На главную / Философия и психология / Эрик Берн. Игры, в которые играют люди

Эрик Берн. Игры, в которые играют люди

| Печать |


 

2. Типичная игра

Самая обычная игра, разыгрываемая супругами, носит условное название «Все из-за тебя», и на ее примере мы проиллюстрируем общие характерные черты игр.

Миссис Уайт жаловалась, что муж запрещал ей бывать в обществе, вследствие чего она так и не научилась танцевать. Когда ее установка изменилась в результате психиатрического лечения, ее муж стал менее самоуверенным и более снисходительным. Миссис Уайт получила большую свободу деятельности. Она записалась в танцевальный класс, после чего, к своему отчаянию, обнаружила, что смертельно боится танцевальной площадки. Ей пришлось оставить эту затею.

Эта злополучная история, наряду с другими в том же роде, раскрывает некоторые важные стороны ее брака. Из многих поклонников она выбрала себя в мужья доминирующего мужчину. После этого она оказалась в состоянии жаловаться, что могла бы делать всевозможные вещи, «если бы не он». Многие из ее замужних подруг также имеют доминирующих мужей. Встречаясь за утренним кофе, они подолгу разыгрывают «Все из-за него».

Оказалось, однако, что, вопреки ее жалобам, муж оказывал ей весьма реальную услугу, запрещая ей делать то, чего она так сильно боялась, и даже препятствуя ей понять, что она чего-то боится. Вот почему ее Ребенок хитро выбрал именно такого мужа.

Но дело было не только в этом. Его запреты и ее жалобы часто приводили к ссорам, что наносило серьезный ущерб их сексуальной жизни. Затем, под действием чувства вины, он часто приносил подарки, которых иначе могло бы и не быть; когда же он дал ей больше свободы, этот поток подарков, естественно, оскудел. У нее было мало общего с мужем, кроме хозяйства и детей, так что ссоры воспринимались как важные события; вне этого их контакты ограничивались случайными разговорами. Во всяком случае ее супружеская жизнь, с ее точки зрения, подтвердила то, что она всегда утверждала: все мужчины – низкие тираны. Как выяснилось, такая установка была связана со страхом сексуального оскорбления, преследовавшим ее в детстве.

Эту игру можно описать в общих терминах разными способами. Очевидно, она принадлежит к обширной области общественной динамики. Основной факт состоит в том, что, заключив брак, мистер и миссис Уайт имеют возможность общаться друг с другом: такую возможность можно назвать общественным контактом. Используя эту возможность, они делают свою семью общественной группой (в противоположность, например, нью-йоркскому метро, где люди находятся в пространственном контакте, но редко им пользуются и образуют, тем самым, необщественное собрание). Влияния, оказываемые каждым из Уайтов на поведение и реакции другого, составляют социальное действие. Различные дисциплины изучают такие социальные действия с разных точек зрения. Поскольку нас будут интересовать биографии и психодинамика участников, излагаемый здесь подход представляет собой один из аспектов социальной психиатрии. При этом высказываются, явно или неявно, некоторые суждения о том, «здоровыми» или «нездоровыми» являются изучаемые игры. В этом отношении наш подход несколько отличается от более нейтрального, менее оценивающего подхода социологии и социальной психологии. Психиатрия оставляет за собой право сказать: «Минуточку внимания!», в чем другие дисциплины себе отказывают. Анализ взаимодействий является ветвью социальной психиатрии, а анализ игр – специальным аспектом анализа взаимодействий.

