишь подставная фигура, избранная для исполнения роли этого Родителя. Терапевту приходится бороться не только с этим Родителем и с мужем, далеко втянувшимся в роль, но и с общественным окружением, одобряющим угодливость жены. Через неделю после статьи о множестве ролей, исполняемых хозяйкой, в воскресной газете появляется тест из десяти вопросов «Как у меня получается?» для проверки, хорошая ли она хозяйка (жена, мать, экономка, счетовод и т. п.). Для домохозяйки, играющей в «Загнанную женщину», это все равно что листок с правилами, прилагаемый к детским играм. Такая статья может ускорить развитие «Загнанной женщины», которое, если его не прервать, может окончиться игрой в «Больницу» («Самое главное, я не хочу в больницу»).

Одна из практических трудностей, связанных с такими парами, состоит в том, что муж уклоняется от личного участия в лечении (за исключением игры в «Посмотри, как я стараюсь»), потому что он обычно обеспокоен гораздо сильнее, чем признаёт. Вместо этого он может направлять психиатру косвенные послания посредством вспышек раздражения, которые жена, как он знает, перескажет врачу. И тогда «Загнанная женщина» легко перерастает в игру третьей степени на жизнь или смерть (или развод). При этом едва ли не один психиатр на стороне жизни; помогает ему лишь загнанный Взрослый пациентки, сцепившийся в, быть может, смертельной схватке со всеми тремя аспектами мужа, на стороне которых ее внутренние Родитель и Ребенок. Эта драматическая битва, с шансами на успех два против пяти, – трудное испытание искусства самого опытного и свободного от игр психиатра. Если он спасует, он может избрать легкий путь, возложив свою пациентку на алтарь бракоразводного процесса; это все равно что сказать: «Я сдаюсь – подерись с ним».

 


Страница 22 из 48 Все страницы

< Предыдущая Следующая >
 

Комментарии 

# ирина   26.02.2015 15:09
не всё я поняла конечно.но по моему не правильно ставить вопрос-почему нам.....на него мы не найдём ответа.следует спросить-зачкм мне так не везёт или что то другое.и каждый раз будут появляться новые ответы.
# Петр   12.06.2015 23:30
Спасибо за полный, без купюр перевод. Засел за чтение...)
# Вячеслав   03.05.2016 17:28
Действительно, полный перевод значительно отличается от той книги которую я читал 20 лет назад. Огромное СПАСИБО авторам!!!
# Денис   09.03.2017 21:00
Спасибо за работу, но всё-таки «дополняющее взаимодействие» лучше подходит по смыслу, чем «дополнительное ...»
наверх^