Практический анализ игр имеет дело со специальными случаями, возникающими в специфических ситуациях. Теоретический анализ игр пытается выделить и обобщить характерные черты различных игр, дабы иметь возможность распознавать их независимо от их частного словесного выражения и культурной матрицы. Например, теоретический анализ игры «Все из-за тебя» супружеского типа должен установить характерные особенности этой игры, с помощью которых можно будет распознать ее одинаково легко, независимо от того, ведется ли она в глухой деревне в джунглях Новой Гвинеи или в манхэттенском небоскребе, связана ли она со свадебным торжеством или с финансовой проблемой приобретения удочки для внука, ведется ли она грубо или утонченно, что зависит от допустимой степени откровенности между мужем и женой. Распространенность игры в данном обществе должна изучаться социологией и антропологией. Предметом анализа игр как части социальной психиатрии является лишь описание игры, коль скоро она встретилась, вне зависимости от того, как часто она встречается. Это различие несколько напоминает разделение труда между общественным здравоохранением и лечебной медициной: первое интересуется распространенностью малярии, вторая – конкретными случаями малярии в том виде, как они появились, в джунглях или на верхушке манхэттенского небоскреба.

Излагаемая ниже схема к настоящему времени зарекомендовала себя как наиболее пригодная для теоретического анализа игр. Без сомнения, она будет улучшаться по мере накопления знаний. Прежде всего, требуется распознать, что определенная последовательность маневров удовлетворяет критериям игры. Затем собирается как можно больше образцов игры. Выделяются существенные черты этих образцов. Некоторые аспекты при этом оказываются важными; затем они классифицируются под названиями, настолько осмысленными и содержательными, насколько это возможно при нынешнем состоянии знаний. Анализ предпринимается с точки зрения того, кто является субъектом игры. В данном случае это миссис Уайт.

Тезис. Это – общее описание игры, включающее внешнюю последовательность событий (общественный уровень) и информацию об их психологической основе, эволюции и значении (психологический уровень). В случае игры «Все из-за тебя», супружеского типа, достаточно описания, приведенного выше. Для краткости обозначим эту игру ВИТ.

Антитезис. Предположение, что некоторая последовательность составляет игру, остается гадательным, пока оно не подтверждается экзистенциально. Такое подтверждение осуществляется путем отказа играть или невыплаты вознаграждения. Тогда субъект игры предпринимает более энергичные усилия для ее продолжения. Столкнувшись с непреклонным отказом играть или с успешной невыплатой, он погружается в состояние, называемое «отчаянием», в некоторых отношениях напоминающее депрессию, но в ряде существенных черт от нее отличное. Это состояние острее и содержит элементы фрустрации и замешательства, что может проявиться, например, в виде растерянного плача. В успешной терапевтической ситуации оно может вскоре смениться смехом, свидетельствующим о констатации Взрослого: «Вот я и снова на ногах!» Таким образом, отчаяние – забота Взрослого, тогда как депрессия – это Ребенок, держащий в руках власть. Противоположность депрессии – оптимизм, энтузиазм и живой интерес к окружающему; отчаянию же противоположен смех. Отсюда – удовольствие от терапевтического анализа игр. Антитезисом ВИТ является снисходительность. Игра может продолжаться до тех пор, пока муж запрещает. Если же он вместо «Не смей!» говорит «Валяй!», то лежащая в основе игры фобия оказывается разоблаченной, и жена больше не может сваливать на него свои трудности, как это и случилось с миссис Уайт.

Для ясного понимания игры следует знать антитезис и продемонстрировать на практике его эффективность.

Цель. Имеется в виду просто общее назначение игры. Иногда встречаются альтернативы. Целью ВИТ может быть либо утешение («Дело не в том, что я боюсь, а в том, что он мне не позволяет»), либо оправдание («Дело не в том, что я не стараюсь, а в том, что он мне мешает»). Функция утешения легче выясняется и лучше отвечает потребности жены в безопасности, поэтому проще всего считать, что целью ВИТ является самоутешение.

Роли. Как уже было указано, состояния эго – не роли, а реальные явления. Поэтому различие между состояниями эго и ролями должно быть установлено формальным описанием. В зависимости от числа ролей различаются игры с двумя, тремя и многими игроками. Иногда состояние эго данного игрока соответствует его роли, иногда нет.

ВИТ – игра с двумя игроками, предполагающая притесняемую жену и доминирующего мужа. Жена может играть свою роль либо в качестве рассудительного Взрослого, либо капризного Ребенка. Доминирующий муж может сохранять Взрослое состояние эго («Тебе будет лучше, если будешь делать, как я говорю!»), или соскользнуть к Родительскому («Делай, как я говорю!»).

Динамика. Устанавливая движущие психодинамические силы, стоящие за каждым случаем игры, мы сталкиваемся с альтернативами. Обычно удается, однако, найти единственное психодинамическое понятие, позволяющее метко и содержательно обозначить ситуацию. Например, ВИТ лучше всего описывается как игра, вытекающая из фобии.

Примеры. Так как поучительно исследовать источники игры в детстве или ее детские прототипы, такие родственные игры отыскиваются с помощью формального описания. Оказывается, что в ВИТ так же часто, как взрослые, играют маленькие дети. Детский вариант игры аналогичен взрослому, с подстановкой настоящего родителя вместо притесняющего мужа

Схема взаимодействий. Ниже описывается анализ взаимодействий в типичной ситуации, причем указывается как общественный, так и психологический уровень скрытого взаимодействия. На общественном уровне ВИТ в своей самой драматической форме представляет собой игру Родитель – Ребенок:

Мистер Уайт: «Ты останешься дома и займешься хозяйством». Миссис Уайт: «Если бы не ты, я бы ушла и получила удовольствие».

На психологическом уровне (скрытый брачный договор) это отношение Ребенок – Ребенок:

Мистер Уайт: «Ты всегда должна быть здесь, когда я прихожу. Я боюсь одиночества».

Миссис Уайт: «Я буду здесь, если ты поможешь мне избежать ситуаций, вызывающих фобию».

Оба уровня изображены на рис. 7.

Ходы. Ходы игры приблизительно соответствуют поглаживаниям в ритуале. Как и в любой другой игре, игроки постепенно совершенствуются, по мере приобретения опыта. Излишние ходы исключаются, каждый ход становится все более целесообразным. «Прекрасная дружба» часто основывается на том, что игроки дополняют друг друга с большой экономией средств и удовлетворением, извлекая с минимальными усилиями максимальную выручку из игр, которые они разыгрывают друг с другом. Некоторые промежуточные, предупредительные или уступительные ходы могут опускаться, что придает отношениям высокую степень элегантности. Усилия, сэкономленные на оборонительных маневрах, могут быть посвящены украшениям – к удовольствию обеих сторон, а иногда и зрителей. Исследователь наблюдает в этом случае минимальное число ходов, необходимое для игры, и эти ходы могут быть записаны в протоколе. Отдельные игроки могут украшать или умножать эти основные ходы в соответствии со своими потребностями, талантами и вкусами. Структура игры в ВИТ такова:

(1)            Приказание – Покорность («Останься дома» – «Хорошо»).

(2)            Приказание – Протест («Останься опять дома» – «Все из-за тебя»).

Преимущества. Общие преимущества игры состоят в ее стабилизирующих (гомеостатических) функциях. Биологический гомеостаз поддерживается поглаживанием, а психологическая устойчивость укрепляется подтверждением позиции. Как уже было отмечено, поглаживание может принимать разные формы, так что биологическое преимущество, получаемое от игры, можно выразить в тактильных (осязательных) терминах. Так, роль мужа в ВИТ является реминисценцией шлепка тыльной стороной ладони (что действует совсем не так, как шлепок ладонью – прямое унижение), а ответная реакция жены несколько напоминает капризный пинок в ногу. Таким образом, биологический выигрыш от ВИТ получается из обмена «наскок – обида»: мучительный, но, по-видимому, эффективный способ поддержания здоровья нервных тканей.

Подтверждение позиции жены «Все мужчины тираны» – это экзистенциальное преимущество. Эта позиция – не что иное, как реакция на потребность сдаться, внутренне присущую фобиям; тем самым демонстрируется связная структура, лежащая в основе любой игры. Более подробное изложение позиции выглядело бы следующим образом: «Когда я выхожу одна в толпу, меня может одолеть соблазн отдаться, дома же не я отдаюсь, а он меня заставляет, и это доказывает, что все мужчины – тираны». Понятно, что такая игра обычно разыгрывается женщинами, страдающими от ощущения нереальности, которое означает, что им трудно сохранить под контролем Взрослого ситуации сильного соблазна. Детальное разъяснение этих механизмов относится не к анализу игр, а к психоанализу. В анализе игр интересуются, главным образом, окончательным результатом.

Внутреннее психологическое преимущество игры состоит в ее прямом воздействии на психическую экономию (либидо). В случае ВИТ общественно приемлемое подчинение власти мужа удерживает женщину от переживания невротических страхов. В то же время игра удовлетворяет мазохистские потребности, если они есть – мазохизм понимается здесь не в смысле самоотречения, а в классическом смысле сексуального возбуждения в ситуациях притеснения, унижения и боли. Это значит, что женщина возбуждается от подчинения и лишений.

Внешнее психологическое преимущество состоит в избежании внушающей страх ситуации с помощью игры. Это особенно ясно в случае ВИТ, где имеется очевидная мотивировка: подчиняясь запретам мужа, жена избегает публичных ситуаций, которых она боится.

Внутреннее общественное преимущество характеризуется названием игры, подходящим к той форме, в которой она разыгрывается в близком окружении индивида. Покорностью жена приобретает право говорить «Все из-за тебя». Это помогает структурировать время, которое ей приходится проводить с мужем. В случае миссис Уайт такая потребность была особенно сильна ввиду отсутствия других общих интересов, в особенности до появления потомства и после того, как дети выросли. Между этими периодами игра разыгрывалась менее интенсивно и не столь часто, так как дети выполняли свою обычную функцию структурирования времени своих родителей, а также доставляли еще более распространенную версию ВИТ – вариант занятой домохозяйки. То обстоятельство, что молодые матери в Америке часто действительно очень заняты, не влияет на анализ этого варианта. Анализ игр пытается лишь беспристрастно ответить на следующий вопрос: предположим, что молодая женщина занята; каким образом она эксплуатирует эту занятость, чтобы получить за нее некоторую компенсацию?

Внешнее общественное преимущество характеризуется способом использования ситуации во внешних общественных контактах. В случае игры «Все из-за тебя» (слова, которые жена говорит мужу) имеется трансформация в развлечение «Все из-за него» (разыгрываемое с подругами за утренним кофе). В этом случае опять-таки сказывается влияние игры на выбор общественных партнеров. Новую соседку, приглашенную на утренний кофе, побуждают играть во «Все из-за него». Если она играет, все чудесно, и при прочих равных условиях она вскоре станет задушевной подругой всей прежней компании. Если же она упорно отказывается играть и держится более милосердного взгляда на своего мужа, ей долго не удержаться. Она окажется в том же положении, как если бы упорно отказывалась пить на приемах: в большинстве общественных кругов она постепенно исчезла бы из списка гостей.

Этим завершается анализ формальных особенностей игры ВИТ. Для дальнейшего уяснения процедуры читателю следует обратиться к анализу игры «А почему бы вам не... Да, но...», чаще всего разыгрываемой на общественных собраниях, в заседаниях комитетов и психотерапевтических группах во всем мире.

 


Страница 9 из 48 Все страницы

< Предыдущая Следующая >
 

Комментарии 

# ирина   26.02.2015 15:09
не всё я поняла конечно.но по моему не правильно ставить вопрос-почему нам.....на него мы не найдём ответа.следует спросить-зачкм мне так не везёт или что то другое.и каждый раз будут появляться новые ответы.
# Петр   12.06.2015 23:30
Спасибо за полный, без купюр перевод. Засел за чтение...)
# Вячеслав   03.05.2016 17:28
Действительно, полный перевод значительно отличается от той книги которую я читал 20 лет назад. Огромное СПАСИБО авторам!!!
# Денис   09.03.2017 21:00
Спасибо за работу, но всё-таки «дополняющее взаимодействие» лучше подходит по смыслу, чем «дополнительное ...»
наверх^